Все публикацииПолитика

Наталья Королевская: «Без мамы… Нету мамы»

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua
Наталья Королевская: «Без мамы… Нету мамы»
Фото: Макс Левин

Сравнение Натальи Королевской с Юлией Тимошенко – банальный избитый стереотип. «Затасканный» настолько, что проводить подобные параллели уже даже просто неприлично. Тем не менее, они очевидны.

Встав на политическую стезю Королевская, с фанатичным упорством, ровно как когда-то Тимошенко, прокладывает себе путь вперед. Она чрезвычайно активна, разъезжает по регионам, встречается с людьми, робко «самопрезентуется» для западной публики, часто отмечается в эфирах. С целью совершенствования навыков публичного диалога, даже брала уроки ораторского мастерства (в чем призналась Lb.ua).

Отличие от «ранней Тимошенко» одно, но весьма существенное. Если Юлия Владимировна с младых ногтей знала – «будет руководить государством» (о чем не единожды говорила в интервью), то у Натальи Юрьевны четкого ответа на: «зачем вам это надо?» нет. Пока нет.

Подобная формулировка вообще ее удивляет. Как, мол? Это же правильно, это же нужно, «все для фронта, все для победы»….«Я привыкла работать по 12 часов в сутки. Уж если за что-то берусь, то делаю серьезно…»

Но внятного ответа так и не следует.

Частично, сам того не ведая, его дал один из молодых депутатов – ровесников Королевской. «Когда к 35-и годам у человека есть все: состояние, дома, машины, яхты… Бизнес сделан. Цели достигнуты. Чем еще заниматься? Разве политикой…. Надо же взрослым мальчикам играть в какие-то свои игры», - сказал он как-то в приватной беседе с Lb.ua. Эти его слова – меткая характеристика большинства сегодняшних «35-летних плюс» в отечественном политикуме.

Фото: Макс Левин

Юлию Тимошенко Наталья Королевская называет «учителем в политике», говорит о ней с величайшим пиететом. Но, уже в середине беседы, немного расслабившись, горько констатирует: «чувствуешь себя как-то…каким-то осиротевшим». И, голосом опечаленного ребенка, добавляет: «мамы нету».

«Юлия Владимировна всегда была предельно честна со мной. Сколько ей не «нашептывали», не «докладывали». Бывало, захожу к ней в кабинет, а она смеется: вон, там, в углу стопка бумаг – это все «на тебя» понаписывали, да позаносили. Ты забери, хоть. Она всегда задавала прямые вопросы и получала прямые ответы. Я этим очень дорожила и дорожу», - характеризует свои отношения с ЮВТ.

Отправляясь на это интервью, Lb.ua намеревался раскрыть «настоящую Королевскую»: без маски, позы и позерства. Коих, к сожалению, в ее образе пока немало.

Насколько получилось – судить вам. И хотя, в процессе вычитки, текст двухчасовой беседы не избежал некоторых пафосных вставок, сама беседа вышла весьма откровенной. Обстановка – тишина вечернего офиса и антураж - суббота, джинсы, отсутствие макияжа, каблуков и необходимости «позировать», сделали свое дело. На стуле напротив – миловидная молодая женщина, голосом ровным и спокойным говорит вещи весьма внятные и логичные. Без лишних экивоков, рассказывает о нынешней ситуации в БЮТ, о недопонимании с руководством, о диалоге с Корнийчуком, собственных перспективах… Всё то, о чём не спросишь в «гламурно-воинствующем» формате, но что необходимо знать для истинного понимания происходящего.

Удастся ли Королевской реализовать «планов громадье»? Посмотрим. Собственно, это и будет экзаменом на уместность сравнения с ЮВТ.

«Теперь власть рассчитывает переиграть нас на закулисных интригах и сговорах в округах»

Начнем с нашумевшего закона о выборах. Объясните логику оппозиции: сперва критиковать документ, потом – внезапно поддержать. Вы, кстати, тоже «за» голосовали. Что БЮТ получил взамен?

Безупречно выписанный, сбалансированный закон – не гарантия, к сожалению, того, что выборы у нас пройдут честно и открыто. В Украине много принято хороших законов, которые попросту не работают – их блокируют или ими манипулирует власть.

