Все публикацииПолитика

Новая Албания

Со времени встречи президентов Владимира Путина и Виктора Януковича прошло уже несколько дней – но стороны не предоставили никакой информации о том, что стало результатом переговоров руководителей двух соседних государств – и был ли вообще хоть какой-то результат.

Фото: www.president.gov.ua

С российской стороны – общие слова президентского пресс-секретаря. С украинской – молчание, прерванное разве что сообщением пресс-службы Кабинета министров о телефонном разговоре глав правительств, обсудивших то, о чем не сообщали общественности: договоренности между президентами. Впрочем, общение премьеров может свидетельствовать и о другом. Кремль, еще несколько месяцев назад попросту проигнорировавший Виктора Януковича и отменивший его встречу с Владимиром Путиным в самый последний момент, решил на этот раз дать украинскому коллеге шанс и позволить ему приехать и выслушать российские условия. Но поскольку встречи не получилось, решили вернуться к привычной тактике игнорирования и общаться не с Януковичем, а с Азаровым. Через это уже проходил и сам Янукович, и его белорусский коллега Александр Лукашенко – когда в Москве на него особо сильно серчали, общались не с ним, а с тогдашним премьером Сергеем Сидорским. Лукашенко, конечно, Сидорского снял, но осадок остался.

Молчание Киева и Москвы – не военная хитрость, а отсутствие какого-либо предмета для договоренностей. Сторонам настолько нечего сказать, что они даже не могут изобразить согласия. Собственно, России ничего изображать и не нужно. Для нее согласие состоит исключительно в жестком отказе Украины от европейской интеграции, передаче в собственность трубы, вступлении в Таможенный союз и прочих прелестях.

С одной стороны, мы избавились от монополии российского газового монополиста, с другой – мы не станем судиться с «Газпромом», так как не хотим ставить под сомнение наши дружественные отношения. С одной стороны – европейцы помогут нам в ремонте и совершенствовании нашей газотранспортной системы, с другой – мы готовы обсуждать будущее нашей ГТС с Россией, и уверены, что без нее «Газпрому» не удастся выполнить свои обязательства перед европейцами.— Виталий Портников

В этом смысле можно сказать, что Путина нам – и другим бывшим советским республикам – послал сам Господь. Постсоветские общества столь слабы, государственнические инстинкты в них столь условны, что если бы метрополией руководил не догматик советского покроя, загнавший внешнюю политику в прокрустово ложе собственных пропагандистских представлений о мире и бизнес-интересов своего окружения, то весь бывший Союз давно вращался бы вокруг Москвы. Россия сама подталкивала Украину поближе к Европе – ведь конец коррупции и создание равных возможностей для бизнеса означал бы, что российский бизнес получил бы великолепные возможности для скупки украинской экономики. Россия не признавала бы независимости грузинских автономий – а сама была бы главным миротворцем на Кавказе – и сейчас, когда Михаил Саакашвили и его сторонники потерпели в Грузии сокрушительное поражение, новая Грузия, страна «мечтателей», сама рванулась бы в объятия Москвы, рассчитывая что добьется при ее помощи территориальной интеграции. Россия не спонсировала бы диктатуру в Беларуси, а способствовала бы демократии в этой стране – и новый белорусский президент был бы куда более близок к Москве, чем нынешний. 

Словом, если бы Россия не действовала бы как бульдозер, то у нее были бы шансы – а так даже Таможенный союз остается для Кремля фикцией, потому что и Александр Лукашенко, и Нурсултан Назарбаев категорически выступают против его политического развития, а Назарбаев даже пригрозил покинуть ТС, если об этом пойдет разговор. Трубу Янукович тоже в собственность Путину не отдаст. Так что остается? Хмельницкая АЭС и юбилей Шевченко?

Фото: EPA/UPG

Янукович, впрочем, тоже не ягненок на заклании. Ему все время кажется, что он сможет обмануть Россию – то трубу в аренду предложит, то наблюдателем в ТС – и ничего от этого не меняется, какая жалость, потому что Россия не хочет обманываться. Заметим, после каждой встречи мы ждем снижения цен на газ – а оно все не происходит и не происходит, уж три года прошло, большая, между прочим, часть правления лучшего друга россиян – а газ и ныне там. И никакие обещания Юрия Бойко о том, что все сдвигается с места и компромисс уже на пороге, меня не убеждают. Бойко так уже три года говорит, каждый месяц – и ничего не находится, разве что штраф появился. Кстати, разве не любопытно: президенты о Хмельницкой АЭС поговорили, а об огромном штрафе – ни звука. Может быть, Януковичу это и впрямь не интересно?

Главное, впрочем, не в этом, а в том, что власти постоянно удается этими бессмысленными поездками и телефонными разговорами дурачить легковерных сограждан, среди которых оказываются и некоторые уважаемые политики, эксперты и журналисты, уверяющие нас, что если мы не сделаем исторический выбор и не подпишем соглашение об ассоциации с ЕС, то тут же попадем в объятия к России. Честно говоря, такая постановка вопроса – своеобразный тест на непонимание реалий современного мира. Мы не подпишем никакого соглашения с ЕС при Януковиче – думаю, это и так ясно. Но в Таможенный союз Виктор Федорович тоже не собирается, ему туда не нужно. Ему вообще никуда не нужно. В Таможенный союз, кстати, попасть куда труднее, чем в ЕС: Украине необходимо будет годами пересматривать соглашения со странами ВТО, платить огромные штрафы. Даже если предположить, что завтра мы подпишем какой-нибудь меморандум о вступлении в ТС, это будет только означать начало процесса, который не закончится никогда. Но, думаю не подпишем. Зачем?

Изоляционизм – не новое явление в истории. Украине ее четвертый президент уготовил судьбу современной Албании. Албания, как известно, в 60-е годы поссорилась с Советским Союзом, вышла из Организации Варшавского Договора и СЭВ, потом поругалась с Китаем и Югославией. Но и к Западу не пришла, сохраняя свирепую социалистическую диктатуру, удобную ее тогдашнему Януковичу – Энверу Ходже. И ничего – три десятилетия существовала в Европе страна, отрезавшая себя от всех блоков, от экономики современного ей мира в любых формах – капиталистических, советских, югославских.

Украина уже начинает понемногу превращаться в такую Албанию.