Все публикацииПолитика

Путин жив – значит, война возможна

Российский вождь регулярно проводит большие пресс-конференции, причём с одной целью – показать, что и в следующем году, как в уходящем, в России будет только один политический субъект – он сам. И на его фоне будет всё остальное, и всё остальное будет таким, каким Путин хочет его видеть.

Дмитрий ЛитвинДмитрий Литвин, журналист

Фото: EPA/UPG

На этот раз – никаких сюрпризов. Хотя именно сюрпризы от Путина и ожидались. Кое-кто на сюрпризы даже надеялся. Например, москвичи, паникующие на фоне быстрой деградации своего привычного быта. Кое-кто возможных сюрпризов от Путина побаивался. Например, один из топовых российских пропагандистов, Маргарита Симоньян, откровенно призналась перед пресс-конференцией, что впервые не знает, чего ждать. Ну действительно – вдруг Путин решит отступать и популяризаторы войны окажутся на обочине?

Путин решил продолжать, а не отступать. Оказывается, его ничто не убедило, что Россия за шаг до катастрофы. Ни обвал рубля (читай: западные санкции), ни снижение цен на нефть, ни презрение, с которым он теперь сталкивается в контактах с другими политиками.

Путин расценивает ситуацию, в которой Россия оказалась сейчас, как аналогичную той ситуации, в которой он пришёл к власти. Это было пятнадцать лет назад, вспомните 1999-й – всего лишь за год до этого в России был дефолт. Страна жила бедно, западные политики вели себя высокомерно, нефть была дешёвой, и приходилось воевать в Чечне, сталкиваясь с чуть ли не ежедневным международным порицанием за нарушение прав человека.

Путин думает, что если уж тогда он вырулил – причём без многомиллиардных резервов и без покорного телевидения, да с оппозицией, которая ещё была на что-то способна, – то сейчас тоже как-то получится вырулить. Ну, должно получиться. 

А что, если не получится? Этот вопрос висел в воздухе во время пресс-конференции, но Путин предпочёл сделать вид, что не замечает его. Наверное, федеральное телевидение теперь будет учить и других россиян игнорировать этот вопрос. А если они вдруг его заметят – ну, значит, пятая колонна.

Вообще этот мессадж – мол, у России должно получиться – и есть то единственное, что Путин хотел оставить в умах у тех, кто смотрел пресс-конференцию. Доллар под семьдесят рублей – ну и чёрт с ним, поищем и накажем спекулянтов. Что будет завтра и у всех ли наступит это «завтра» – ну, главное, оставайтесь патриотами, и вообще надо подумать, что такое патриотизм. Кому поможет государство, если дела станут совсем уж плохи? Ну, вы же понимаете, что без сил ядерного сдерживания Россия будет уже не та, да и вообще может перестать существовать. Мол, вот на ракеты точно будем тратить, ну ещё Игорь Сечин эффективный менеджер, и не надо считать его многомиллионную зарплату, какой бы большой она вам ни казалась, а что там будет у россиян вообще – ну, мы же ещё и не такое видали, почитайте Лермонтова.

Фото: EPA/UPG

Россияне упустили момент, когда Путин из президента превратился в вождя. В тот момент от Путина ещё можно было избавиться, как, например, нам удалось избавиться от Януковича.

Теперь же оппозиция разгромлена, свободные медиа растоптаны, носители альтернативных идей – все числятся в друзьях у «хунты». Путин знает, что будет править, пока не умрёт, и никто с этим не сможет что-либо сделать. Дворцовый переворот? Ну, Медведев не допрыгнет. Перевыборы? Ну, не в этой стране.

Путин просто собрался ждать, когда цена на нефть снова начнёт расти. Это и есть вся его политическая программа на будущий год. Или даже на два года. Если надо, то и на три. А потом россияне и вообще могут привыкнуть. Да и какой бы ни была цена на нефть, сколько бы ни стоил доллар – у Путина всегда будет достаточно войск, силовиков и боевиков, чтобы усмирить любой ну всё-таки возможный протест. Вот, кстати, на днях Рамзан Кадыров картинно попросил у Путина «отпустить» его с поста главы Чеченской республики на Донбасс – повоевать. И если подумать – что в подтексте у этого сообщения? Ну, понадобится – и Кадырова «отпустят», например, в Москву повоевать.