Накануне принятия закона, я находилась в командировке – в Хмельницком и Ровно, и в заседаниях фракции участия не принимала; рассказать о том, как велась дискуссия непосредственно накануне голосования, не могу.

Официальная версия, почему фракция все же приняла такое решение по закону? Выбор у нас был простой.

Или мы не участвуем в голосовании и тогда получаем закон, который позволит власти попросту «переназначить» саму себя в 2012-м году. «Законно», подчеркиваю, переназначить!

Либо – участвуем, чтоб добиться реальных гарантий – для избирателя, для кандидатов от оппозиции.

Сейчас все ищут черную кошку в темной комнате. Мол, зачем оппозиция согласилась с драконовскими условиями: пятипроцентный барьер, отказ от блоков, здесь что-то не так, и кто-то что-то получил «взамен».

Да, получил; прежде всего, получил сам избиратель. Его кандидата теперь не смогут снять с выборов за мнимые «нарушения», оппозицию не смогут закидать незащищенными бюллетенями и открепительными талонами. А ведь уже на одном этом власть могла выиграть все выборы в округах! Да, условия закона драконовские. Но и намерение попасть в парламент – серьезная заявка, и каждый депутат должен соответствовать ряду строжайших требований. Ограничения закроют доступ в Раду проходимцам, которые, как мы с вами знаем, далее превращаются в «тушек».

Мы реалисты – никто не ждет, что в 2012-м по этому закону пройдут честные и прозрачные выборы, но элементарные, минимальные защитные барьеры оппозиция выставила. Дальше нам надо суметь их отстоять, но это и есть наша работа.

Фото: Макс Левин

Оппозиции нечего будет противопоставить нарушениям властей в 2012-м. На каждое ваше замечание они, вполне справедливо, ответят: так вы ж сами закон поддержали!

Напротив. Прими они первый вариант закона за авторством Александра Ефремова, нам бы вообще не к чему было апеллировать. Но теперь мы потребуем соблюдать нормы закона, ставшего предметом компромисса власти и оппозиции. 17 из 20 наших поправок, предложенных к документу, власть приняла.

17 из 20. Какая, однако, добрая власть!

Признаться, и меня это поначалу удивило. Но пора бы понять, что власть не так сильна, какой хочет казаться.

…Закон проголосовали в четверг, а первая информация о том, что мы можем дать свои голоса «за», появилась вечером среды. До этого, как известно, оппозиция была радикально настроена: бойкотировать голосование, выходить из состава комиссии и т.д.

Итак, появляется первая информация. Находясь в полтысячи километров от Киева – звоню Руслану Князевичу. Руслан объяснил: важные технические моменты вписываются в закон – слово в слово – в нашей редакции. Власть согласилась учесть наши требования почти в полном объеме. Правильно ли нам было отказываться?! И как бы мы выглядели в этом случае перед страной? Ведь мы прежде бойкотировали закон не ради бойкота, а добиваясь своих целей. Наиболее важных мы добились.

Какая добрая власть…

Никакая не добрая, но чувство самосохранения у нее есть. И в ее беспределе есть предел, простите за тавтологию. Да, теперь они рассчитывают переиграть нас - на закулисных интригах и сговорах в округах. А мы переиграем - их самих, используя для этого жесткие процедурные механизмы, которые заложили в закон. Конечно, для этого нам придется сконцентрировать волю и общественную поддержку.

Вы уверены вообще, что выборы состоятся?

Еще весной этот вариант «прощупывали», в политикуме велись подобные разговоры. Сейчас – уже нет. Ситуация очень напряженная. Власть это понимает. Если они позволят себе подобное: говорить уже будет не оппозиция, а улица.

Фото: Макс Левин

«Тимошенко остается общепризнанным моральным лидером»

Тогда в какой форме оппозиция станет участвовать в выборах? Так, Юлия Тимошенко настаивала на едином списке. Арсения Яценюка такой вариант не устраивает…

Если бы оппозиции хватило твердой воли к объединению, это был бы идеальный сценарий смены власти. Но на практике до сих пор все шло по-другому.

