Все публикацииПолитика

Ноябрь 2013-го, официальный визит Президента Украины в Вену

Уже накануне последней перед Вильнюсским саммитом внешнеполитической акции Украины на высшем уровне, напряжение буквально висело в воздухе. Но то, что сам визит вполне может стать сюжетом для политического детектива, предсказать могли бы только несколько человек в украинской политике. Три-четыре, думаю, не больше.

Вячеслав ПиховшекВячеслав Пиховшек, публицист, постоянный автор Lb.ua

Фото: president.gov.ua

Вена, Австрия, утро 21 ноября 2013 года

Замок «Хофбург», резиденция федерального Президента Австрии. В этом внутреннем дворике одного из красивейших зданий мира произошли завершающие события многих процессов мирового уровня – от королевы Марии-Терезии в 18 веке до Леонида Брежнева и Джима Картера в июне 1979 года.

Выстроенный с австрийской дотошностью протокол приема гостей на высшем уровне. Первым прибывает глава австрийского государства Хайнц Фишер, который, согласно процедуре, должен встречать гостя из Украины. Бросается в глаза то, что этот низкорослый, хотя бы по сравнению с Виктором Януковичем, политик окружен охранниками почти в два раза выше. Прибывает Президент Украины. Вместе с австрийским визави и членами делегации слушают гимны Украины и Австрии, потом Янукович и Фишер обходят строй почетного караула.

Януковичу и Фишеру не надо искать стилистику двусторонних переговоров, они давно знакомы, провели много раундов переговоров. В рамках Генеральной Ассамблеи ООН в сентябре 2010-го, на саммитах руководителей Центральной и Восточной Европы в Варшаве (2011 год) и Братиславе (2013 год). 73-летний Хайнц Фишер, 25 апреля 2010 года переизбранный на второй президентский срок, юрист с образованием Венского и Инсбрукского университета, в июле 2009 года посещал Украину с официальным визитом.

После переговоров «тет-а-тет», а затем и в расширенном кругу, состоялось подписание официальных документов – украино-австрийского соглашения о международных комбинированных перевозках. Им регулируется правовые отношения на основании единого перевозочного документа, составленного на путь следования груза, в котором задействованы транспортные организации разных видов.

Фото: president.gov.ua

Затем состоялись выступления Виктора Януковича и Хайнца Фишера перед СМИ. То, что было запланировано как официальные заявления, превратилось в пресс-конференцию.

Первым, согласно протоколу, выступил президент Австрии.

Несколько его главных тезисов: «для Украины и для ЕС было бы правильным, чтобы Соглашение об ассоциации было подписано, уверен, что ВНП Украины от этого выиграет», «мы в двусторонних экономических отношениях должны выходить на 2 миллиарда долларов товарооборота».

Виктор Янукович в ответном слове тоже упомянул о 2 миллиардах долларов украино-австрийского товарооборота как о цели, напомнил о том, что Австрия в апреле 2011 года сделала посильный финансовый взнос в дело постройки нового саркофага над 4-м реактором Чернобыльской АЭС. При этом оба президента, явно используя тему, которая возникла на двусторонних переговорах, использовали альпинистскую лексику – «дойти до вершины горы», «рассчитывать на партнера при подъеме на высоту».

Затем пришла очередь вопросов журналистов.

Виктор Янукович говорил об интересе Украины к участию австрийских предприятий в модернизации предприятий отечественной нефтехимической промышленности, заинтересованных в глубинной переработке светлых нефтепродуктов, как и в развитии объектов транспортной инфраструктуры Украины – придунайских железных дорог.

Хайнц Фишер опять повторил слова о важности для Украины Соглашения об ассоциации, сказал и о проблемах австрийского бизнеса в Украине, при этом конкретики избежал – но очевидно, что он поднимал эту тему на переговорах с Виктором Януковичем. От журналистов прозвучал вопрос и о судьбе Юлии Тимошенко, и вот здесь Президент Украины сказал и о решении суда по ней, и о новых расследованиях в отношении нее, об убытках государственного бюджета, которые по ее «газовому контракту» 2009 года несет Украина.