***

Но всё-таки – а сказал ли Путин что-то важное для Украины? Может быть, какой-то сигнал подал?

Следует понимать, что большие и пафосные путинские сеансы связи с народом или журналистами – это инструмент внутренней политики. Россия должна видеть своего вождя. Причём так, что вот он один – и на его фоне никого такого же нет. А если кто и хочет выскочить, как, например, Михаил Ходорковский, который в последнее время всё громче заявляет о своих политических амбициях, – то каждого такого выскочку вождь осмеивает. И при этом ещё все на пресс-конференции с Путиным должны немножко унижаться, чтобы обратить на себя внимание вождя. И голоса у тех, кому посчастливилось задать вопрос, пусть дрожат. Это и есть четыре часа прямого эфира с Путиным для россиян, некая матрица отношения к вождю. 

Но вот что ещё более важно на этой пресс-конференции. Путин ведь что в основном делал? Ну, привирал. А другие участники пресс-конференции что в основном делали? Ну, изображали, что это и есть политика. Примерно то же самое Путин попытался перенести в этом году в международные отношения – возможность врать. И как раз за это налетел на западные санкции. Не только за аннексию Крыма и не столько за войну. Путин попытался сделать ложь одним из базовых принципов международных отношений. Мол, не важно, что сказано, и не интересно, что подписано, Путин хочет делать только то, что ему в данный момент выгодно. Вот уже год можно наблюдать, как Путин и вообще Российская Федерация откровенно лгут, лишь бы позволять себе всё что угодно. Можно видеть, как один за другим международные договоры и другие респектабельные документы оказываются для России просто бумажками, которые Кремль игнорирует.

Фото: EPA/UPG

Ещё раз: вот именно это – желание сделать ложь допустимой – и есть то недопустимое, что объединило против Путина и Ангелу Меркель с британцами и французами, и Барака Обаму, и даже далёких японцев.

Именно поэтому, например, китайцы не спешат всецело поддерживать российского вождя, хотя и сами по его примеру с удовольствием оттяпали бы множество территорий, которые сейчас принадлежат другим государствам. Именно поэтому Путин остаётся в нелепом одиночестве на таких саммитах, как недавно встреча «Большой двадцатки» в Австралии.

Собственно, тут-то и новость – на своей пресс-конференции Путин продолжил врать как раз по тем поводам, по которым к нему прислушивались из-за границы. Это и был его сигнал, это и было важное. Таким образом, можно сделать два вывода: первый – санкции против России продолжат работать; второй – украинскому руководству и обществу не стоит доверять тем обещаниям, которые могут быть получены из Кремля, вообще – общению с людьми из Кремля.

Почему это для нас важно? У некоторых наших политиков и государственных руководителей сохраняется иллюзия, будто за время в бизнесе они научились общаться с россиянами. И, мол, теперь могут договориться о каком-то долгосрочном плане урегулирования ситуации в Донецкой и Луганской областях. Наверное, именно из-за этой иллюзии украинское государство выглядит сейчас довольно комично на международной арене: пока мы ждём от всех, например, ещё более жёстких санкций против России и давления на террористов, сами с Россией продолжаем, мягко говоря, общаться, а с террористами – торговать. Мол, ещё чуть-чуть – и всё с кремлёвцами решим.

Нет, не решим. 

Взгляните на Путина повнимательнее: этот человек откровенно не желает хорошего исхода и сможет сохранить реальную власть в своей стране ещё на годы. Поэтому как только у него появится возможность превратить войну снова из тлеющей в горячую – он так и сделает. Ему же не Донецк с Луганском нужны, он просто хочет себе позволять всё что угодно. Так что, надо готовиться к войне с Путиным, а не пытаться установить с Россией некий долгосрочный мир, как это происходит уже полгода. И если не поняли это до сих пор, пересмотрите пресс-конференцию Путина ещё раз.

Дмитрий ЛитвинДмитрий Литвин, журналист