Все публикацииПолитика

Донецк и Янукович. Хроника разочарования

Вся страна жадно ловит любое сообщение о проявлениях народного недовольства в Донецке. В надежде, что действующую власть кто породил, тот и… Если не убьет, то хотя бы призовет к порядку и соблюдению некоторых норм приличия. «Дожили», – по-другому и не скажешь.

Донецк и Янукович. Хроника разочарования
Фото: Макс Левин

Еще более удивительным это кажется, если вспомнить недавнюю историю Донбасса. Люди, которые сегодня выходят на улицы, в 90-х годах (!) ходили на работу без зарплаты, пока новые хозяева жизни зарабатывали свои первые миллионы и миллиарды.

Янукович для жителей Донбасса больше не «свой» – об этом говорят уже с полгода. А то и больше. Недавно социологи подтвердили эту тенденцию цифрами. Опрос КМИС недельной давности зафиксировал президентский рейтинг в восточных регионах на отметке 21%. А ведь во втором туре президентских выборов Донецкая область отдала за Виктора Януковича 90% голосов.

За неполные два года – падение в четыре раза. С лишним. «Стремительным домкратом». Почему?

Потому что все эти годы постоянно пополняли список недовольных те, кто не находил себя в списке «людей» (тех, для которых Украина).

Год первый. По карманам

Как и положено, первыми свое отсутствие в этом списке обнаружили широкие народные массы, поддержавшие действующего президента на выборах. Им было глубоко наплевать на начавшийся передел в бизнесе, захват выходцами из региона новых бизнес-высот и даже целых отраслей. Электорат Януковича, для которого эксперты и журналисты придумали отдельное определение «термоядерный» вместо принятого в классической политологии «ядерного», рассчитывал на свою долю добычи после победы. Пусть в виде крох, но чтобы – всем. Пусть – не сразу. Все ж понимают – тяжелое наследие «оранжевого режима» в одночасье не разгребешь. Но раз вместе боролись – изволь.

Но время шло, и на фоне демонстративно роскошного потребления одних началась не менее демонстративная «оптимизация» других.

Ответственность за все это падала на Виктора Януковича, замкнувшего на себя «вертикаль». Раньше говорили – Ленин, подразумевали – партия. Теперь стали говорить – Янукович, а подразумевали и партию, и правительство, и парламент, и местное самоуправление. И даже вышколенные профсоюзы вкупе с лояльными общественными организациями.

Фото: Макс Левин

И после того, как вся власть сосредоточилась, по сути, в одних руках, проявилось очень важное отличие Януковича от Ющенко. Виктор Андреевич раздражал дончан своими попытками их перевоспитать и сделать «сознательными украинцами». Но с этим можно было мириться, если абстрагироваться и не обращать внимания. Тем более что дальше деклараций процесс не шел.

Но при этом Виктор Ющенко не лез в карман. Маленький украинец в меру своей изворотливости скирдовал «под матрас». Руки, которые не крали, занимались примерно тем же. И никто никому не мешал.

Виктор Федорович не таков. Он, как один из героев О’Генри, каждый доллар в кармане ближнего воспринимает как личное оскорбление. Цель его «реформ», Украина его мечты – это такая страна, где все честные, и только он один – хитрый.

Его предшественник, взращенный в банковских кулуарах «белый воротничок», жизнь маленького украинца представлял довольно абстрактно. Янукович, много лет проработавший «на земле», в местных органах власти, досконально знал уловки своих земляков, позволявшие немножко приподнять свой уровень жизни над гранью физического выживания.

Донецкая область с социально-экономической точки зрения – феномен. Из 4,5 млн. населения различными льготами пользуются 3,2 млн. Две трети! Этому есть свои объяснения. Во-первых, много промышленных производств и, как следствие, много травм и профессиональных заболеваний. Во-вторых, даже те, кто на заводах не работает, не застрахованы от того, что придется заплатить за проценты ВВП своим здоровьем. К примеру, в Горловке – центре химической индустрии – на диспансерном учете состоит все население. Там просто нет здоровых людей. В-третьих, и «помаранчевые популисты», и родные «профессионалы» перед выборами традиционно поднимали социальные стандарты, и это затрагивало многие тысячи людей. Закон о престижности шахтерского труда, закон о «детях войны» и многие-многие другие…

Основным ядром поддержки дорогого Виктора Федоровича были т.н. «работающие пенсионеры» – те, кто выслужил «горячий стаж» и получил пенсию, но остался работать. Пенсия плюс зарплата – и жить можно. Работодатели тоже довольны, поскольку так частично снималась проблема острого кадрового голода.

Фото: Макс Левин

Государство закрывало на это глаза. Но не государство, руководимое земляком-президентом.

Сразу после победы по области пронеслась волна повышения коммунальных тарифов. Поползли вверх цены на продукты и основные товары. Одновременно с этим начали перекрывать все лазейки в социальном и трудовом законодательстве, позволявшие худо-бедно сводить концы с концами.

Не забудем и о массовой миграции донецких кадров в Киев. Пусть это прозвучит смешно для столичного наблюдателя, но Янукович действительно забрал лучших. Его скамейка запасных оказалась настолько короткой, что оказались обезглавленными целые учреждения.

В итоге качество управления, уровень работы аппарата власти в самой Донецкой области изрядно «просел». Кадровая чехарда на фоне затеянной административной реформы привела к тому, что местная бюрократия оказалась дезорганизованной перед лицом социально-экономических проблем, которые никуда не делись.

