ГлавнаяЭкономикаБизнес

Лидерство за чужой счет

Украинцы гордятся, когда узнают, что наша страна – один из мировых лидеров по производству подсолнечного мала и зерна. Однако хвастаться нечем – наше зерно чаще всего годится только на комбикорм, а сверхприбыльное производство масла сумели наладить у нас только иностранцы.

Лидерство за чужой счет

В прошлом году аграрии гордились рекордным со времен Советского Союза урожаем зерна в 53,3 млн. тонн. Это на 80% больше, чем в 2007-м. Вдохновленные власти начали трубить о новых зерновых рекордах и возрождении славы житницы Европы. «50 млн. тонн – этот тот минимум, который должна собирать Украина. А вот 70 млн. тонн – норма», – говорит президент хлебного холдинга «ТиС» Владимир Слабовский. Но уже в 2009 году аналитики прогнозируют уменьшение урожая, в лучшем случае, на 10 млн. тонн, скромно добавляя, что и в этом году 75% его будет годиться только на корм животным. Причин тому находят много – экономический кризис, недоступность кредитных средств, чтобы достойным образом провести посевную кампанию, невозможность обработать зерно против вредителей, в результате чего его и поедает на полях клоп-черепашка, превращая из продовольственного в фуражное.

Этой ситуацией – украинской беспомощностью – пользуются иностранные инвесторы. «Западные компании входят в уставный фонд предприятий и, поддерживая предприятие, занимаются выращиванием зерна», – говорит Слабовский. Такие программы «захвата» украинской земли, на которой может расти благодатный урожай, есть у Кореи, Саудовской Аравии, Китая, где вырастить зерно тяжело.

Последние три года ежегодно наблюдается прирост в урожае зерновых¸ а это косвенно отражает приток именно иностранного капитала. «В 2008 году в производство зерновых было инвестировано $3 млрд.», – восхищенно говорит директор компании «ААА» Сергей Наливка. Но оценить с точностью до процентов долю иностранного капитала в отечественном зернопроме не берется никто – всего в Украине более 40 тыс. агрохозяйств. Поэтому говорят навскидку – 15%. Иностранцы инвестируют в технологии, чтобы с тех же самых площадей получать большие урожаи. В рекордный по объему 2008 год урожайность зерна составляла 34 ц/га, тогда как средняя урожайность за границей – 50 ц/га. Есть куда расти.

На внутренние потребности Украины в зерне уходит в разы меньше, чем выращивается. Например, потребность в продовольственном зерне для выпечки хлеба и производства муки составляет всего 5-6 млн. тонн в год. Остальной урожай необходимо вывозить. «В структуре экспорта зерна доля украинских производителей где-то 23-25%. А 70% – это транснациональные трейдеры, которые экспортируют зерно куда хотят», – говорит Сергей Наливка. Аналитик прогнозирует, что в ближайшие годы ситуация все же должна изменяться в сторону увеличения доли украинских предприятий: проглядывается понимание того, что главное – не вырастить, главное – продать. Поэтому через два года украинские компании будут занимать 60% экспорта зерна, а транснационалы – упадут. Правда, тенденция такова, что владельцами украинских компаний, которые будут вывозить зерно за границу, скорей всего, окажутся не украинцы. 

Транснациональное масло 
Более прозрачна ситуация с подсолнечным маслом. В прошлом году в стране было выращено 6,5 млн. тонн этой культуры, из которых только на украинских заводах транснациональной корпорации Cargill перерабатывается и потом продается за рубеж 1 млн. тонн. Еще есть американская компания «Бунге» (торговая марка «Олейна»), а суммарная доля иностранцев на этом рынке – около половины.

"Если говорить об экспорте, то рынок поделен где-то 50/50 между украинскими и иностранными компаниями. Но безусловным лидером, конечно, является американская Cargill, которая на одном своем заводе производит 20% от всего экспортируемого подсолнечного масла», – говорит Степан Капшук, президент ассоциации «Укролія». Украинским производителям масла удалось сохранить лидерство только на внутреннем рынке. «70% внутреннего рынка за украинскими компаниями», – говорит об их достижениях Степан Капшук. Если брать рынок фасованного подсолнечного масла, то так действительно и есть. Но вот производит Украина масла в три раза больше, чем сама съедает, и большинство его продается за границу. Страна занимает третье место в мировом рейтинге после Аргентины и России, обеспечивая от 7 до 12% мирового производства подсолнечника.

