Возрождение Рады

Печать

Всего за два дня украинский парламент сумел вернуть себе субъектность, столь стремительно утраченную в 2010-м. Сможет ли Рада удержать высоту, захваченную ценой сотни человеческих жизней?

Фото: Макс Левин

ДЕНЬ ПЕРВЫЙ

Снайпер для "Беркута"

- Утро 20-го февраля началось звонком командира одного из спецотрядов "Беркута". Мы познакомились во время одного из моих ночных дежурств, обменялись телефонами на всякий случай. Правда, раньше он никогда не звонил, а тут… Они стояли на Институтской, - рассказывает нардеп Андрей Шевченко.

- Первый звонок в семь с чем-то утра. "У вас там в Консерватории кто-то буйный – стреляет по моим бойцам. Уже 11 раненых, - говорит. - Примите меры, не доводите до еще большей беды". Я, грешным делом, подумал: действительно, накануне возле Консерватории "окопались" довольно радикальные ребята, может, это они? Или просто махновщина какая-то? В любом случае: надо останавливать. Набираю Парубия, Авакова, Пашинского. Они реагируют мгновенно. В Консерваторию направляются лучшие из наших, прочесывают все здание, но никого не находят. Естественно, там и не было никого, но, на тот момент, мы еще не знали о снайперах в "Украине". Тем временем, командир второй раз звонит: уже 16 ранены. Двое – убиты. Один из них был в бронежилете. Так, вот пуля пробила бронежилет и прошла навылет. "Беркутовец" умер на месте. Ты понимаешь, что это за оружие должно было быть, чтобы прошить бронежилет насквозь!? – продолжает Андрей, - Ясно же, что наши, пусть даже кто-то очень отпетый, так не могли. Командир сказал фразу "отстреливают, как в тире". Значит, действовал профессионал. Короче, меньше чем за полчаса, у него 21 человек ранен. Трое – убитыми. С соседним подразделением "Беркута" происходило то же самое. Два командира посовещались и решили отходить. Сама посуди: их ребят методично изничтожали. Надо было спасаться.

По собственной информации LB.ua, один из двух этих "беркутовских" отрядов – из Днепропетровска.

Собственно, так и началось отступление силовиков, немало удивившее майдановцев. Люди не стали выяснять причины бегства врага, но оперативно заняли освободившуюся территорию. За это было заплачено одиннадцатью жизнями.

Фото: EPA/UPG

Активисты не могли знать, что в гостинице "Украина", на окрестных холмах, сидели снайперы, да их только и поджидали.

Существует оперативное видео, на котором ясно видно, как один из снайперов стреляет сперва в "беркутовцев". Через короткий промежуток – в мирных граждан. Вечером четверга это видео видел Виталий Кличко. Утром пятницы о его существовании заявила с парламентской трибуны Инна Богословская. Рано или поздно оно будет обнародовано, а все детали кровавой трагедии – уяснены.

По данным LB.ua, ни столичная милиция, ни СБУ к стрельбе не причастны.

Косвенно это подтвердил тот же Шевченко.

- Днем (в четверг, 20-го) мы с Пашинским были в главке милиции, на очередном раунде переговоров, - рассказывает он далее, - прямо при нас поступали сообщения о новых смертях. Милиционеры сами были в шоке и не понимали, что происходит. Нужно было видеть лица их начальства.

Кто, в таком случае, обеспечил работу снайперов? Кто их собрал, вооружил, кто координировал, кто оплатил услуги?

В настоящее время информация собирается по крупицам и простого ответа на сложные вопросы нет. Кто-то приписывает убийства "Альфе", кто-то – "особым отрядам" в МВД ("орлам Захарченко"), иные говорят о российских и даже кавказских наемниках. Все, однако, сходятся во мнении: работали профессионалы. Задача была – эскалация конфликта. Так, чтобы "Беркут" думал на митингующих; митингующие, соответственно, на "Беркут".

Более того, поскольку причины отступления "Беркута" утром в четверг были не ясны, со стороны выглядело так, будто это митингующие нарушили перемирие и пошли в наступление. Что давало власти некое "моральное право" (с точки зрения самой власти, - С.К.) применить жестокие меры.

- Войска введут к концу дня. Вот посмотришь. Что же это такое: перемирие, а ваши – в атаку? Президент обязан навести порядок! – громко возмущался один очень не последний регионал в 11 утра в четверг.