Вспомните, КОД создан уже после ареста Юлии Владимировны – вдогонку, как запоздалая защитная реакция. А ведь если бы раньше мы начали координировать усилия, удалось бы не допустить и столь жестокого удара. Нам надо научиться опережать события, а не только реагировать на них.

Политическая логика подсказывает: если мы хотим побеждать на парламентских выборах, а иного способа остановить эту банду просто не существует – надо объединяться. Но сегодня нет ни четких принципов объединения, ни бесспорного лидера, который станет центром притяжения.

Только Тимошенко остается такой фигурой, но ее держат под замком. Выйдя на свободу, она сможет объединить украинскую оппозицию. Она остается общепризнанным моральным лидером. Это невозможно поставить под сомнение.

Поэтому для меня вопрос о том, когда и по какому закону состоятся выборы, сейчас вторичен. Главное – чтоб Тимошенко вышла на свободу и заняла принадлежащее ей место. Следующий шаг – добиться ее права участия в кампании. Вот наша общая цель, от которой будет зависеть и общий результат. Только свобода Юлии Тимошенко восстановит нормальные условия для объединения оппозиции, и только сама Тимошенко сумеет быть гарантом выполнения этих условий.

Все прекрасно понимают, что на свободу – в ближайшее время – ей не выйти.

Такого мнения и добивается от нас власть, она сама его и насаждает - чтоб все смирились, почувствовали себя бессильными перед ней.

Действительно, предпосылок к позитивному развитию ситуацию очень мало. Нынешняя власть понимает два аргумента: силу или деньги. Денег нет – ни у людей, ни у партий, уже даже кредиты Украине не выделяют. Значит, остается сила. Мы, оппозиция, обязаны такую силу аккумулировать и создать, превратить в новый политический фактор.

Аккумуляция силы через объединение всех недовольных властью – первая задача оппозиции. Для этого надо эффективно поработать по всей стране – помочь людям выразить несогласие, заставить власть к ним прислушаться. Посмотрите опросы: 70-75% граждан заявляют, что не согласны с действиями властей. Но властям от этого, прошу прощения, ни холодно, ни жарко. Надо превратить несогласие в политическую силу, а силу – во власть. Это трудная, но решаемая задача.

Вот один пример. На первое декабря запланирована всеукраинская протестная акция, забастовка «Переучет» – я выступила ее инициатором. Суть очень проста: чтобы выразить несогласие, достаточно ровно в полдень посигналить гудками своих машин, предпринимателю - повесить табличку «Переучет» в магазине, служащему - в учреждении… Людям предлагается начать действовать в той их жизненной среде, которую власть разрушает.

Фото: Макс Левин

А что политики предлагают сегодня противникам власти? Приехать куда-то на Майдан, мерзнуть в палатке, стоять на митингах… Не все люди к этому готовы, им, простите, еще работать надо, кормить свои семьи. Необходимо предлагать им более понятные способы выразить протест; те, что не требуют навыков политического активиста, но позволяют твердо заявить позицию.

Начнется с малого, но когда вы услышите гудки сотен машин; увидите, что не только вы против развала в стране, но и ваш сосед, ваш коллега… Это может стать серьезным стимулом для последующей мобилизации, и однажды поднимется вся страна. Вспомните, как еще в сентябре 2004-го киевляне посмеивались над чудаками, перевязывавшими деревья оранжевыми ленточками.

Ну, а просто критикуя, не предлагая ничего взамен, мы оказываемся в слабом положении. Сегодня есть треугольник: власть, оппозиция и народ. Каждая из сторон – параллельна другой (как парадоксально это бы не звучало с точки зрения геометрии): оппозиция борется с властью, но и народ тоже борется с властью, только сам по себе. И кому тяжелей?

Нет коммуникации.

Совершенно верно. Но это и есть задача новых политиков Украины – восстановить коммуникацию с людьми. Объединить усилия народа и оппозиции. Те, кто это поймут и смогут реализовать, те возьмут власть и изменят ситуацию в стране.

