Все публикацииПолитика

Реабилитация Майдана

«Они сделали, что могли, они ведь хотели. Но гигантское усилие истощилось, и тут же все погасли, как растащенный по поленьям сырой костер». Эти слова писателя-сатирика Аркадия Аверченко из его книги «Дюжина ножей в спину революции», написанной в 1921 году, были посвящены российским контрреволюционерам.

Кость БондаренкоКость Бондаренко, Інститут української політики
Реабилитация Майдана
Фото: bayki.com

Но они могут стать эпиграфом к статье, посвященной украинской революции. Они ведь хотели… Они – это люди, вышедшие на Майдан в 2004 году.

Я не имею права судить их. Я был по ту сторону баррикад. Не то что я был в восторге от победы Януковича, но я к тому времени знал цену Ющенко. Точно так же, как знали цену Ющенко практически все люди в его окружении. Все они кривили душой, скандируя «Ю-щен-ко!». Я не имею в виду толпу, собравшуюся на Майдане, – они верили, искренне верили в «народного президента». Я имею в виду Трибуну, «полевых командиров», комендантов Майдана. Революционный истеблишмент, одним словом.

Многие мои друзья требовали, чтобы я вышел на Майдан и покаялся. Я искренне не понимал – за что? Я знал, что я – прав, пусть эту правоту разделял только я сам. Ну, еще несколько близких. Таких было очень мало. На Майдане стояли многие из тех, с кем меня связывали годы дружбы. Сегодня многие из них признали: они ошибались. Некоторые коменданты Майдана перешли в лагерь оппонентов, причем мне известно, что не деньги были решающим фактором.

Как историк, я знаю: не бывает исключительно плохих или хороших событий. Всякое событие имеет двойственную суть. И я хотел бы сосредоточить внимание не столько на очевидных негативах, сколько на положительных моментах. И такие тоже есть!

Во-первых, народ обрел истинное чувство свободы. Народ понял, что он что-то может и сам является силой. Раскольниковское «Тварь ли я дрожащая или право имею?» вырвалось на свободу и овладело массами. Причем народ продемонстрировал зрелость: не взял в руки топоры, а устроил кампанию гражданского неповиновения, которой позавидовал бы сам Махатма Ганди. Пусть первый блин оказался комом, но энергия народа стала реальностью.

Во-вторых, народ получил прививку от множества общественных болезней. Теперь он так просто не поверит ни одному политику. Строка из Писания «Бойтесь лжепророков, которые придут в одеждах овечьих, а внутри суть волки хищные» стала ясна и понятна как никогда. Равно как и слова «Не сотвори себе кумира». Хватит! Сотворили себе уже одного…

В-третьих, народ преодолел эрзац-раскол, спровоцированный технологами из двух штабов, и сегодня Украина более целостна, чем пять лет назад. Народ понял, что второстепенные идеалы – второй государственный язык, геополитический выбор страны – менее важны, чем те вопросы, которые необходимо решать сообща. Имею в виду вопросы социальные, экономические, экологические…Вопросы, связанные с будущим страны и поколений.

В-четвертых, народ осознал, что страна и государство – это две большие разницы. И пока Ющенко энд компани строили государство, народ развивал страну. Государство оказалось в параличе, а страна развивалась. Не благодаря государству, которое чуть было не прекратило свое существование, а вопреки ему. Конструктивный дух Гуляй-Поля возродился и восторжествовал над деструктивным духом модернизированной петлюровщины.

В-пятых, народ понял, что навязываемая ему религия европейского выбора (а этот тезис настолько некритично внедрялся в наши головы, что действительно превратился в культ) – не безальтернативна. Опора на свои собственные силы – куда более перспективна. «Хай мовчать Америки й Росії» – слова Василя Симоненко могут стать гимном нового мышления. Если бы не Майдан, этого мышления у нас не было бы.

Мы пережили пять лет, которыми гордится Ющенко, но для большинства здравомыслящих людей это годы мракобесия, фантасмагории и вакханалии беззакония. Ющенко говорит, что породил демократию. На самом деле он породил уродливую форму вседозволенности, забыв, что демократия – это в первую очередь ответственность.

Очень хотелось бы, чтобы участники Майдана осознали эту истину и в следующий раз не допустили подмены понятий. Очень хочется надеяться, что второй акт революции состоится – настоящей буржуазной революции, вроде той, что в 1848 году породила нынешнюю Европу. Очень хочется надеяться, что этот второй акт наступит очень скоро.

Кость БондаренкоКость Бондаренко, Інститут української політики