А в конце первого года правления Януковича список «не-людей» пополнился как бы союзниками. Перед местными выборами лояльных правящей силе коммунистов и тигипковцев начали зачищать и нагибать наравне с остальными, не делая никаких различий между «красными», «оранжевыми», «бело-красными», «камуфляжными».

Подельников по коалиции и Кабмину оттерли от организации выборного процесса и подсчета голосов. Те в ответ повели тайную агитацию за игнорирование выборов.

Все описанные процессы к массовым протестам не привели. Но, наложившись на социально-экономические реалии, идеологическая диверсия обиженных союзников сработала на все сто.

По сравнению с президентскими поддержка ПР упала на миллион голосов в натуральном исчислении. Явка оказалась рекордно низкой, процент «против всех» - рекордно высоким.

Фото: Макс Левин

Сама легитимность власти стала сомнительной. И связанные с этим комплексы вынудили еще больше закручивать гайки…

Год второй. Прессинг по экспоненте

Терпение жителей Донбасса удивительно. До появления первых ростков протеста родная власть, своими руками взращенная и вознесенная, прессовала их непрерывно. И прессинг не оставался на одном уровне, а постоянно возрастал.

Зима и весна была плацдармом для наступления по коммунально-инфраструктурным фронтам.

Во-первых, началась «оптимизация» школ и больниц. В Киеве знают разве что о показательной расправе над Донецким национальным университетом и о скандалах вокруг закрытия нескольких школ.

Но на самом деле это был системный процесс, гораздо более масштабный, чем принято считать. Школы и больницы, особенно в глубинке, ликвидировались десятками.

Все это, конечно, взорвало общество. На фоне демонстративного роста затрат на работу госаппарата (Межигорье, вертолеты, дополнительные миллиарды силовикам на «борьбу с терроризмом») и многомиллионных афер с объектами Евро-2012 сокращение расходов на ту часть социальной инфраструктуры, что непосредственно обслуживала людей, выглядело особенно циничным.

«Куда уходят деньги?», – мучительно размышлял один из героев Ильфа и Петрова. Тот же вопрос постоянно волновал население Донецкой области, особенно бизнесменов, главным образом средних и мелких.

Несмотря на стенания о пустом бюджете, поступки и широкие жесты властей ясно показывали – деньги есть. Налоговая рапортовала о росте поступлений в бюджет. Ни никто не рапортовал о расходах бюджета. Так, по мелочам прокалывались иногда: то перевозной биотуалет за пару миллионов, то лимузин не очень скромный для очередного чиновного седалища…

А уровень заботы о маленьком украинце настолько бросался в глаза, что даже слепой заметил бы. Весной-летом произошло несколько трагических эпизодов, связанных с гибелью людей под развалинами родных «хрущевок». Износ жилого фонда и другой инфраструктуры жизнеобеспечения достиг такой степени, что в Донецке стало опасно жить. В прямом смысле.

Но власти замечательным образом проигнорировали эти тревожные сигналы. За подобные инциденты никто не был наказан, а финансирование аварийных домов не увеличилось ни на йоту.

Вообще система приоритетов «элиты» никогда не демонстрировалась так явно, как в последнее время. Скажем, на последней сессии Донецкого областного совета депутаты на обсуждение ситуации с протестом чернобыльцев потратили полторы минуты. Но когда дошли до животрепещущего вопроса, какой грамотой следует наградить одного из народных избранников – обычной или почетной, энергичные прения продолжались минут десять.

Эти самые избранники напрасно думают, что их избиратели не видели и не видят подобных явлений. Видят. Слышат. Чувствуют. Пока не анализируют, но в памяти откладывают.

Зато социальные инициативы, рождаемые ведомством Сергея Тигипко, продолжали бить по голове и по карману. Женщин лишили декретного стажа. Им же подняли пенсионный возраст. Хотели и мужикам – пока отбились.

При этом, напомним, правительство открыто отказывалось от выполнения «социальных» законов, считали всех получателей государственной помощи иждивенцами и всячески демонстрировало им свое презрение.

Фото: Макс Левин

Наконец, система начала бить своих. Открыто возмутился только мэр Донецка Александр Лукьянченко – когда увидел, что проект госбюджета-2012 увеличивает прямые изъятия из местной казны… в пять раз! «За что боролись, граждане хорошие?», – этим вопросом градоначальник задался вслед за ограбленными чернобыльцами, сокращенными учителями и задавленными налоговым прессом бизнесменами.

Всегда есть довольные и недовольные – на то она и демократия. И самим фактом избрания президента, и его политикой. Вот только Виктор Янукович, приняв ответственность за все на себя, ведет политику так, что недовольных все больше.

Потому что за все провалы расплачиваются его же земляки. Нет скидки на газ – поползли цены на коммуналку: население компенсирует. Не договорились с МВФ – урежем «социалку». Не смогли извести казнокрадство – значит, надо выдавить побольше из экономики, чтобы в бюджете и на насущные нужды хватило, и было что украсть.

А самое главное – Виктор Янукович так и не дал ответа на вопрос: зачем все это? Ему достались очень терпеливые приверженцы, готовые терпеть лишения. Но при условии, что это будет не напрасно. Что это будет ради какой-то цели. А цели-то и нет. Не считать же таковой длинный список невыполненных обещаний – от русского языка до безвизового режима с Европой…