Фото: president.gov.ua

Я намеренно остановился на узловых пунктах высказываний глав государств, ибо последующие события «затенили» их. Между тем, с их слов было явно очевидно, что двусторонние отношения Украины и Австрии развиваются и обладают собственным конкретным содержанием. Что позиция Виктора Януковича, решать вопрос с Тимошенко только в связи с возможным принятием закона – не поменялась.

Стала очевидна и разница в подходах в будущему развитию отношений. Если Хайнц Фишер свои тезисы строил вокруг Соглашения об ассоциации, то Виктор Янукович говорил об отсутствии альтернативы евроинтеграции, о том, что на ее пути «появляется все больше препятствий», сравнивал ее с восхождением на вершину при неблагоприятной погоде.

Но о самом Соглашении об ассоциации Янукович не упомянул ни разу.

После этого состоялись переговоры Президента Украины со спикером парламента Австрии. Это 59-летняя Барбара Праммер, выпускник факультета социологии университета Иоганна Кеплера в Линце, президент Национального Совета Австрии, политик от Социал-демократической партии. Была вице-спикером парламента с 2004 по 2006 год, федеральным министром по делам женщин и защите прав потребителей с 1997 по 2000 год. Она была с визитом в Киеве в октябре 2011 года.

Вена, Австрия, полдень 21 ноября 2013 года

В здании торгово-промышленной палаты Австрии на украино-австрийский бизнес-форум собрались предприниматели двух государств. Трудно сказать, было их четыреста или пятьсот – просто очень много.

Фото: president.gov.ua

И вот в этот момент с быстротой огня распространилась информация о появлении решения правительства Украины о приостановке подготовки к подписанию Соглашения об ассоциации Украина-ЕС.

Кстати, потом в украинской прессе можно было читать интерпретацию решения Кабмина «предложить России и ЕС создать трехстороннюю комиссию по вопросам торгово-экономических отношений» как российскую спецоперацию, поддержанную украинцами. На самом же деле, об этом, видимо, забыли, и я писал об этом, это предложение было высказано Виктором Януковичем на саммите СНГ в Минске 25 октября 2013 года.

Информация о распоряжении Кабмина распространилась в кулуарах бизнес-форума как молния. Виктор Янукович и Хайнц Фишер прошли через парадный вход, куда не было доступа журналистам. Другие члены делегаций прошли мимо представителей прессы, которые буквально выкрикивали вопросы по новому повороту в украинской политике. И я никогда не видел, чтобы министры Кожара и Прасолов двигались со скоростью спринтеров при их-то комплекции.

Но один из членов делегации остался. Это был советник Президента по внешней политике Андрей Гончарук. Его слова, которые сначала были искаженно переданы одним из российских информационных агентств, дословно звучали так: «никто не ставит крест на евроинтеграции. Должны быть проведены дополнительные консультации. Об этом и идет речь в решении Кабмина. Идет концентрация внимания на тех рисках взаимоотношений с Россией, которые могут привести к возникновению напряжения на внутреннем рынке».

Кстати, накануне событий в Вене, Гончарук посетил Париж, Берлин, Рим, Брюссель, Лондон. Темой его переговоров везде была евроинтеграция и сочетаемость этих интересов Украины с работой по российскому направлению.

Через несколько минут прозвучали выступления глав государств на бизнес-форуме. Президент Австрии в своем выступлении говорил о Соглашении об ассоциации.

Хайнц Фишер пытался перестроиться, зачитывая текст, подготовленный явно до получения информации о решении Кабмина Украины, которой он, конечно, уже владел. Но что он мог придумать?

Виктор Янукович в своем выступлении прямо сказал: «Я хотел бы ответить президенту Фишеру: альтернативы курсу на евроинтеграцию нет. Есть время оценить трудности».

