Все публикацииПолитика

Перезагрузка местной власти: Reset или Reload

После местных выборов президент Украины Петр Порошенко в своих публичных выступлениях неоднократно говорил о перезагрузке власти: "Этими выборами завершается процесс перезагрузки власти, который был начат президентскими выборами, продолжен досрочными парламентскими выборами и завершен местными выборами, — подчеркнул президент, обращаясь к новоизбранным мэрам городов".

В своих заявлениях президент связывает перезагрузку власти не с результатами, а, собственно, с самим фактом проведения выборов. Возможно, эффектный в измерении общественной коммуникации, такой подход, однако, имеет ограниченный потенциал в измерении анализа. Ведь любые выборы, так или иначе, являются перезагрузкой власти.

VoxUkraine специально для LB.ua

Назар Бойко, Іванна Фединчук, Роман Свердан, моніторингово-аналітична група "ЦИФРА"

Фото: EPA/UPG

Мониторингово-аналитическая группа "ЦИФРА" решила рассмотреть перезагрузку местной власти с позиций кадрового обновления местных советов и их руководства. Объектом анализа стали те новоизбранные депутаты районных советов, которые возобновили свой представительский мандат. То есть те, которые были депутатами соответствующих райсоветов в 2010-2015 гг. Мы решили проверить, изменилась ли их политическая аффилиация за пять лет. Под политической аффилиацией мы подразумеваем субъекта избирательного процесса (политическую партию), который официально номинировал кандидата в депутаты — по партийному списку или в мажоритарном избирательном округе (2010 год) или в территориальном избирательном округе (2015). Также мы отследили политическую аффилиацию вновь избранных председателей районных советов. Предложенный подход не претендует на полноту в анализе перезагрузки местных властей после прошлогодних местных выборов. Однако, он предлагает измеряемые показатели, которые позволяют:

  1. отследить выбранные политическими партиями модели поведения относительно включения в свои списки кандидатов с предыдущим опытом представительства;
  2. оценить уровень кадрового обновления депутатского корпуса районных советов;
  3. проследить, насколько в каждом конкретном случае победителям выборов удалось конвертировать свой результат в такой инструмент контроля как председатель районного совета.

За пять лет политический контекст и предложение на партийном рынке существенно изменились. Предыдущие местные выборы состоялись 31 октября 2010 — через восемь с половиной месяцев после объявления результатов очередных выборов Президента Украины, на которых победил Виктор Янукович. В середине марта 2010 года в результате внесения изменений в Регламент ВРУ в парламенте сформировалась новая коалиция «Стабильность и реформы», в которую вошли фракции Партии регионов, Коммунистической партии Украины, «Блока Литвина» (Народная Партия, Трудовая партия Украины), а также отдельные народные депутаты.

Вследствие очередных парламентских выборов 2012 года большинство в ВРУ сформировали фракции Партии регионов, Коммунистической партии Украины и внефракционных депутатов. Среди последних был Владимир Литвин — лидер Народной Партии, который победил в одномандатном избирательном округе. Соответственно, "провластными" на временном отрезке между октябрем 2010 и февралем 2014 мы обозначим тех депутатов районных советов, которые избирались по партийным спискам или в одномандатных избирательных округах от Партии регионов, Коммунистической партии Украины, Народной партии. Конечно, этот перечень не является исчерпывающим, поскольку "провластность" в данном контексте детерминируется исключительно тем, какие политические силы формировали парламентскую коалицию или большинство в течение упомянутой временной рамки. Однако для целей, определенных в начале статьи, этого вполне достаточно.

Участие в выборах в 462 районные советы принимала 81 политическая партия, в целом доминировав 97 102 кандидата. В результате от 69 партий в районные советы были избраны 15 052 депутата.

Почти каждый третий депутат районного совета, избранный в 2015 году, был депутатом предыдущего созыва (4 597 с 15 052). Ниже на карте отображен уровень кадрового обновления каждого районного совета. Чем темнее оттенок на карте, тем выше процент присутствия в совете депутатов, которые избирались в этот же совет в 2010 году.