Производство бутылированного масла контролируют два основных игрока – «Кернел Трейд» (ТМ «Щедрый дар», «Чумак»), принадлежащая бизнесмену и депутату Андрею Веревскому, и американская компания «Бунге» (ТМ «Олейна»). Пробиваться на этот рынок уже экономически невыгодно: предложение полностью покрывает внутренний спрос, а инвестиции в заводы по «упаковке» масла – баснословные. «Бунге» инвестировала $100 млн. в производство», – говорит Капшук.

Ожидать изменения ситуации в пользу украинских компаний не стоит, говорят эксперты. «Сомнительно, что найдется компания, которая решится зайти на уже сформированный рынок, тем более, когда здесь работают мировые лидеры», – говорит Сергей Наливка.

Однако сами инвесторы с ним не соглашаются. «Национальный капитал, особенно в условиях кризиса, не может профинансировать модернизацию отечественных заводов. Соответственно, быстро и качественно эта задача может быть решена в том случае, если к подобным проектам будет привлечен иностранный капитал, который, кстати сказать, проявляет соответствующий интерес», – говорит управляющий директор «Бунге Украина» Дмитрий Горшунов.

Чтобы интерес иностранцев превратился в реальные проекты, необходимо преодолеть такие проблемы, как высокие административные барьеры, «ручное» вмешательство в работу рынка и пресловутый невозрат НДС. «Государство должно содействовать инвесторам в получении разрешений на развитие бизнеса, строительство и приобретение производств», – говорит Горшунов. 

Жирные времена
Ожидать от аграриев высоких урожаев и надоев – неискоренимая привычка-пережиток прошлого. Ведь именно в советское время Украина действительно была кормилицей всего Союза. «Тогда все сельское хозяйство жило на государственных дотациях, государственной технике и под просчитанный спрос», – объясняет владелец компании «Хлебные инвестиции» Юрий Триндюк.  
Когда Союз распался, аграриям надо было быстро сориентироваться в новых экономических условиях. Им надо было не только выращивать под гарантированный государством сбыт, но и самим искать покупателя. Сориентироваться смогли далеко не все, но они и стали ведущими компаниями на украинском рынке.

Эта ситуация ярче всего проявляется в производстве сахара. В советское время на территории Украины размещалось более 120 заводов, которые производили сахар для всего СССР. Когда же Союз распался, получился явный перекос предложения над спросом. Сейчас в стране – 100 заводов, из которых 25 работает, а остальные законсервированы и существуют за счет сдачи своих помещений в аренду. И хотя сейчас сахара производят не больше, чем украинцам нужно, заводов все равно в 4 раза больше, чем надо. Экспортировать же продукт нереально: себестоимость его слишком высока, чтобы быть рентабельным на внешних рынках, но главное – качество продукта намного ниже, чем могут принять за границей. Поэтому, вовремя успев, украинские компании скупили некоторые заводы и занялись производством сахара исключительно для внутренних потребностей. Иностранцам заходить на этот рынок вовсе неинтересно – бессмысленно.

Как так получилось
Перекос интереса иностранцев исключительно в сторону зерна и подсолнечного масла сформирован глобальной мировой экономикой. Всему причина – агфляция (когда цены на продовольствие растут быстрее, чем все остальные цены не в сельском хозяйстве) и стремительный рост населения земного шара. Ярче всего влияние этих факторов ощущалось в 2007 году, когда цены на все, за исключением сахара, продукты питания, а с ними и на сырье, подскочили в два раза.

Д ело в том, что в мире ощущается дефицит сырья и продуктов питания. В основном, в восточных странах и Африке, где вырастить зерно практически невозможно. Вот и ищут возможные пути выхода из ситуации. А Украина – одна из немногих стран со значительным потенциалом роста производства сырья для пищевой промышленности. Без увеличения площадей под зерновыми, исключительно за счет внедрения новых технологий можно увеличить сбор урожая в два, а то и в три раза, твердят аналитики. Только вот ресурсов для этого в Украине слишком мало. Остается надежда на иностранный капитал.


Рапс вышел из моды

Одно время в Украине стало модно выращивать рапс – зерновую культуру, которую в Европе используют для производства биотоплива. В некоторых областях из всех зерновых культур до 30% занимали площади под посевы рапса. Однако так было в 2007 году, сейчас посевы этой культуры уменьшаются. Еще два года назад рентабельность выращивания рапса составляла 200%, а то и 300%. Это даже создало дефицит зерна. Потом ситуация изменилась – кризис обвалил цены на нефть и снизил спрос на биотопливо. В итоге многие аграрии отказались от выращивания рапса. 

Источник: Ирина ПОРЕЦКАЯ, специально для «Левого берега»