Фото: president.gov.ua

Вы бы видели выражения лиц сидящих в президиуме бизнес-форума. Полный спектр эмоций – от ступора до радости.

Вена, Австрия, вечер 21 ноября 2013 года

В здании Венской ратуши состоялся прием в честь Виктора Януковича. Он передал в дар Институту славистики Венского университета скульптуру Тараса Шевченко работы Игоря Гречаныка. Явно продуманным австрийской стороной выглядело выступление нынешней солистки Венской государственной оперы Зоряны Кушплер, львовянки, сопрано.

Австрийский протокол попытался оттеснить журналистов от зала приема, а затем и выгнать, что не получилось в основном по причине деликатности местных правоохранителей, не применявших другие меры убеждения, кроме силы слова.

В этот момент к представителям прессы опять подошел Андрей Гончарук. На этот раз его слова, переданные российскими и украинскими информагентствами, совпали: «в графике Президента Украины, в наших планах – визит в Вильнюс. Его никто не отменял».

Вена, Австрия, утро 22 ноября 2013 года

Утром состоялись переговоры Президента Украины с Михаэлем Шпинделеггерем, 54-летним вице-канцлером, федеральным министром по европейским и международным делам Австрии. Он юрист с образованием Венского университета, работал в сфере обороны и в бизнесе, в «Siemens», был депутатом Национального совета Австрии в 1993-1995 годах и депутатом Европейского парламента в 1995-1996 годах. Прессы на переговорах не было.

Фото: president.gov.ua

Затем состоялся визит Президента Украины Виктора Януковича в МАГАТЭ, агентство Организации Объединенных Наций, которое занимается атомной энергией. Это экстерриториальное агентство расположено на австрийской земле. Крупнейший мировой центр по контролю безопасности на ядерных станциях и, конечно, один из важнейших в мире антитеррористических центров, о чем пишут меньше.

Виктор Янукович на переговорах с Генеральным директором Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) Юкия Амано повторил свое предложение, высказанное до этого дважды – в выступлении на сессии Генеральной Ассамблеи ООН 22 сентября 2011 года и на Сеульском саммите по ядерной безопасности в Южной Корее, в апреле 2012 года, о создании в Украине при содействии МАГАТЭ Международного научно-практического центра по исследованию техногенных рисков с использованием ядерной энергии. Янукович сказал Амано, что центр по ядерной безопасности могли бы создать на базе Чернобыльской атомной электростанции, и он бы в структуру МАГАТЭ.

Каких-либо других заявлений сделано не было.

Фото: president.gov.ua

Выводы из поездки

Я написал в начале статьи, что этот визит вполне может стать сюжетом для политического детектива, повороты которого могли предсказать три-четыре человека в украинской политике.

Конечно, все это было продумано. Продумано, что информация о решении Кабмина появилась ПОСЛЕ подхода Януковича и Фишера к журналистам. И ДО выступления Януковича на бизнес-форуме, где Президент Украины подчеркнул безальтернативность евроинтеграции. Сведение к минимуму общения с прессой тоже явно было продуманным шагом. Естественного противоречия между интересами работников СМИ, желающими получить новую информацию и представителей властей, действующих внутри собственной логики разных переговорных процессов, здесь было не избежать.

Признаки нового этапа украинской внешней политики появлялись давно. Это заявления от 16 ноября 2013 года «регионала» Владимира Олийныка о «паузе» в отношениях с Европейским Союзом. Руководителей УСПП и профсоюзов от 11 ноября 2013 года, о том, что в результате российских санкций, действий экономических и политических, могут остановиться "Азовмаш", Стахановский вагоностроительный завод, "Днепровагонмаш", Крюковский вагоностроительный завод, «Мотор-Січ». Заявлений 12 ноября 2013 года депутата парламента, руководителя группы «Норд» Валентина Ландика и руководителя Новокраматорского машиностроительного завода Георгия Скударя о возможности перенести подписание соглашения об ассоциации с ЕС на год.