Вечером пятницы он написал заявление о выходе из фракции ПР. Об "обличительных речах" не напоминала – ему и самому было стыдно. Стыдно и горько.

Марш-бросок

Призыв ко всем депутатам – в независимости от фракционной принадлежности – собираться в три часа в зале ВР прозвучал со сцены Майдана около полудня. Еще в два часа дня вероятность проведения собрания депутатов под куполом, тем более – полноценного заседания (для которого необходимо 226 нардепов) – была крайне мала.

Рада закрыта на ключ, сотрудники распущены, парламентский телеканал эвакуирован, на Институтской орудуют снайпера, Мариинка забита "титушками". Соваться в ВР – очевидное самоубийство. Точнее даже так: можно попробовать туда подойти, но вот как потом отходить?

Тем не менее, без двадцати три веселый голос Виктора Бондаря сообщил из телефонной трубки:

- Ты знаешь, мы нашли Зайчука (бессменного руководителя аппарата ВР, - С.К.). Поспорили немного, попрепирались, но вот сейчас открыт первый подъезд и открывают зал. Дорога расчищена!

Фото: www.facebook.com/za.gennadiy.zubko

Бывший днепропетровский губернатор, он уже давненько высказывался и действовал не вполне в унисон с "политикой партии". Сейчас Бондарь стал одним из первых, кто осмелился заявить о выходе из состава фракции. Его примеру последовали три десятка коллег.

К началу четвертого "под куполом" собралось около двух сотен нардепов. Три оппозиционные фракции, вольные мажоритарщики и некоторые регионалы. В частности, Игорь Еремеев, Владимир Литвин, Виктор Балога со своими бойцами, Давид Жвания, Инна Богословская, Андрей Деркач, Григорий Смитюх, Владимир Вечерко, Евгений Сигал и другие.

Поскольку система "Рада" не работала, секретариат отсутствовал и даже микрофоны не подавали признаков жизни, регистрировались они вручную. На трибуне лежал подписной лист, куда записывался любой желающий.

Фото: Макс Левин

Сразу 226 не набиралось и председательствующий Кошулинский объявил перерыв, чтобы успели подтянуться все желающие. Перерывов было два.

В ходе первого, LB.ua стал свидетелем телефонного разговора одного из наиболее влиятельных регионалов, присутствовавших в тот вечер в Раде, с Александром Ефремовым.

Ефремов вопил что-то в трубку насчет нелегитимности происходящего.

Вопил настолько громко, что было слышно сквозь динамики.

- Чем быстрее мы приведем сюда фракцию, тем легче будет решить вопрос, - вежливо отвечал собеседник.

В ответ – повторение монолога о нелигитимности.

- Послушайте, Александр Сергеевич, я кровь легитимировать не буду! И таких как я во фракции еще минимум 60 человек! Мы под это не подписывались.

- Чего вы хотите? – грозно вопрошал Ефремов.

- Пусть он даст команду "стоп"!

- Президент вчера дал команду "стоп", но оппозиция…

- Ясно, - перебил его визави, - видел я эту команду "стоп", видел трупы.

На этом разговор, собственно, закончился.

- А он вообще где? – уточнил LB.ua.

На тот момент нам уже поступила информация относительно следования гн. Ефремова в Луганск, где была предварительно намечена его встреча с партактивом области, также – местными силовиками. Чайку попить, разговоры о федерализации поговорить.

- Не знаю, - развел руками депутат, - сказал, что его нет.

Через полчаса информация по луганскому вояжу Ефремова подтвердилась окончательно.

Порошенко – Новинскому: "с..а ты православная!"

Еще до окончания первого перерыва под куполом материализовались Нестор Шуфрич и Вадим Новинский.

Задача – "разрулить", нивелировать, любым способом "замять тему".

Фото: Макс Левин

- Один их вариант: без Рыбака вообще работать нельзя. Только, мол, с ним, иначе – ни-ни. Второй: если мы разойдемся сейчас, то завтра Президент сам все инициирует: и досрочную сессию, и 400 голосов за Конституцию. Ну, кто в это поверит, после всего? – смеясь, рассказывал об их активностях Порошенко.

Кличко оказался более впечатлительным. Через пять минут разговора с Новинским в кулуарах, он уже предлагал ему "проголосовать сегодня только запрет на применение оружия, а с остальным как-то разрулить".

