За что борется украинский феминизм?

Несколько дней назад феминистическое сообщество с интересом ознакомилось с колонкой «Девы в дело», опубликованной в свежем номере журнала "Фокус" киевской журналисткой Ириной Навольневой.

Наталья Чермалых Наталья Чермалых , ​Арт-критик, исследовательница антропологии современного искусства, Киев-Женева

Фото: Макс Левин

Мнения между нами разделились – стоит ли реагировать на аргументы, которые, по сути, не выдерживают рациональной критики, либо все-таки написать ответ, рассказав читателям, что к чему в украинском феминистическом движении? На мой взгляд, любое обсуждение правозащитной тематики в общественном поле приносит скорее позитивные плоды, формируя общественное мнение по важным вопросам, и я решила ответить обозревательнице отдела «За рубежом» публично, дав право заинтересованным самим судить «понимают ли украинские феминистки за что сражаются», как было заявлено в ее статье.

Свой обличительный текст Ирина Навольнева начинает с подсмотренной в песочнице сцены: молодая мать с одобрением отзывается о проявлениях агрессии своей малолетней дочери, утверждая, что именно такая позиция позволит ей в будущем занять правильное место в обществе. Похоже, этим лаконичным сравнением колумнистка хотела выразить свое видение борьбы женщин за свои права. «Молодец, Алёнка! В жизни так и надо — не ждёшь, пока мужики дадут, а берёшь сама!» Исходя из этой логики, единственное возможное средство этой борьбы - заимствование агрессивных стратегий, характерных для конкурентного общества, основанного на рыночных ценностях. В обществах такого типа идея равноправного распределения благ отсутствует как таковая, а достижение относительного материального благополучия возможно лишь путем захвата.

Однако феминизм имеет мало чего общего со стратегиями рыночного успеха. Феминизм - это, во-первых, движение за социальную справедливость. Первоочередная задача феминизма как политического движения - отнюдь не в "воспитании жестокости" у женщин, как могло показаться автору, а в построении нового типа общества, в котором такие принципы выживания как жесткая конкуренция, агрессия, унижение и эксплуатация менее защищенного станут не возможны и не нужны. Мы, феминистки, уверенны, что глобальное преодоление неравенства между мужчинами и женщинами, не только во внешней среде - в политике, экономике, сфере профессиональной занятости, но и в сфере личного - в семье, в супружеской паре, повлечет за собой важнейшие структурные изменения в обществе.

Феминисток часто обвиняют в том, что главным врагом для них является мужчина. Это не совсем так, на самом деле феминистки всего мира с переменным успехом противостоят не самим мужчинам, но проявлениям патриархальной логики, основанной на обесценивании женского труда, желании доминировать и побеждать любой ценой. К сожалению, такой тип поведения характерен не только для мужчин, но и для женщин, ретранслирующих патриархальную логику – в чем могли убедиться читатели и читательницы вышеупомянутой колонки.

Фото: Макс Левин

В первых абзацах статьи обозревательница делится наблюдением о том, что девочек с детства «учат быть жёсткими, напористыми, мужеподобными, наглыми». Это обобщение мне кажется беспочвенным, ведь беглого взгляда на заставленные домашней утварью и средствами макияжа полки «женского отдела» магазина игрушек будет достаточно, чтобы понять какого рода «феминность» предлагается будущим летчицам или писательницам, инженерам или художницам. Будь послушной, милой и привлекательной, умей следить за собой, за домом и детьми – вот формула счастья, которую с раннего детства нашептывает маленькой «принцессе» социум. И в этом не было бы ничего плохого, если бы мальчикам не предлагали совсем иную формулу успеха: быть сильными, смелыми и активными, уметь построить дом и побороться за себя. Совершенно забыв о доме, детях и готовке. Зачем? Ведь для этого есть добрые феи и прекрасные принцессы.

Возможно, из моих слов журналистка вновь сделает опрометчивый вывод, что задача феминизма - нарядить мальчиков в кружевные платья, а девочкам вручить автоматы и пистолеты. Вовсе нет, мы всего лишь хотим, чтобы мир не делился на "мужскую" и "женскую" половины столь отчетливо. Ведь с возрастом несимметричность женской и мужской сферы становится все заметнее: мужчины достигают карьерных высот, стараясь подольше насладиться холостяцкой жизнью, а женщинам ничего не остается, кроме как, поспешно выйдя замуж, выбиваться из сил, совмещая домашний труд и воспитание детей с зарабатыванием денег. Печальная картина! Но она, похоже, не удивляет никого, кроме нас, «толпы сытых, бодрых девочек, лет двадцати-тридцати, незамужних, с высшим гуманитарным образованием, подвешенным языком и непыльной работой».

