ГлавнаяЭкономикаГосударство

Две глупости и одно преступление

"Семья" объявила войну олигархам: ее представители разработали и добились одобрения на Кабмине законопроекта "О трансфертных ценах", лишающего самых богатых украинцев одной из основ их коммерческих империй – возможности оптимизировать налоги с использованием офшорных схем.

Фото: Макс Левин

Олигархи сдались без боя, а некоторые из них даже сепаратно поддержали законопроект в ходе его обсуждения, организованного Министерством налогов и сборов.

Согласитесь, удивительная картина, но в этом нас хором уверяют наиболее авторитетные украинские СМИ. Что ж, по-видимому, это тот самый случай, когда авторы критики плохо знакомы с ее предметом.

Законопроект еще больше затрудняет и удорожает ведение бизнеса в Украине

В действительности Законопроект не создает серьезных преград для налоговой оптимизации с использованием внутренних и внешних офшоров тем компаниям, которые практикуют непрозрачную манеру ведения бизнеса. Зато он еще больше затрудняет и удорожает ведение бизнеса в Украине, параллельно, как водится, создавая "законные" основания для наложения внушительных штрафов даже на те компании, которые никакой оптимизацией не занимались и заниматься не могут.

Мнимый контроль

Согласно проекта закона, опубликованного на сайте Миндоходов, предполагается полностью изменить статью 39 Налогового Кодекса. Контролю будут подвергаться операции между связанными лицами и операции с субъектами, зарегистрированными в странах, где налог на прибыль на 5% ниже, чем в Украине.

Заметим, что формально данные нормы даже жестче рекомендаций ОЭСР, предлагающих контролировать только операции между связанными лицами. Однако как требования законопроекта Миндоходов, так и модельного закона ОЭСР работают только тогда, когда налоговые органы имеют дело с прозрачными компаниями.

Хотя Законопроект и содержит весьма расширенное толкование того, какие компании являются связанными, он не может учитывать даже такие распространённые в Украине неформальные, но весьма прочные связи как дружба, кумовство, принадлежность к одному криминальному клану или наличие компромата для шантажа.

Соответственно компании двух друзей детства никак не могут быть признаны связанными, т.к. невозможно доказать, что два человека являются друзьями, а не поссорились буквально вчера из-за подозрений первого о наличии «неуставных отношений» его жены со вторым или на почве неудачно прошедшей пьянки.

Конечно, есть и более изящные способы обойти требования закона. Можно так глубоко спрятать связи между контролируемыми одним и тем же лицом компаниями с помощью различных юрисдикций, трастов, номинальных держателей и подставных директоров, что украинские правоохранители никогда не смогут не только доказать, но и установить соответствующую связь.

Фото: ub.ua

Далее нужно лишь найти страну, включенную в список КМУ, как обладающую ставкой налога на прибыль не ниже 14%, и не осуществляющую контроль за операциями между несвязанными лицами, одно из которых находится в офшоре.

Краткий обзор стран лидеров экономического развития позволил выявить как минимум трех кандидатов – Финляндию, Японию и Швейцарию (отдельные кантоны), – удовлетворяющих названным критериям. В этих странах есть законодательство о контроле за трансфертными ценами, но только между связанными лицами.

Итак, схема готова, регистрируем в одной из перечисленных стран компанию–трейдера, формально не связанную с украинским экспортером, продаем ему товар по заниженной цене, а уже с него оправляем его на офшор, опять же формально не связанный трейдером. По закону ни одна из названных операций контролю относительно уровня трансфертных цен не подлежит.

Более того, возглавляя правительство какого-то из маленьких офшорных государств, несложно прийти к идее не только установить требуемый уровень налога для операций с Украиной, но и принять сверхжесткий закон о контроле за трансфертными ценами, чтобы гарантированно отвечать не только нынешним требованием украинского законопроекта, но и всем возможным новациям. Затем проводим частные переговоры с украинскими олигархами, обещаем никогда не применять закон на практике в обмен на использование вашего острова в качестве транзитной базы и дело в шляпе – ВВП и налоговые отчисления от проводок выросли в несколько раз.

Есть и более сложные схемы. Например, как уверяют финансовые эксперты, если посмотреть на мировую практику, то мы обнаружим, что во многих случаях контроль за трансфертными ценами проводится не посредством сравнения с ценой подобных операций (зачастую очень сложно найти базу для сравнения, особенно если контракт специально структурирован так, чтобы его было не с чем сравнить), а посредством контроля за рентабельностью компании их осуществляющей. Наверное, излишне говорить, что, даже торгуя по заниженным ценам с Украиной и целевым офшором, такие трейдеры будут показывать рентабельность на уровне и даже выше, чем их законопослушные коллеги.