Новинскому этого показалось мало и он направился в кабинет к главе аппарата Зайчуку. Именно там разворачивались главные события вечера. Точнее сказать – в прилегающей к нему комнатке отдыха, где нардепы оборудовали нечто вроде полевого штаба.

Фото: LB.ua

LB.ua устремился туда вслед за Новинским.

- Здравствуй, Вадик, - Петр Порошенко сидел на диване, возле журнального столика. - Только что новость пришла: еще одного человека убили.

- Ну, так действия оппозиции… Вы же довели, - создавалось впечатление, у Новинского с Ефремовым одни заготовки на двоих.

На мгновение в комнатке воцарилась гробовая тишина.

Нарушил ее рев Порошенко. У него просто упала планка.

LB.ua включил камеру.

- Это ты, с..а, меня обвиняешь? Ты меня обвиняешь?!

Порошенко подскочил с дивана.

- Уймись, - с ухмылкой посоветовал Новинский.

Явственно намечалась драка. Между нардепами встал Андрей Деркач.

- Ты еще меня обвинил, да!? Креста на тебе нет! С..а ты православная! – бушевал оппозиционер.

Последняя фраза Новинского явно задела. Настолько, что он даже сперва как-то растерялся. Уж слишком ниже пояса. Ведь, в узких кругах он известен как человек глубоко воцерковленный, действительно набожный и эту часть своей жизни тщательно оберегающий.

- Я – с..а?! – подобравшись, готовился к атаке.

- Да, б..ь! Ты! Это я виноват, что людей 70 положили?! – гремел Порошенко. - Я с трибуны кричал: люди, не применяйте оружие! Я лично с трибуны кричал, чтобы не допустить убийства ни одного человека! А у тебя еще рот раскрывается так говорить?!

- Петя, хватит лукавить! Слышь, хватит, – Новинский тоже завелся.

- Иди на х… , - лаконично посоветовал Порошенко.

- Я тебя, с..у.!

- Я тебе говорю, что сейчас погиб человек! Вместо того, чтобы помолиться об упокоении его души, ты мне что в ответ? Иди на х..! Слышать тебя не хочу! Пока не извинишься, слышать тебя не хочу!

"Заслон" в виде Деркача уже не срабатывал – Новинский подступал к Порошенко ближе.

- Пошел ты сам на х..й! Понял?! Г…он е…й.

- Вадик, я тебя прошу! – вступил в перепалку Артур Палатный из УДАРа, все это время молча восседавший в центральном кресле.

Деркач легонько оттолкнул своего друга в сторону. В комнату вошел Евгений Сигал. Достали сигареты. Закурили.

Ругань Порошенко с Новинским переросла в мировоззренческий спор.

- У Тягнибока 16 ребят его полегло! 16, вдумайся! – добавил кто-то из депутатов.

- Я в четыре утра ввшника на своих руках вытаскивал, чтоб его не добили! Он уже идти не мог, - не унимался Порошенко. - А Кожемякин, вон, беркутов спасал! Как же ты говоришь-то такое?!

- Во всем виноваты политики. И мы виноваты, и вы, все, - Новинский глубоко затянулся.

- Какие, на х..р политики?! Тебе легко говорить, ты всего этого, дружок, не видел, на своей шкуре не испытал!

- Знаешь, что чувствуешь, когда перед тобой семь трупов лежит? И все – моложе тебя, - вставил голос, обладателя которого за мощной спиной Евгения Сигала рассмотреть все никак не удавалось.

- Я так скажу: во всем виновата бандитская группировка, создавшаяся в отдельно взятом регионе Украины. П..ц, извини. Это она пришла сюда, наклонила р..м, заставила жить по этим правилам. Вот и все! И знаешь еще почему они не боятся того, что там? – Андрей Кожемякин кивнул в сторону улицы, - потому что они в терриконах похоронили тысячи людей. Тысячи! И им все равно: 60 трупов, 70, триста? Понимаешь?

- Вадик живет в другой реальности. Он приехал, будучи искренне уверенным, что можно – по привычке – как-то «разрулить». Но старые правила больше не работают. Эти смерти все стерли, как ластиком. А он просто не понимает, не может вместить этого, - поделился потом с LB.ua один из свидетелей сцены.