Я пытаюсь объяснить это своим коллегам. Бывает, приходят к нам люди: предприниматели, афганцы, чернобыльцы, сразу начинаются разговоры «они не такие, они – проект тех-то, а эти – тех-то...». Это возмутительное неуважение к людям, профессиональный цинизм какой-то. Да, я готова поддержать любого человека, чьим бы он «проектом» ни был, если только он нашел в себе силы встать и сказать: «я не согласен с властями» и прийти к нам. Я, как народный депутат, обязана его поддержать!

Когда на площади перед парламентом спецназ бил чернобыльцев и предпринимателей, народные депутаты стояли в кулуарах и снимали «картинку» на свои дорогие мобильники. А ведь они не в Раде должны окапываться - людей защищать. Я потом спросила у нашего руководства: как такое случилось, что на площади было три депутата, остальные – в кулуарах?

Фото: Макс Левин

И что вам ответили?

Ну, скажем так - моя позиция была «не совсем понята»...

А я убеждена: Украину разрушает пропасть между политиками и народом, и пока мы не будем там, с людьми, на улицах, эта пропасть увеличится. Тогда политики просто отомрут – как что-то бесполезное для жизни.

Задумайтесь, почему многие общественные движения сегодня отмежевываются от партий? Они нам попросту не доверяют. Уже сейчас виден запрос на альтернативу действующим политикам. Политики нового типа выйдут из тех гражданских лидеров, которых сегодня выдвигает народ.

«Ты либо работаешь с людьми, либо слоняешься без дела, всех во всем обвиняешь и плетешь интриги»

Все-таки, почему лидеры парламентской оппозиции не слишком активно сотрудничают с улицей? В чем причина: «забронзовелость», приобретенная за годы в парламенте; лень; страх, договоренность с властью на тему: мы сидим тихо, только вы нас не трогайте? Что б вы выделили?

Среди нас есть все, что вы перечислили – и забронзовелость, и лень, а где лень и цинизм, там компромиссы. Сложно выделить что-то одно, но я точно знаю: ты либо работаешь с людьми, либо слоняешься без дела, всех во всем обвиняешь и плетешь интриги.

Я иногда читаю о себе в СМИ: зачем эта Королевская ведет бурную деятельность на улице, зачем слишком активна, это, мол, выглядит подозрительно…

Фото: Макс Левин

Ну, на фоне остальных, действительно подозрительно. Вроде как вам больше всех надо.

А разве нам уже не надо ничего, разве все в порядке во власти и в стране? Когда я за что-то берусь, я занимаюсь этим серьезно. Я привыкла работать по 12 часов в сутки, еще когда была в бизнесе, а теперь в политике работать приходится по 14-ть. И вдруг меня кто-то спрашивает: а ты согласовала свои действия с тем-то и тем-то…

Простите, а что я должна согласовывать, когда все, что делаю, укладывается в рамки нашей программы, задач нашей команды и идеологии нашего лидера Юлии Тимошенко? Если у меня что-то не так, подскажите. Но претензии на контроль моих действий, вплоть до согласования выпуска пресс-релизов, просто глупость…

Что сейчас вообще происходит в БЮТ? Кто руководит партией, фракцией? Или шок от посадки Тимошенко до сих пор не прошел, и все до сих пор пребывают в прострации?

Взятие Тимошенко под стражу действительно было шоком. Ведь все мы были уверены в том, что власть не решится на такой позор, и Юлия Владимировна сохранит свободу.

Я была последней, с кем – накануне ареста – она общалась. Поздно вечером в четверг, когда я прилетела из командировки, мы просидели за разговором несколько часов. Юлия Владимировна была внешне спокойна и убеждена в том, что для нее лично и для команды в целом все закончитcя благополучно. По крайней мере, у меня создалось такое впечатление.

На чем основывалась уверенность? Договоренностью с властью?

Нет – на вере в свои права, на ее репутации лидера европейской величины. Я не исключаю, конечно, что кто-то и пытался – якобы от ее имени – о чем-то там договариваться с властью…

Не кто-то, а Кожемякин.

Ничего такого я не знаю наверняка. Но знаю, что Юлия Владимировна никогда не даст «добро» на подобные переговоры и, уж точно, никогда не стала бы полагаться на теневые гарантии. Она слишком опытный политик.

Нет, уверенность в законном исходе дела в нее вселяла, во-первых, поддержка людей Украины, и во-вторых, что немаловажно, принципиальная позиция Европы. Два политических «бронежилета».