Контроль за операциями между связанными лицами создает проблемы только тем, кто работает в Украине или стремится чтобы структура его активов была прозрачной, например, Ринату Ахметову

Подводя итог сказанному, контроль за операциями между связанными лицами создает проблемы только тем, кто работает в Украине или стремится чтобы структура его активов была прозрачной, например, Ринату Ахметову, но не тем его коллегам, кто прославился настолько запутанной корпоративной структурой, что порой у принадлежащих им ФПГ отсутствуют головные компании и официальное название самой группы.

Фото: Макс Левин

Фискальный контроль – бессмысленный и безобразный

Как уже упоминалось, законопроект устанавливает контроль над операциями между всеми связанными лицами внутри страны. Казалось бы, вот он способ прижать олигархов – заставить продавать сырье на собственные предприятия по мировой цене. Однако никто не может запретить им использовать толлинговые схемы и давальческое сырье.

Заметим, что таким путем развивается международная нефтяная промышленность – на добывающей компании «висят» лишь лицензии и вышки, а подавляющее большинство работ проводят связанные и независимые сервисные компании.

Применение такой организационной схемы действительно позволяет повысить эффективность производства за счет конкуренции между подрядчиками, тем самым обеспечивая концентрацию прибыли у компании-собственника сырья, откуда она может быть с успехом выведена по описанной выше схеме в офшор.

В реальности, подавляющее большинство операций, подпадающих под контроль, будут осуществляться между связанными юрлицами, резидентами, находящимися на общей системе налогообложения, т.е. там, где этот контроль в принципе лишен смысла из-за отсутствия возможности для налоговой оптимизации путем манипуляции уровнем цен взаиморасчетов.

Еще в школе нас учат, что от перемены мест слагаемых сумма не изменяется, как не меняется и количество воды при переливе из одного сосуда в другой. То же самое происходит и при операциях между юрлицами на общей системе налогообложения внутри страны. Если ставка налога на прибыль у них одинакова, то снижение цены взаиморасчетов уменьшает прибыль одной и увеличивает другой на ту же величину, соответственно их совокупная прибыль, налоговая база и платежи в бюджет остаются неизменными.

Казалось бы, как не понять такую простую мысль? Однако авторы законопроекта пошли еще дальше, чем просто установление контроля там, где контролировать нечего. Они требуют от всех связанных лиц подавать первичную отчетность и аналитический расчет, обосновывающие выбранный ими уровень трансфертной цены по всем операциям, независимо от того, есть ли к ним вопросы со стороны налоговиков. А чтобы отбить естественное желание не заниматься этой никому не нужной работой, установили штрафные санкции за отсутствие или ненадлежащее оформление таковых документов на уровне 5% от объема соответствующих транзакций.

Даже Госплан СССР так и не смог справиться с аналогичной задачей - рассчитать эффективный уровень внутренних цен при известных внешних

Фото: dumskaya.net

Заметим, что только перечисление того, какие факторы и риски должны быть учтены при расчете трансфертной цены, занимает целую страницу законопроекта. Сколько же сил и средств потребует написание реального отчета, трудно даже вообразить. При этом можно с уверенностью сказать, что какой бы результат ни был получен, он с легкостью может быть оспорен налоговиками, ведь даже Госплан СССР так и не смог справиться с аналогичной задачей - рассчитать эффективный уровень внутренних цен при известных внешних. Подтверждение тому – преследовавшие советскую экономику дефициты и излишки определенных групп товаров

Сухой остаток

В сухом остатке украинское общество рискует получить закон, который не дает никаких правовых оснований для установления реального эффективного контроля за выводом прибыли в офшоры, как, кстати, и при операциях с украинскими юрлицами, использующими специальные налоговые режимы, предусматривающие льготы по налогу на прибыль, например, фиксированный сельскохозяйственный налог. Контроль таких операций, напротив, отменяется, хотя он есть в действующей редакции 39 статьи НК.

Также средний и крупный бизнес обязывается готовить колоссальное количество сложных и априори ненужных документов, а налоговая получает широкие возможности налагать, по сути, произвольные штрафы.

Другими словами, ни о каком расширении налоговой базы на 100 млрд грн не может идти и речи, зато налоговики смогут взимать в виде штрафов с выбранных предприятий фактически оборотный налог в размере 5% за «неправильную» отчетность, несмотря на отсутствие самой налоговой оптимизации.