С 4597 депутатов, которые на выборах 2015 года возобновили представительский мандат, 4087 (почти 90%) в 2010 году избирались от десяти политических партий: Партия регионов (1668), ВО «Батькивщина» (843), Народная партия (422), «Сильная Украина » (228), «Фронт Перемен» (218), «Наша Украина »(213), ВО «Свобода» (145), Социалистическая партия Украины (124), «Единый Центр» (119), Украинская народная партия (107).

946 депутатов (20.5%) из 4597 за пять лет не изменили своей политической аффилиации. Больше всего таких депутатов оказалось в ВО «Батькивщина» (625) и ВО «Свобода» (118). Других 3 651депутата на выборах 2010 и 2015 годов номинировали различные субъекты избирательного процесса. Часть таких изменений основывается на понятных политических связях. Например, когда депутаты от Партии регионов переизбираются от «Оппозиционного блока», а «ударовцы» и «народные фронтовики» — от БПП «Солидарность». В первом случае это объясняется политической преемственностью, во втором — координацией между политическими силами накануне выборов. К тому же, такая предвыборная координация происходила в публичной плоскости.

Остальные изменения кандидатами своей политической аффилиации невозможно интерпретировать столь однозначно. Во-первых, это касается тех случаев, когда один и тот же кандидат в 2010 и 2015 году баллотировался от политических сил, между которыми отсутствуют связи правопреемства, так же, как и публичные межпартийные договоренности о сотрудничестве. К таким парам можно отнести Народную Партию и БПП «Солидарность» (132 «общих» депутата), «Сильная Украина» и БПП «Солидарность» (79), Народная Партия и ВО «Батькивщина» (40). Во-вторых, это относится к случаям, когда одни и те же депутаты избираются от политических партий, которые находились на разных концах властно-оппозиционной шкалы. К таковым относятся Партия Регионов и БПП «Солидарность» (330 «общих» депутатов), Партия регионов и ВО «Батькивщина» (73), Партия регионов и Радикальная партия Олега Ляшко (66). В общем, бывшие депутаты-регионалы переизбирались по партийным спискам 48 политических партий, принимавших участие в выборах 2015 года. Кроме упомянутых «Оппозиционного блока» и БПП «Солидарность» существенное число экс-регионалов возобновили представительские мандаты по спискам Аграрной Партии Украины (229), «Нашего Края» (205), «Возрождения» (138).

Политические партии, которые получили значительное количество мандатов на уровне районных советов, использовали различные стратегии по привлечению в свои списки кандидатов с предыдущим опытом представительства. Часть партий номинировала основном тех кандидатов, которые пять лет назад выигрывали выборы под флагами, собственно, этих политических сил (ВО «Батькивщина», ВО «Свобода»). Другие, в том числе только созданные или реанимированные под выборы партийные проекты, привлекали в свои списки кандидатов из разных партийных сообществ (БПП «Солидарность», «УКРОП», Революционная Партия Олега Ляшко и др.) Однако, несмотря на упомянутые различия, в списках едва ли не для каждой политической силы в определенной степени нашлось место для представителей бывших провластных партий. Результаты выборов продемонстрировали не только готовность политических сил предоставлять возможность таким кандидатам баллотироваться, но и готовность избирателей голосовать за таких кандидатов.

В течение двух следующих месяцев после выборов районные советы избирали свое руководство. На момент завершения мониторинга — 20 декабря 2015 — было избрано 462 председателя райсоветов от 35 политических партий.

В целом, количественное распределение председателей райсоветов между политическими партиями, кроме «Оппозиционного блока», в основном соответствует количеству районов, в которых соответствующие партии победили на выборах. Впрочем, представители «Оппозиционного блока» получили только 30 должностей председателей районных советов, победив в 59 районах.

Среди вновь избранных председателей районных советов 231 (50%) избирались депутатами соответствующих советов в 2010 году. Больше всего таких голов в БПП «Солидарность» — 72, «Батькивщине» — 34, Аграрной Партии Украины – 27, «Оппозиционном блоке» — 18, «Нашем Крае» — 16.

Среди председателей райсоветов с опытом представительства в советах предыдущего созыва больше бывших регионалов. Общее их количество — 92 с 230. На втором месте — представители «Батькивщины» с 41 главами районных советов, которые побеждали на выборах 2010 года. От Народной Партии и «Нашей Украины» — 24 и 18 соответственно. На визуализации ниже продемонстрирована политическая аффилиация всех председателей райсоветов, которые избирались в советы в 2010 году, а также их политическая принадлежность на выборах 2015 года.