На власть они впечатления не произвели.

Действительно, ее арест был политическим ударом. И наша команда оказалась к нему не готова. Первые дни были особенно тяжелыми, можно даже сказать истеричными…

(после паузы) Сейчас нам тоже непросто. Но я понимаю, что моя тоска и дискомфорт несравнимы со страданиями женщины, которую намеренно мучают в СИЗО – ни за что, ни про что – уже больше ста дней. Это заставляет быть сильной и двигаться вперед.

Все-таки, кто ведет работы в партии, во фракции?

Логично, как первый зам, ближайший соратник, руководитель штаба, Александр Турчинов взял оперативное управление на себя. Лидером фракции по-прежнему остается Иван Кириленко.

Фото: Макс Левин

«Нас объединяет Юля»

Три с половиной месяца шок длиться не может. Все же: почему основной костяк «сердечной» команды бездействует? По Турчинову вопросов нет – на него заготовлены несколько дел, а мандатом он не обладает, малейшее неверное движение - присоединится к Тимошенко, но остальные-то чего волынят? По большему счету, от нынешней активности «в полях» зависит будущее всей политсилы.

Я не знаю, почему так происходит, у меня нет простого ответа. Давайте я не буду говорить за всю команду, зато я могу отвечать за себя. А у меня логика простая: от сидения в Киеве и углубления во внутрипартийные интриги, результата точно не будет, а от работы на местах – будет. Поэтому сразу после ее ареста я отправилась в регионы.

Насколько соответствует действительности – по вашим данным – информация об охлаждении отношений между Турчиновым и Кожемякиным?

Я всегда напрямую общалась с Тимошенко, а рабочие оперативные моменты уточняла с Турчиновым. Возможные аспекты «внутренних раскладов» и отношений мне неизвестны, да и неинтересны, по правде говоря. Я об этом узнаю, как и вы, из СМИ. Никакой информации в объеме, позволяющем сделать политическое заявление, у меня нет.

Наверняка знаю одно: в политике нет ничего тайного, что не стало б явным. Хочу верить, что мы как были, так и останемся единой командой. А пытаться договариваться о чем-то с этой властью – копать яму, в которую сам потом упадешь.

Как лично у вас коммуникация с Турчиновым сегодня складывается?

Нормальная, в рабочем режиме. Встречаемся, советуемся… Если даже эмоциональные всплески или разногласия возникают – пытаемся тушить. Нас объединяет Юля. Благодаря Тимошенко я пришла в команду и считаю, что теперь все мы обязаны соединить усилия, чтоб она вышла на свободу. А амбиции необходимо задвинуть на второй план.

Кто может заменить Тимошенко во главе списка, если вытащить ее из тюрьмы не удастся? Турчинов, дочка Женя?

Широкой дискуссии на эту тему пока нет. Более того, она может ослабить наши усилия по ее освобождению. Со мной лично тоже вопрос не обсуждался. В любом случае для меня будет важно знать мнение самой Юлии Владимировны.

Теряете время. Закон-то уже принят. Ваши активисты в регионах рассуждают приблизительно так: Тимошенко сидит, в БЮТ – полная неразбериха, а Яценюк уже почти списки составляет, да и ПР активна…

Я время не теряла, наша команда - тоже. Очевидно, до конца года будет внесена ясность в эти вопросы. Какая будет предложена общая стратегия на будущее, какими будут решения по каждому из нас и насколько они удовлетворят членов команды – все это станет экзаменом для нынешнего руководства политсилы.

«Насчет УСДП еще не решила. Хотелось бы посоветоваться с Юлией Владимировной»

Вариант избрания по округу для себя рассматриваете?

Каждый народный депутат, особенно – перед выборами, думает о том, где и каким образом ему переизбраться. Первое, что для этого необходимо – закон о выборах. Второе – формат участия в кампании нынешней команды, предложения руководителей фракции: в каком составе, на каких местах, с какими задачами они видят партию. По первому пункту вопрос уже решен. По второму – надеюсь услышать, как я уже сказала, позицию нашего лидера – Юлии Владимировны.