Справедливости ради, стоит отметить, что персонально к Новинскому у большинства оппозиционеров отношение более чем позитивное. Просто в данную конкретную минуту на него, как единственного представителя власти в этом небольшом пространстве, причем представителя полномочного, напрямую участвующего в принятии решений, разом опрокинулась вся злость, отчаяние, обида, накопленная присутствующими в последние дни. Нервное напряжение было колоссальное. И вот дамбу прорвало. Новинскому не повезло оказаться в то время в том месте.

"Володя, спасибо"

К исходу второго перерыва в кулуарах Рады появился Владимир Макеенко.

Фото: Макс Левин

Безусловный герой этого дня, он стоял возле кулера в окружении нескольких депутатов и опустошал – один за другим – пластиковые стаканчики родниковой воды.

- Только не снимайте, пожалуйста, - попросил тихим голосом.

Лицо абсолютно бескровное, будто неживой.

- Ты не понимаешь, какой прессинг. Как семью гоняют, - добавил.

Подавленные, все стояли молча.

- Володя, мы тобой очень гордимся. Очень, - подошел Андрей Иванчук.

- Володя! – радостно улыбаясь, раскрыл объятия Руслан Князевич.

- Это – поступок! Спасибо тебе, - это уже Игорь Еремеев.

- Вы – настоящий! Спасибо! – подоспела молоденькая журналистка.

И не было человека, который увидев в тот вечер Владимира Макеенко, не сказал бы слова благодарности, одобрения, восхищения.

Макеенко было что терять. И он понимал, на что идет. Но поступить иначе, действительно, не мог.

Поздно вечером, уже де-факто ночью, он совершил еще один поступок – отдал оппозиционерам свою карточку. Система "Рада" засчитала и его голос "за" историческое постановление.

Фото: Макс Левин

Рабочий процесс

К девяти часам вечера количество людей в зале ВР заметно возросло. Кроме того, на рабочие места вернулись сотрудники аппарата, началась полноценная регистрация, подключили микрофоны, возобновили вай-фай, открыли буфет. Парламент наладил обычную жизнедеятельность.

И все же еще порядка пяти голосов не доставало.

А на вопрос о конкретном плане действий никто из нардепов внятно ответить не мог. Его не было.

- Если Федорович поймет, что может потерять спикера и Генпрокурора, он согласится на все, – поделился соображениями один из "беглых" регионалов. – Даже на возврат старой Конституции. Но для этого мы должны показать, что у нас – большинство.

"Показать большинство" возможным не представлялось. Но и отступать было уже некуда.

Вот и подбадривали друг-друга формулами типа: "Табаловы уже выехали из Кировограда". "Березкин подъезжает", "227 согласны поддержать, но просто надо, чтоб они физически все успели добраться".

- Пока не соберется 226, мы отсюда не выйдем, - твердой своей уверенностью Андрей Деркач внушал спокойствие всем остальным.

Фото: Макс Левин

Дух колеблющихся укрепляли также активности Руслана Князевича и Павла Петренко, поминутно подстрекаемых Игорем Еремеевым. Все вместе, они готовили постановление ВР о запрете СБУ проводить "антитеррористическую операцию".

- Так, Нестор, садись, будем вычитывать, - зычным голосом трубил Олег Ляшко, призывая Шуфрича за приставной столик у стола Зайчука, - Это пока только проект, можешь предлагать правки.

LB.ua примостился рядом.

Шуфрич, в отличие от Новинского, ситуацией быстро проникся и теперь был сама комплементарность.

- "Недопустимость применения силы к мирным протестующим", вот тут надо исправить: "и другой стороне конфликта", - он сразу резво принялся за дело.

- Нестор, читай внимательно, написано: "к гражданам Украины". "Беркут" – тоже граждане Украины, к ним тоже нельзя применять силу, - терпеливо разъяснял Ляшко.

Бедолага Новинский ничего этого не видел и не слышал. Низко опустив голову, он сидел в дальней части огромного кабинета, с краю у стола переговоров. Со стороны он походил на человека, только что перенесшего огромное горе и желающего с горем этим побыть наедине, внутренне примириться.

Фото: Макс Левин

В то же самое время в кулуарах бурлила жизнь.

- Игорь, дай текст! Ребята просят, если все ок – они тоже подъедут, проголосуют, - мажоритарщики штурмовали Еремеева.

- Текст нормальный. Доделывают его сейчас. Двадцать минут.

- Нет, давай сейчас. Чего время терять, все равно же о проекте речь.

Мимо проплыл Давид Жвания с довольной улыбкой.