Нажмите сюда, чтобы перейти к интерактивной визуализации.

Бывшие регионалы занимают сегодня должности председателей районных советов от 18 политических партий. Больше всего — от БПП «Солидарность» (22), «Оппозиционного блока» (17), Аграрной Партии Украины — 13 «Нашего Края» — 12.

В целом, каждый пятый районный совет в Украине сегодня возглавляется депутатом, который в 2010 году побеждал на местных выборах под флагами Партии регионов. Этот показатель является достаточно высоким, учитывая, что только каждый десятый новоизбранный депутат принадлежал к бело-голубой команде пять лет назад. Также экс-регионалы гораздо лучше представлены в сравнении с «бывшими» от других политических партий.

Проведенный анализ и сравнение позволяет сделать определенные обобщения и выводы:

  • Во-первых, в результате последних местных выборов произошло существенное обновление депутатского корпуса районных советов. Переизбраться удалось лишь 30.5% депутатов.
  • Во-вторых, кардинально изменилось политическое представительство районных советов по сравнению с выборами 2010 года. Изменения, произошедшие в партийной системе на национальном уровне, отразились и на местном уровне. По результатам выборов ни одна политическая партия не получила такого безусловного преимущества в представительстве, как это было пять лет назад.
  • В-третьих, несмотря на упомянутые изменения, политические силы, представленные во властной системе сегодняшнего режима, оказались готовыми к политической интеграции части депутатов — представителей прежнего режима. Такая интеграция вполне естествена для «Оппозиционного блока» как наследника, в том числе и кадрового, Партии Регионов. Присутствие экс-регионалов в списках Аграрной Партии Украины, «Нашего Края», «Возрождения» и мелких локальных региональных проектов также имеет свое объяснение. Эти политсилы — реанимированные или созданные под выборы — изначально воспринимались как «обломки» Партии Регионов. Другое дело — парламентские партии Блок Петра Порошенко «Солидарность», ВО «Батькивщина», Радикальная Партия Олега Ляшко. Их позиционирование и публичная риторика позволяют ставить вопрос о том, чем обусловлено появление в их списках представителей Партии регионов и Народной партии. Ведь ни во время избирательной кампании, ни после объявления результатов выборов, упомянутые партии не объяснили свою позицию по этому вопросу.
  • В-четвертых, политическая интеграция представителей старой власти произошла не только на уровне партийных списков, но и на уровне руководства районных советов. Важнее этого факта является, собственно, сам сигнал, что представители прежнего режима могут претендовать не только на представительство, но и на первые роли в органах местного самоуправления.
  • В-пятых, предыдущие пункты актуализируют две проблемы, с которыми могут столкнуться партии, принявшие в свои ряды представителей прежней власти. С одной стороны, возникает вопрос о лояльности политических неофитов к новым партиям. С другой стороны, их присутствие и дальнейшая интеграция в партийные структуры создает риски возникновения внутрипартийных конфликтов.
  • В-шестых, политические партии, особенно недавно созданные, должны уделять большое внимание кадровой политике и рекрутизации. Без выполнения такого «домашнего задания» эти партии могут попасть в ловушку, когда рейтинг партийной поддержки превышает организационный и кадровый потенциал партии. В таком случае придется либо терять на результатах, сохраняя «чистоту» партийных рядов, или привлекать организационно-кадровый потенциал со стороны, «разбавляя» партийные ряды варягами.

Проведенный анализ не позволяет говорить о полной перезагрузке власти. По крайней мере, местной, на уровне районных советов. На данном этапе адекватным является более сдержанное определение, а именно — существенное кадровое обновление, которое, однако, не исключает присутствия в райсоветах представителей старой власти, нашли политическое убежище, чуть ли не во всех партийных списках. Соответственно, это все же Reload, а не Reset.

С полными результатами исследования и визуализацией можно ознакомиться здесь.

Назар Бойко, Іванна Фединчук, Роман Свердан, моніторингово-аналітична група "ЦИФРА"