Все публикацииПолитика

Маша Гайдар и тёмная сторона децентрализации

Дискуссия вокруг свеженького украинского паспорта для Маши Гайдар быстро перешла на личности. Что обсуждает публика? Поведение и слова этой новой украинской гражданки, факты её биографии, даже и папу – Егора Гайдара – вспомнили. От Маши Гайдар один шаг и до Михаила Саакашвили – публика решает, поддерживать или осуждать его трепетное отношение к отдельным россиянам на украинской земле. Остаётся немного внимания и для президента в этой ситуации – мол, а почему Пётр Порошенко этой девушке так быстро дал гражданство, а десяткам других иностранцев, в том числе и воюющим на стороне Украины, гражданство всё никак не даёт? И вообще – а стоит ли полагаться на россиян в процессе осуществления реформ в Украине?

Дмитрий ЛитвинДмитрий Литвин, журналист

Вопросы интересные, об этом идеально было бы поспорить на ток-шоу. Но за ними, к сожалению, не видно более важную вещь, а именно: украинский паспорт для Маши Гайдар – это ещё один шаг центральной власти в процессе реального изменения местных властей. В процессе той реформы, которую они делают и ни с кем не обсуждают, а не той реформы, которую они как бы делают и из-за которой спорят и даже пафосно поют в Верховной Раде.

Вот вспомните проект конституционных изменений по децентрализации власти, который так громко обсуждался перед летними политическими каникулами. Ну, все эти общины, новые полномочия для местных советов, институт префектов, которые должны будут оценивать законность тех или иных решений местных властей… Простой вопрос: а где в этой конструкции место для Саакашвили как руководителя Одесской области? Вот кто он сейчас? Человек, занимающий должность, которая находится в процессе ликвидации? Не похоже. А ведь, по идее, не должно быть губернаторов в Украине. Вы себе представляете Саакашвили в роли, допустим, всего лишь префекта в Одесской области? Ну, мол, он следил бы всего лишь за тем, чтобы местные власти не вышли за рамки отведённых им полномочий. Понятно же – этого было бы мало для него. И ещё более важно – этого было бы мало для тех проектов, которые сейчас затеяны в Одесской области. Саакашвили ведёт себя так – и в общении с местными жителями, и в отношениях с инвесторами – как будто у него есть годы на посту губернатора, как будто его присутствие в регионе служит некой гарантией долгосрочности уже происходящих или только объявленных перемен.

Но даже не это самое интересное. А кто такой Саакашвили в Одесской области? Это представитель президента Порошенко, это вообще такой минипрезидент. А что такое децентрализация власти, о которой говорят наши политики? Это намерение отдать власть из центра на места – самим жителям тех или иных территорий. Мол, пусть люди сами решают, что им больше всего нужно от власти и кто должен представлять их интересы. Давайте попробуем вписать в эту официальную концепцию децентрализации такие фигуры, как сам Саакашвили или как его помощники – Саша Боровик, Маша Гайдар и другие. Вписываются? Не очень. И назначение Саакашвили, и выбор им иностранцев в свою команду, и скорое вручение паспорта Маше Гайдар – всё это один мессадж от власти к обществу: «А вас не надо спрашивать!». Ведь и вправду – всё это решилось где-то на Банковой, и что по этому поводу думает общество – вопрос даже не второстепенный, этого вопроса вообще нет.

Фото: Юлия Сущенко

Более того, Саакашвили как раз потому и был назначен в Одесскую область, что он на 100% чужой человек для этого региона, он там может представлять интересы только центральной власти и никого больше, он там не связан ни с кем обязательствами, и в том числе – он не связан с самими жителями Одесской области. Ещё раз: именно фактическая несвязанность с Одессой позволяет Саакашвили стать проводником перемен в регионе. Это назначение задумывалось как сюрприз и для региональных шишек, которых Саакашвили – по замыслу центральной власти – должен прижать, и для всех других людей в области. И если вообразить себе выборы главы этого региона, то правда состоит в том, что ну не смог бы Саакашвили собрать там большинство голосов – по крайней мере, если судить о настроениях жителей Одесской области на момент назначения Саакашвили. И уж совсем невероятно, что успеха у одесских избирателей смогли бы добиться Саша Боровик или Маша Гайдар.

Впрочем, можно взять контекст и шире – Геннадий Москаль в Закарпатье это тоже минипрезидент. Он тоже создаёт де-факто модель власти, не совпадающую с объявленной в стране децентрализацией. И можно предположить, что такая модель – с властной фигурой, очень сильной и не зависящей от местных раскладов – окажется востребованной и в других областях Украины. Вообще привлечение неместных фигур для преодоления местной коррупции в нашей стране уже стало одной из главных политических тенденций. И если это уже работает на уровне правительства, в прокуратуре, в среде силовиков, в Одесской и Закарпатской областях – где за короткий срок сформировались самые заметные и самые инициативные местные власти в стране, причём совершенно неожиданно для местных жителей – то вполне вероятно, что такой опыт будет распространяться и дальше.

 ***

Внесение изменений в украинскую Конституцию требует два позитивных голосования в парламенте – сначала простое большинство, потом триста голосов. Пока что в Верховной Раде этих трёхсот голосов нет. Да и чтобы получилось простое большинство – пришлось проводить буквально спецоперацию, совмещая голосование с визитом Виктории Нуланд и сопровождая аргументы президента давлением посольств на парламентские фракции. Что будет, если всё-таки Рада провалит децентрализацию этой осенью? Вторая попытка? Или другая модель?

Фото: EPA/UPG

Возможно, власть Саакашвили в Одесской области или власть Москаля в Закарпатской области – это и есть та модель организации местной власти, которая останется в Украине после президента Порошенко. Децентрализация не через «всю власть советам» на местах и переписывание Конституции, а через сильного лидера, который назначается центральной властью и сам становится местным центром власти, пытается завоевать симпатии в регионе. Как показывает опыт Саакашвили и Москаля, для этого вообще не требуется какое-либо обсуждение в парламенте или в обществе – таким лидерам можно просто предоставить некий карт-бланш на управление регионом. А у президента появляется одна новая неформальная обязанность: пользуясь своим влиянием, выступать в роли арбитра, когда возникают конфликты между таким региональным лидером и кем-то в центральной власти.

Ещё раз: Саакашвили и его команда в Одессе, Москаль в Закарпатье и даже в какой-то мере Георгий Тука в Луганской области – это всё тоже реформа местной власти, только не осознанная именно как реформа. Пока это всё понимается как некое промежуточное состояние между былой организацией власти и тем проектом, который ещё только предстоит утвердить Верховной Раде. Шансы на утверждение есть, но не стопроцентные. И если парламент всё-таки скажет «нет» этой осенью, то промежуточное состояние станет окончательным – превратится в реформу явочным порядком.

Дмитрий ЛитвинДмитрий Литвин, журналист