Макроэкономические последствия таких инициатив легко предсказать. Издержки отечественных производителей возрастут, конкурентоспособность и деловая активность снизятся. Комфортнее остальных себя будут чувствовать компании теневого сектора экономики и те, кто привык вести бизнес, используя давальческие схемы, скрывая структуру собственности и платя взятки.

Дальше последует сокращение налоговых поступлений, замедление темпов роста официального ВВП или даже его падение, ухудшение параметров платежного баланса, т.к. подорожавшие товары отечественного производства будут замещаться импортом. Зато налоговики смогут собирать столько штрафов, сколько начальство пожелает.

Cui prodest scelus, Is fecit. (Кому злодейство впрок, тот и свершил его.)

Как же так случилось, что на государственном уровне был так широко разрекламирован столь бессмысленный и вредный законопроект, а конструктивной критики в его адрес либо крайне мало, либо не слышно?

Причина, похоже, кроется в том, что все стороны, до сих пор задействованные в работе с законопроектом, вполне устраивает сложившееся положение дел. Крупный бизнес, который он якобы должен «прижать», заинтересован в сохранении имеющихся в нем «зияющих» провалов, позволяющих ему и дальше работать с офшорами.

Более того, продолжающееся усиление позиций Арбузова и его команды представляет опасность для конкурирующих властных групп, соответственно, в их интересах как фиаско законопроекта при голосовании в ВРУ (как это уже было с 15% налогом на продажу валюты), так и принятие законопроекта в нынешнем виде, которое неизбежно вызовет волну протестов всего делового сообщества.

Фото: Макс Левин

Что же касается исполнителей Миндоходов, готовивших этот документ, то им свойственно навязчивое стремление контролировать все, что нужно и не нужно. Чиновнику так спокойнее, ведь если он где-то не предусмотрит необходимые ему полномочия, то рискует поплатиться за эту ошибку, за их же чрезмерное расширение отвечать точно не придётся, так что лучше подстраховаться. Тем более, что новые основания для наложения штрафов можно использовать не только для наполнения государственного бюджета, но и своего собственного.

Конечно, остается вопрос, как налоговики умудрились проморгать тот факт, что, расширяя до беспредела контроль за операциями внутри страны, они оставили лазейки для вывода из-под контроля экспортных и импортных сделок? Похоже спешили и просто механически скопировали рекомендации ОЭСР на украинскую почву, так сказать без учета местной специфики.

Законопроект направлен на то, чтобы создать новые, еще более мощные и эффективные инструменты коррупционного перераспределения собственности

Есть и другой вариант. Перед законом изначально не ставилась цель прикрыть офшорную налоговую оптимизацию, в действительности же он направлен на то, чтобы создать новые, еще более мощные и эффективные инструменты коррупционного перераспределения собственности и экономического давления на политических оппонентов, к тому же, полностью лежащие в правовой плоскости.

Ну как можно упрекнуть налоговиков в том, что они штрафуют за несоблюдение закона те или иные компании, ведь это уже проблема законодателей, что они смогли утвердить такие нормы, которые невозможно исполнить. Однако такой подход вряд ли можно назвать стратегически верным, исходя из целей победы В. Януковича на выборах 2015 года.

Как бы там ни было, теперь руководство Миндоходов оказалось перед дилеммой. Либо сделать вид, что с законопроектом все в порядке, а изложенная выше критика – происки самих олигархов и/или оппозиции и попытаться продавить его через ВРУ. И уже затем урегулировать ситуацию посредством инструкций налоговикам, например, превратив подачу соответствующей отчетности в формальность, прикрывающую некие негласные правила, вроде необходимости декларировать прибыль на уровне не ниже 3% от оборота.

Либо признать ошибку и исправить законопроект еще до подачи в ВРУ, что весьма затруднительно и неприятно, ведь он уже утвержден на заседании Кабмина. А значит, сделать это по-тихому может и не получиться, что нанесет удар по авторитету всей команды в глазах Президента.

Окончательный выбор варианта действий будет во многом зависеть от того, как в Миндоходов оценят вероятность провала своего детища в ВРУ. Соответственно, мы имеем шанс получить нормальное законодательство о трансфертных ценах только в случае, если уже сейчас вокруг его положений будет проведена широкая и профессиональна общественная дискуссия, аналогичная той, что произошла вокруг пресловутого закона «о продаже валюты». Пока же наши уважаемые независимые СМИ скорее маскируют глупости и преступления законопроекта, нежели требуют внести в него необходимые изменения.

Михаил СоколовМихаил Соколов, эксперт группы Налоговая и бюджетная реформа Реанимационного пакета реформ
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook, Twitter и Telegram