Здесь надо внести некоторую ясность. Дело не в том, что эти предприятия выпускают некачественную продукцию, что она якобы «устарела». Это неправда, это просто не соответствует действительности. Эти предприятия выпускают качественную продукцию, но она не соответствует европейским стандартам так, как им не соответствует ширина украинской железнодорожной колеи. Но никто ведь не разгоняет «Укрзалізницю».

Как я понимаю, многочисленные утечки информации о том, что ЕС и США предложили какую-то помощь, какие-то компенсации в ответ на возможное закрытие украинских предприятий не являлись формальным юридическим предложением. Во всяком случае, они не были в таком качестве восприняты теми, кто уполномочен Конституцией Украины принимать решения в сфере внешней политики.

Часть из этих утечек принципиально не поддается проверкам, насколько они закамуфлированы. Часть представляет собой продолжение переговоров руководителей Украины и ЕС, лидеров стран ЕС, которые в телефонном режиме продолжались в Вене. Продолжаются и сейчас, когда я пишу эти строки.

Дело в том, что Украина за 23 года независимости не знала ожидаемого уровня безработицы – ожидаемого при полномасштабном введении Россией политико-экономических санкций. Сейчас бессмысленно рассуждать, кто конкретно виноват в том, что за 23 года не было продумано разумной альтернативы рынкам сбыта товаров вне России. Наверное, и Витольд Фокин виноват, и Ефим Звягильский и все без исключения премьеры и Президенты. Когда угроза перестает быть призрачной, а промышленные города станут заполненными людьми без средств к существованию, все выглядит несколько в ином свете.

Что будет дальше? С высокой долей вероятности можно сказать, что Президент Украины Виктор Янукович планирует ехать на саммит в Вильнюсе. Во всяком случае, так выглядит ситуация на сегодняшний день. Уровень нынешних дипломатических демаршей тоже можно было предсказать, включая отмену визита госсекретаря США Джона Керри.

Можно было предсказать и нынешние гражданские протесты сторонников евроинтеграции. И это нормально для демократии, где все люди имеют право на открытое ненасильственное выражение своей гражданской позиции. Совершенно очевидно, что протестом этих людей воспользуются политики, как в 2004-м. Понятно, что европротесты раскручивают те же люди, которые раньше занимались кампанией или просто поддерживали Виктора Ющенко, истерили вокруг его «отравления». Надо быть готовым, что в 2013-м ненешних евроромантиков, среди которых немало и евроистериков, используют, как это случилось в 2004 году.

Я не буду удивлен, если окажется, что для поддержки нынешних евромайданов будут выделены огромные деньги. Некоторая информация об этом уже появляется. Напомню, что первые сведения о кадровой, инфраструктурной и финансовой подготовке «оранжевой революции» начали поступать в апреле 2004 года.

Фото: Макс Левин

Но по сравнению с тем временем есть и некоторые новые обстоятельства.

Нынешний евромайдан – он тех, у кого сейчас есть работа и дальше гарантировано будет работа. Но на свои майданы могут выйти и те, кто может потерять работу в результате российских санкций. Те, чьи рабочие места объективно нуждаются в паузе евроинтеграции – чтобы хотя бы не остаться без средств к существованию.

А вот противостояние между этими типами майданом может стать опасным. Но его, по моему мнению, не избежать.

И последнее обстоятельство, на которое нельзя не обратить внимания в свете последних событий.

Евросоюз не хочет отпускать Украину. Он буквально «вцепился» в Украину. И, кроме естественных амбиций европейских политиков, не желающих поражения в разработанной ими стратегии подписания Соглашения об ассоциации, за этим явно стоит понимание, зачем им нужна Украина и какой им нужна та Украина, которую они видят. И в этом видении нам всем еще предстоит разобраться. Это сложнее, чем лозунги орать.

Вячеслав ПиховшекВячеслав Пиховшек, публицист, постоянный автор Lb.ua