И хотя конкретики не прибавилось, стало понятно: ситуация преломилась в пользу восставших.

В десять вечера включилось табло системы "Рада". Заметно волнуясь, путаясь и сбиваясь, Руслан Кошулинский старался дотошно соблюдать все регламентные нормы. Получалось не ахти (депутат и боец он прекрасный, но как спикер – неопытен, - С.К.), но помощь зала огрехи ликвидировала.

- Включаем регистрацию, - подсказывал с места Арсений Яценюк.

Электронное табло насчитало 239 присутствующих.

Зал взорвался аплодисментами. Это вам не 227, прогнозируемые накануне Александром Абдуллиным.

На радостях спели гимн.

Текст постановления господин Кошулинский зачитывал голосом – распечатать и раздать всем не было возможности. Депутаты слушали стоя, все – в чрезвычайном напряжении, сосредоточены.

Фото: Макс Левин

- Голосуем! Голосуем! – заволновались сразу, как иссякло чтение.

Тягнибок и Литвин встряли с мелкими правками. Им посылали одобрительные выкрики даже не дослушав сути предложений.

В итоге, историческое постановление собрало 236 голосов.

Оптимисты, конечно, призывали "идти дальше". Немедленно свергать Генпрокурора, главу МВД, возвращать Конституцию-2004.

Реалисты парировали: недостает голосов.

- Одно дело: поддержать прекращение насилия, другое – отстранить Захарченко, - емко прокомментировал Андрей Деркач.

Но все равно расходились счастливые, хотя и совершенно не понимая, чем закончится "бунт". Как его воспримет Лидер? Ответит силой? Проглотит?

- Это были поминки по парламентскому большинству, - сказал ударовец Каплин, затягиваясь невесть какой по счету сигаретой за вечер.

На "поминальную трапезу" лидеры ОО поехали непосредственно на Банковую. После полуночи там начались их переговоры с Виктором Януковичем и посредниками из стран ЕС, также – России.

Фото: EPA/UPG

У оппозиционеров уже был заготовлен – с подачи западных дипломатов – проект "мирного соглашения" с Виктором Януковичем. Краткая его суть сводилась к следующему: обязательство возврата к прежней Конституции в 48 часов, формирование нового коалиционного Кабмина за десять дней и совместное с ЕС расследование преступлений против граждан Украины в ходе протестов зимы 2013-2014.

ДЕНЬ ВТОРОЙ

Принуждение к миру

Продлившись семь с половиной часов, переговоры завершились лишь под утро.

- Янукович якобы согласился на досрочные президентские. Но не раньше декабря. Впрочем, он уже столько раз обманывал… не факт, что ему можно верить, - говорили представители международных посредников.

Серые от хронического недосыпа, лидеры ОО направились в Раду – согласовывать с соратниками пункты «мирного договора».

Текст документа уже ходил по рукам, в том числе – регионалов. С ночи ничего в нем не изменилось. То есть, прения на Банковой велись не вокруг пунктов документа. Велись они, в том числе, относительно кадровых преференций.

- Всю ночь работало "телефонное право" имени Фирташа-Левочкина, продавливали премьерство Тигипко. Мол, это лучший выход, за ним сорок депутатов и т.д. Никакой это не выход, на самом деле, ни наши за него голоса не дадут, ни оппозиционеры, - поделился видный "большевик".

Сам Тигипко "наветы" категорически опровергал. Ничего, мол, не слышал, ничего не знаю.

Сергей Леонидович появился в ВР перед вечерним заседанием. "Наша группа создала в ПР свою группу". Карие глаза хитро так поблёскивают. "Из фракции выходить не будем, но осуждаем…". Кто бы сомневался.

Но вернемся к соратникам меньшевиков. Они от текста "мировой" были не в восторге.

Фото: Макс Левин

- За этим последуют реки крови, - твердил Андрей Сенченко.

- Много вас таких во фракции?

- Да. Большинство.

- Спокойно. Еще обсудим, - предупредил Андрей Кожемякин

Обсуждать отправились после короткой работы в пленарном режиме. В пятницу "под купол" прибыло 80% всех нардепов. Зал и кулуары были заполнены.

Спикер Рыбак, которого накануне вечером взбунтовавшиеся большевики кошмарили угрозой снятия, демонстрировал чудеса лояльности, следования всем тонкостям регламентных процедур и т.д.

Первая же новость – о факте подписания им Постановления ВР о прекращении "антитеррористической операции". Вторая – анонс возврата к Конституции 2004-го.

Нардепы ликовали.

Окинув зал лукавым глазом, Владимир Васильевич решил "замерить температуру" - попробовать навязать свои правила.

- Объявляем перерыв до 16. Консультации, - заявил ни с того, ни с сего.

Люди устремились в президиум со всех концов зала. Запахло жареным

- Успокойтесь! По местам! Не будет перерыва! Работаем-работаем, - спохватился Владимир Васильевич.

Фото: Макс Левин

В последствие, перерыв все-таки объявили, но ненадолго и лишь для проведения заседаний фракций и для совещания Рады Майдана.

Объединенная оппозиция собиралась на третьем этаже Рады. В тесном продолговатом помещении решался вопрос о том, подписывать ли "мировую". Несогласных действительно отыскалось немало, но, в отличие от Сенченко, внятно аргументировать свою позицию они не могли, но требовали "всего и сразу". И отставку Пшонки с Захарченко, и освобождение Тимошенко. Все в один котел.

- Мы в Раду все прошли благодаря Юле, о ней думать надо, - наседал Сергей Соболев.

Лидеры пытались их "перепрограммировать", но получалось не очень. Практически все обсуждение происходило на повышенных тонах. Часто депутаты срывались на крик. Тонкая дверь зала обеспечивала прекрасную слышимость, что позволило LB.ua оперативно отслеживать дискуссию.

- Решайте с точки зрения Майдана, прекращения войны, а не с точки зрения рейтинга или даже криков "Юле -волю!". Юлю освобождают не те, кто постановления принимают, а те, кто на баррикадах стоят! – хрипел остатками угробленного голоса Сергей Пашинский.

Под конец он так распалился, что даже выскочил вон – остыть. В прямом и переносном смысле.

Путь Пашинского повторил и Сергей Фаермарк: эмоциональная речь, за ней – хлопнувшая дверь.

- Мы допустим новые смерти? Мы должны перетягивать на себя сегодня парламент. Парламент - единственное что объединяет сегодня страну!

В проеме он чуть было не столкнулся с Русланом Кошулинским, уже повторно призывавшем Турчинова и Яценюка проследовать на Раду Майдана.

- Фракция важнее, - шипел на Кошулинского Иванчук.

Наконец, слово взял Арсений Яценюк.

Фото: Макс Левин

- Меня не волнуют рейтинги нашей политсилы и мои личные, потому что если не останется страны, не будет ничего, - начал он. - Да, это соглашение не решает все вопросы, но я говорю честно: большего я сделать не могу. Хотите, идите, говорите вместо меня, пробуйте! Дальше. Мы должны сейчас взять власть. Я еле уговорил "Свободу" согласиться на пункт о коалиционном правительстве. Согласиться, потому что с Кабмином у нас хана! Хана, понимаете!? - Яценюк окончательно перешел на крик.

- Тише! Тише! – зашипели за дверью, - смотрите новости LB.ua – тут практически прямая трансляция. За дверью же все слышно. Тише говорите.

Уговоры подействовали слабо.

- Тут кто-то верит, что Янукович сам уйдет в отставку? Не надейтесь, не уйдет! – Арсения Петровича по-прежнему было слышно не только за дверью, но, пожалуй, даже на Майдане, - Что касается Юли. Кто тут сомневается, что даже если мы получим решение ЕСПЧ, он его не имплементирует, а? У кого сомнения?

Новости с фракции на LB.ua продолжали выходить и дежуривший у входа Андрей Иванчук изобрел хитрый способ препятствования "прослушки": методичный стук деревянной дверью.

- Перестаньте шуметь, ничего не слышно! – озорно улыбался, выглядывая время от времени наружу.

К тому моменту в холле собралось уже с полтора десятка журналистов – Яценюк так кипятился, что буквально вызывал их голосом.

Еще через десять минут перебранки – голосование и крики "Андрей, поддержи!". Последние адресованы все тому же Сенченко. Но он не поддержал. Единственный, из всех. Почему – более подробно объяснил в интервью LB.ua.

Так или иначе, первый бой был выигран. Заручившись поддержкой фракции, Арсений Яценюк направился на заседание Рады Майдана, которая тоже должна была одобрить "мировую" с Януковичем. На Раде без скандала также не обошлось. Но его не сравнить, конечно, со свистом и улюлюканьем, которым "угостила" лидеров ОО площадь, едва они заикнулись о перемирии с Януковичем.