То, что в современном украинском обществе к открытому социальному протесту готовой оказывается наиболее образованная его часть – факт, с которым трудно поспорить. Однако в этом есть четкая закономерность. Наименее защищенные слои населения – одинокие матери, матери детей-инвалидов, люди со слабым здоровьем, пенсионеры – зачастую боятся потерять те крохи, которые хоть как-то поддерживают их существование. Чувствуя свою крайнюю уязвимость, они не выходят на улицы, не объединяются в группы, не обращаются к адвокатам и гражданским защитникам. К страху примешивается стыд: в нашем обществе принято открыто порицать тех, кто берет на себя смелость рассказать о собственной слабости, об обездоленности и бедности.

Ничего удивительного, ведь основной принцип, по которому действует общественное мнение, четко выражен автором в статье: «Не устраивает зарплата? Смени работу». Думаю, не обязательно иметь высшее образование, чтобы понимать, что такого рода суждения может позволить себе далеко не каждая. Когда пожилую женщину, проработавшую на тяжелой работе, не устраивает ее пенсия, а мать больного ребенка возмущается мизерной помощью - эти женщины вряд ли смогут услышать аргументы, предлагающие им «сменить жизнь». Но многие из них были бы готовы отдать все за то, чтобы хотя бы у их детей было право выбирать.

Возможно, обозревательница крупного информационного ресурса не совсем осознает, что ее право выбора – это большая привилегия, за которую боролись многие поколения неравнодушных людей. Но в этой битве до сих пор слишком много проигравших. Думаю, большинство феминисток, да и других гражданских активистов современной Украины понимают свое привилегированное положение – мы действительно живем в крупных городах, имеем по большей части либеральные профессии и смогли получить хорошее образование, – но в отличие от автора статьи, мы осознаем необходимость перемен. Не только для себя, но и для других. Не стоит забывать еще и о том, что в нашем обществе хорошее образование не является гарантией социальной защищенности, а от насилия в семье и на улицах, от неравноправного распределения домашнего труда не убережет ни квартира в центре города, ни наличие дружеской поддержки товарищей. В современной Украине речь женщины, говорящей о правах других женщин – это всегда речь от первого лица.

И напоследок, несколько штрихов к незатейливому портрету феминистки, написанному Ириной Навольневой. По словам журналистки, рядовая феминистка "питается фастфудом или сосисками, работает шахтёром, асфальтоукладчицей, или на худой конец пожарным (…), занимается сексом с неограниченным количеством людей вне зависимости от их пола", а детей с легкостью отдает на попечение мужа или родителей. Оставив за скобками некоторую наивность, которую можно списать на отсутствие близкого знакомства с феминистками, хотелось бы обратить внимание на то, какой стиль жизни может позволить себе женщина в современном обществе.

Не секрет, что в нем до сих пор существует четкий идеал семейной жизни: мужчина и женщина состоят в браке и вместе воспитывают детей, распределяя между собой обязанности по отработанной тысячелетиями схеме - супруг зарабатывает деньги, а его благоверная самоотверженно занимается домом и семьей. Такой уклад Ирина считает воплощением «здравого смысла, традиций и моральных ценностей», выражая опасения, что в будущем – вероятно, после торжества феминистических ценностей – ее ребёнка будут высмеивать за то, «что тот, к примеру, не хочет изменять любимому человеку, увлекается кулинарией или не желает быть бисексуальным». Однако журналистка ошибается, полагая, что феминистки выбирают мишенью для критики людей, ставших на путь традиционной сексуальности и классических семейных ценностей.

Это совсем не так: феминизм борется за то, чтобы у каждого человека была возможность выбирать, но нам бы хотелось, чтобы общество прекратило пропагандировать лишь один возможный сценарий счастья – тот, который на сегодняшний день называется "нормой". Нормальная семья, нормальный мужчина с нормальной зарплатой, нормальная женщина с нормальной фигурой... Но кто знает, сколько сломанных жизней оставляет за собой это слепое желание – соответствовать норме? Для нас, феминисток, «нормальным» обществом будет то, в котором найдется место для различных жизненных моделей, не унижающих достоинство его членов: и не важно, гетеросексуальны они или гомосексуальны, моногамны или полиамурны, бездетны или многодетны, читают ли они в свободное от работы время, или предпочитают… укладывать асфальт.

Наталья Чермалых Наталья Чермалых , ​Арт-критик, исследовательница антропологии современного искусства, Киев-Женева