Отдельная тема – ваше возможное лидерство в УСДП Евгения Корнийчука.

Тут нет никаких секретов. УСДП - партия-соучредитель Блока Юлии Тимошенко.

Тогда рассказывайте всю историю сами. По порядку.

С Женей Корнийчуком мы давно дружим, общаемся. Вскоре после того, как он вышел на свободу, у нас впервые состоялся такой разговор: Женя предложил, чтоб я возглавила УСДП. Тогда, однако, я не восприняла это всерьез, как-то отшутилась… Словом, не придала значения. Второй раз ту же тему подняли сразу после ареста Тимошенко. Причем говорил уже не только сам Корнийчук, но и несколько активистов из партийной команды. Женя сказал, что попросту не может сейчас заниматься партией – все время проводит в судах; что он уже принял решение о сложении с себя полномочий председателя партии и какое-то время техническую работу будет осуществлять один из его замов; что партийцы хотели бы, чтоб в дальнейшем я их возглавила. Но, поскольку, повторяю, это было сразу после ареста Тимошенко, полноценного разговора не получилось. Третий раз мы общались буквально недавно. Формулировка такая: дайте какой-то ответ, потому как если вы откажетесь, мы поищем кого-то другого. В общем, предложение «выйти замуж» настойчивое (смеется), я обещала подумать.

Юридически, то есть, ваш союз еще не оформлен?

Нет. Решение, как вы понимаете, довольно непростое. Хотелось бы и с Юлией Владимировной посоветоваться…

Вот и посоветуйтесь, посредством этого интервью – наверняка его, наряду с другими текстами и распечатками, ей передадут.

Ну, это же не тот случай, когда нужно «да» или «нет», тут важна содержательная часть. Юлия Владимировна – мой учитель в политике. Мы вместе прошли огонь, воду и медные трубы – власть, экономический кризис, борьбу в оппозиции, и теперь проходим весь этот «судебный» кошмар. Сам уровень наших отношений просто не позволяет забегать вперед, с вопросом: «а, можно, я партией порулю?» (смеется).

Важно отметить: УСДП – как партия Блока Юлии Тимошенко – часть состава нашей команды. И идею возглавить УСДП я для себя рассматриваю только в контексте стратегии усиления БЮТ.

Фото: Макс Левин

Какое ж усиление, если внутри БЮТ создается новое ядро, по сути. Более того, из депутата-списочника вы в одночасье превращаетесь в лидера парламентской политсилы. На минуточку!

Напоминаю, что наш БЮТ – это политический и идейный союз нескольких сил, объединившихся ради Украины. Расколом будет уйти и возглавить партию «на стороне». Кстати, за минувший год подобных предложений было около десятка. Я их отклоняла, даже не рассматривая.

Какие именно партии к вам обращались?

Ну, зачем перечислять? Были и состоявшиеся политсилы; и общественные движения, планировавшие себя переформатировать в партийные. И на предпринимательском Майдане вечно бродят инициативы по созданию некого нового партийного объединения.

Но сегодня единство для нас еще важней, чем прежде. Почему я задумалась над предложением УСДП, почему сразу его не отвергла? Потому что речь идет о партии блока, составной части силы БЮТ. Если ее возглавит кто-то «чужой», мы можем получить дополнительные проблемы в парламенте, во фракции, далее – в комитетах ВР, комиссиях и т.д. А я хочу усилить нас, а не ослабить.

С Турчиновым хоть советовались?

Я сказала ему, что есть такое предложение. Мы договорились встретиться в ближайшее время, обсудим все подробнее.

Нас сегодня соединяет одно - Юля. Мы должны бороться и за ее свободу, и за усиление команды. Да, без Юлии Владимировны всем нам тяжело.

Признаться, я иногда сама с собой разговариваю – вроде как советуюсь с ней: что бы она сделала, что бы сказала, как бы поступила в той или иной ситуации. В этом году исполнилось пять лет, как я пришла в большую политику. Все это время - плечом к плечу с Тимошенко, но вот, в одночасье, ее отняли. Чувствуешь себя немного…

Осиротевшим.

Да. Без мамы. Нету мамы.

В политическом смысле, она для вас – мама?

Политически – да, также – учитель, соратник.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua