ГлавнаяБлогиБлог Татьяны Слипачук

Конкурсный отбор в ГБР: профессиональный подход vs спекуляции и популизм

Государственное бюро расследований еще не начало функционировать, но у него уже появились кулисы. Использование фразеологического оборота со словами «за кулисами» само по себе положительно, ибо означает наличие механизма и возможность его увидеть изнутри, а не только с внешней стороны.

Татьяна Слипачук Татьяна Слипачук , Партнер юридической фирмы "Саенко Харенко", член комиссии по отбору кандидатов на должности в Государственном Бюро Расследований

Фото: Макс Требухов

Действительно, как показывают последние события и ряд публичных заявлений, ГБР становится интересным. Но интерес этот почему-то неконструктивный. Не поднимается вопрос о дефектах самого закона, отсутствии системности и стратегии реформы правоохранительных органов и необходимости внесения изменений в ряд профильных законов и УПК, то есть не идет речь о том, чтобы устранить объективные препятствия на пути становления обновленной правоохранительной системы и, в частности, ее составляющего ГБР.

Это не интересно, потому как такой разговор конструктивен и требует профессионального подхода, а это сейчас не продашь… Продашь, скорее, унитаз, железные кружки и развешанные трусы как атрибутику общественной активности. Продашь хамскую риторику, спекулятивный тон и популистский раж. Почему? Потому что значительно проще кричать о полном развале, завале, активно советовать и учить, что нужно делать, не неся никакой ответственности за результат. Проще и выгодней для собственной репутации и популярности. Риторический вопрос: почему многие активисты считают, что излагают истины, не имея ни соответствующего образования, ни профессиональной практики, ни просто, в ряде случаев, жизненного опыта. Особенно в в вопросах, которые настолько жизненно важные (права и свободы личности, правосудие, правоохранительная деятельность), как и медицина. Указывать хирургу во время операции они не рискнут, знаний не хватает. А вот указывать судье или сотруднику правоохранительного органа с многолетним стажем, при том же исходном отсутствии знаний, готовы. Сколько под давлением таких активистов принято опрометчивых, несправедливых, а часто и просто неправомерных решений. И происходит это, в определенной мере, по второй причине. Уставшее и замученное политической нестабильностью, военным конфликтом и ухудшением условий жизни общество закономерно воспринимает именно «зрелища».

До недавнего времени конкурсной комиссии, созданной по Закону о ДБР, удавалось избегать этого спекулятивного вмешательства. Избранные туда совершенно разные люди, каждый из которых имеет за спиной серьезный личный и профессиональный опыт, несмотря на все различия в характерах, подходах и оценках смогли не один раз уже приходить в рамках профессионального диалога к консенсусу в принятии решений, не скатились в популистские и политические разборки, истерики и демарши. И следуют довольно простому принципу – все происходящее в процессе конкурса оценивать и рассматривать именно и исключительно с правовой точки зрения, действовать в рамках закона, чтобы действительно определить именно того профессионала, который сможет не просто запустить ГБР, а сделать его действенным и профессиональным органом. Но это не интересно для общественности, такой посыл не дает основания активистам использовать спекулятивные аргументы и вмешиваться в процесс конкурса. Кстати, осмелюсь заметить, что такое «активничанье» в других недавних конкурсах привело к довольно неоднозначным результатам.

Сам тезис о том, что сложной профессиональной деятельностью, результаты которой сказываются на судьбе отдельного человека, должен заниматься аматор – преступен. И я, как член конкурсной комиссии, вижу свою задачу в том, чтобы три первых лица ГБР были, в первую очередь, профессиональны и имели соответствующий опыт и понимание деятельности, которую должно осуществлять ГБР. Не менее важны и личностные качества таких претендентов, их чистоплотность и моральная стойкость, воля и чувство ответственности. Ибо им еще предстоит отстоять ГБР как полноценный орган с полной компетенцией и статусом, достаточным для выполнения задач. И в какой-то мере, устранить грубые ошибки и просчеты в принятом законе, настаивая на внесение в него изменений. Причем делать это нужно с учетом функционирования всех правоохранительных органов, включая Национальную полицию, СБУ, НАБУ и ГПУ вместе с САП.