Тем не менее, в обед сам гарант выступил с заявлением: "я инициирую досрочные президентские выборы".

По собственной информации LB.ua в изначальном тексте заявления говорилось: "я иду на досрочные". Отсюда – вопрос: планирует ли Виктор Федорович сам в них участвовать (если, конечно, они вообще состояться)?

Как уже доводилось писать, решись он на аналогичный шаг ранее, даже еще неделю тому – шансы ВФЯ на второй срок были бы довольно высоки. Теперь даже о вероятном выдвижении говорить неприлично.

Впрочем, в пятницу с оппозицией никто подобное не обсуждал. После того, как на Банковой состоялось визирование "мировой", а окрыленные лидеры вернулись "под купол", у них, что называется, "поперла масть". Менее, чем за полчаса были проголосованы: возврат к Конституции 2004-го, отставка Захарченко и освобождение Юлии Тимошенко.

Фото: Макс Левин

Все голосования радостно поддерживали вчерашние регионалы, буквально пачками заявлявшие о выходе из фракции. Особо порадовали Антон Пригодский и Николай Джига.

Первый долгое время был одним из ближайших друзей Виктора Януковича. Второй – кадровый регионал, признавшийся: Януковичу о своих намерениях не сообщал. Ефремову – и подавно. Если, мол, Ефремов, верное дело: жди "разводняка".

- Буряк опять с нами! – приветствовали бывшего соратника, который последние три года провел в лагере "регионалов", старые бютовцы.

Правда, с законопроектом "Юле – волю!" вышло странно.

Адвокат ЮВТ Сергей Власенко выказывал явное недовольство:

- Для того, чтобы освободить ее по этому закону, необходимо решение суда. Но прежде президент должен закон подписать. Если он наложит вето, нам потребуется 300 голосов для его отмены. Будут ли эти 300 голосов? Я не знаю.

- Возможных вариантов проекта постановления существовало много. В том числе, позволяющие уже завтра, без всякой подписи Януковича, освободить ее физически. Почему же бы выбран именно этот? – поясняли в кулуарах его коллеги.

Лишь Александр Турчинов хранил спокойствие:

- Пусть только попробует не подпишет. Посмотрим!

Поддавшись эйфории, несколько развеявшей черноту минувшей недели, оппозиционеры старались не загадывать наперед. И так ведь ясно, что нового большинства в Верховной Раде нет и не предвидится; что кадровые вопросы способны загубить любое начинание; что таким вот блиц-кригом всех проблем не решить.

Ну, главное: каким будет ответный удар и когда он последует?

Фото: Макс Левин

***

Такое волнительное счастье: спокойно пройти вниз по Грушевского. У Кабмина по-прежнему высятся громады раскуроченной спецтехники, у центрального подъезда припаркован одинокий водомет, но уже нет ни одного силовика. Только их следы - брошенные щиты, отработанные гильзы.

Всего три дня тому, в то же время, той же дорогой. Пробираясь меж бесчисленных кордонов, вдоль вереницы смертоносных машин – "под стеночкой" - опасаясь снайпера. Поскорее добраться к своим. Для этого, правда, нужно перелезть через баррикаду. Но это мелочи – бойцы охотно помогают.

Да, всего три дня. Но между ними – сотня смертей

В память о них – символические кенотафы по всему Майдану. Первый – у подножия Грушевского: выложенное из брусчатки, гвоздик и свечей кольцо. Внутри – каска, шоколад, сигареты.

На улице Грушевского
Фото: Макс Левин
На улице Грушевского

При повороте с Европейской на Крещатик – бус с траурной лентой на дверце. Тела вывозят до сих пор.

Над самим Майданом плывут гробы – люди отдают последние почести павшим героям и отказываются принимать "мир", предложенный политиками.

Кажется, это тот случай, когда формула о преимуществах худого мира над плохой войной не срабатывает.

Тэги: Верховная Рада, Арсений Яценюк, Владимир Макеенко, Петр Порошенко, Вадим Новинский
Печать
Материалы по теме
Читайте в разделе

Выбор читателей
Слідчі ГПУ прийшли з обшуком до Клюєва та Сівковича, але випадково потрапили до Ляшка. Як таке могло статися?