Конкурс, по сути, только начинается. Как и начинаются спекулятивные публикации в СМИ и популистские заявления отдельных политиков. Технологии простые и заезженные, поскольку все эти публикации и заявления так или иначе инспирированы идеей ликвидировать «насквозь прогнившую прокуратуру» и не дать ГБР «съесть» НАБУ. А значит, некоторым кругам, назовем это так, с помощью СМИ и тех же общественных активистов нужно повлиять на конкурс, чтобы избранное руководство ГБР не было настолько компетентным, чтобы позволить себе работать профессионально и отстаивать ГБР как действительно самостоятельный орган со всеми вытекающими задачами и полномочиями. Что для этого нужно? Обычно используемый триумвират техник: 1) дискредитировать конкурсную комиссию; 2) заявить о непрозрачности конкурса и манипуляциях в нем; 3) дискредитировать кандидатов (не всех, но точно тех которые, по мнению той же общественности, нехорошие).

Судя по всему, эти процессы запущены. Причем уже сейчас можно идентифицировать круг субъектов, которые готовы максимально этот подход поддерживать. Этот вывод логично сделать из заявлений народного депутата Куприя о подготовке конкурсной комиссией «махинаций» для «избрания нужного Порошенку кандидата», а также заявлений Виталия Шабунина об обеспокоенности тем же или народного депутата Егора Соболева о необходимости контроля за ГБР, для чего нужно найти именно общественную организацию (последние заявления были сделаны на круглом столе РПР 11 октября 2016 года). Названные выше месседжи появились и в совсем недавней от 17 октября 2016 года публикации на Украинской правде (Александр Леменов, эксперт Центра политических студий): конкурсная комиссия «не выражает интересов общества», состоит из «надежных и доверенных людей» политического руководства и надежды на «неагажированный выбор» нет. Далее в статье еще активно муссируются с негативными или позитивными оценками различные кандидаты из списка, которые, к слову, еще даже тесты не проходили, не говоря о собеседованиях. В другой публикации на той же Украинской правде уже информация из анонимного источника о согласованной в высших эшелонах власти кандидатуре Матиоса. И это только начало, скорее всего.

Кстати, не менее интересна позиция и некоторых кандидатов, не прошедших формальный отбор по соответствию прямо установленным в законе требованиям. В частности, недоумение вызывает позиция того же Сергея Горбатюка, который отлично знает сам об объективном факте - отсутствии у него необходимого по закону стажа работы на руководящих должностях, но судится с конкурсной комиссией по этому поводу. Почему? Следует совету общественности? Зачем? Ответов несколько, но все не очень коррелируются с публичным имиджем истца. Но возможно, в данном конкретном случае, это просто жест отчаяния. Очень точно об этом сказано у Кафки в книге «Процесс»: «буква закона неизменна, и мнения – зачастую всего лишь выражения связанного с этим отчаяния».

Все это детали, которые в своей совокупности свидетельствуют о том, что конкурс по отбору кандидатов на должности в ГБР в скором времени может стать предметом спекуляций и популистских заявлений, а конкурсная комиссия будет испытывать давление со стороны политиков и общественных активистов, преследующих какие угодно цели. Остается надеяться, что хотя бы у части из них цель совпадет с задачей конкурсной комиссии – подобрать профессиональный и достойный по своим моральным и личностным качествам состав руководящей тройки ГБР: директора и его замов. И напоследок для успокоения сознательных активистов. Члены конкурсной комиссии не с Марса. И доступная информация о кандидатах, включая даже непроверенные публикации, ими мониторится.

Время формального отбора закончилось. Время тестов наступает через неделю. Да и кулисы-то с самого начала подняты.

Татьяна Слипачук Татьяна Слипачук , Партнер юридической фирмы "Саенко Харенко", член комиссии по отбору кандидатов на должности в Государственном Бюро Расследований