ГлавнаяПолитика

Парцхаладзе: «Многие процессы в стране были излишне демократизированы. Поэтому на выборах в Киеве побеждала гречка»

Две недели тому Лев Парцхаладзе вышел из состава фракции Блока Кличко в Киевсовете. С ним «за компанию» - его друг и партнер Андрей Миргородский. Интересно, что покинуть ряды кличковцев бизнесмены замышляли давно. О чем Lb.ua рассказывал еще в сентябре. Однако, Парцхаладзе сознаваться в своем намерении тогда категорически не хотел. Но не прошло и трех месяцев, как на сессии Киевсовета 2 декабря секретарь Олесь Довгий объявил: у Кличко стало на два «штыка» меньше.

Парцхаладзе: «Многие процессы в стране были излишне демократизированы. Поэтому на выборах в Киеве побеждала гречка»
Фото: Макс Левин

Ранее за «неповиновение» из Блока исключили Дмитрия Андриевского. Чуть позже от депутатского мандата отказался Павел Деминский. Приметно: всех четверых называли «отцами-содержателями» БК. Отныне Кличко, лишившемуся главных спонсоров, полагаться приходится исключительно на собственные финансовые возможности.

Собственно, о причинах расставания с боксером-политиком Парцхаладзе говорит неохотно. Его «настал момент, когда мы больше ничего друг другу дать не можем» почти созвучно фразе, давеча услышанной нами от одного некогда также близкого Кличко человека – «Нельзя прикасаться к легенде. Я только прикоснулся, и легенда перестала быть легендой».

О политике в целом – тоже. Зато о строительной сфере, грандиозных планах развития города, дешевом жилье по 400-450 долларов за квадрат, бизнес-центре на Рыбальском острове, рассказывает с запалом. Без энтузиазма, но откровенно – о мине замедленного действия под названием «отложенный спрос на жилье», которая вполне может взорваться грандиозным ценовым скачком уже в 2011-м.

Для воплощения всех этих идей нужны серьезные лоббистские возможности. Которыми Кличко, судя по всему, не обладает. Теперь Парцхаладзе попробует справиться сам. Не скрывает: для этого ему, вполне вероятно, понадобится мандат депутата уже не Киевсовета – Верховной Рады.

Все фото: Макс Левин

«Настал момент, когда мы с Виталием больше ничего не можем друг-другу дать»

Информация о вашем намерении покинуть Блок Кличко появилась достаточно давно. Вы ее, однако, упорно опровергали. Почему ж сейчас приняли такое решение? Поясните причины.

Я бы не хотел вдаваться в подробности, «выносить сор из избы». Знаете, мы с Виталием давно знакомы, пережили вместе тяжелые - для фракции - времена…

Что значит «тяжелые времена»?

Выборы 2006-го и 2008-го. Времена нашей оппозиционности к команде Черновецкого. Было непросто во всех отношениях: и в выборах участвовать, и в Киевсовете работать… Но, мы старались.

Да, а сейчас настал момент, когда мы больше ничего друг другу дать не можем.

То есть? Вы друг другу надоели?

Нет, я бы так не говорил…

Сначала из блока исключили Андриевского, Деминский ушел сам, следом - вы с Миргородским. Что вообще происходит с командой, что за массовые исходы?

У каждого депутата, покинувшего фракцию, были свои причины. Нельзя сказать, что эти события между собой как-то связаны.

В любом случае, началось с Андриевского. Кстати, вы поддерживали идею его исключения?

Фракция единогласно голосовала за его исключение.

Да? А мы думали – вы его защищали.

Я с уважением отношусь к Виталию Кличко, к Дмитрию Андриевскому. Внутри фракции у нас всех были хорошие отношения. Но, фракция – это команда. И действия отдельных членов команды не должны расходиться с общим мнением фракции.

Как по-вашему, сейчас Блок Кличко – во власти, в оппозиции?

Четкой позиции по этому поводу в Блоке нет. Фракция определялась в каждом конкретном случае – зависит от вопроса, который рассматривался. Если предлагаемый проект полезен для киевлян – фракция голосовала, если нет – то нет.

Ситуативное сотрудничество с властью это называется.

«Сотрудничество» - не совсем корректное определение. Если ты поддерживаешь что-то позитивное для горожан, это еще не означает «с властью сотрудничаешь». Точно как и оппозиционный статус той или иной силы – не гарантия того, что она действительно в оппозиции.

Что касается Блока Кличко, то у него собственная позиция по большинству вопросов.

Итак, при Черновецком кличковцы – в оппозиции, при Попове – на «особом положении». Насколько серьезные вообще изменения в работе Киевсовета произошли в последнее время?

Внутренние процессы значительно демократизировались. Так, раньше депутатам меньшинства попросту не давали выступать. Добиваясь слова, приходилось даже трибуну блокировать. Сегодня ничего подобного нет.

К тому же, возвращены городу акции компаний «Киевводоканал», «Киевгорстрой». Больше не бывает такого, чтоб на сессиях Киевсовета «оптом» - да, еще и в интересах одной группы лиц, отводились земельные участки.

Городом руководит назначенец, которого киевляне во власть не выбирали. Насколько это логично, по-вашему? И разве это соответствует программным принципам ПР – относительно децентрализации власти, укрепления местного управления?

ПР не скрывает стремления выстроить на местах жесткую вертикаль. И их можно понять. Хотя, идеям самоуправления это несколько противоречит, согласен. Вместе с тем – на открытых, свободных выборах в Киеве дважды побеждал Черновецкий. Очевидно, что это – негативный опыт… Последствия его «хозяйствования» ощущаются до сих пор. Скажу больше: мы их еще не до конца даже осознали.

Люди имеют право на ошибку. Одну, две и даже три. В любом случае, именно они несут ответственны за свой выбор. Знаете, довольно странно слышать подобное от представителя крупного бизнеса. Судя по всему, ощущение тотального «закручивания гаек» вам чуждо.

Мне близки идеи местного самоуправления. Именно они, считаю, должны стать базисом формирования власти. Действительно, народ должен самостоятельно выбирать власть, делать это осознанно, отвечать за ошибки. Впрочем, есть разные мнения. Например, что многие процессы в стране ранее были излишне демократизированы. Именно это привело к тому, что на последних двух выборах в Киеве победила гречка.

Это – с одной стороны. С другой, в некоторых процессах, демократии, наоборот, не хватало. Так, когда советы стали формировать по партийным спискам, все решения – де-факто - принимали только «первые лица», рядовые депутаты оставались в стороне. И сегодня в Киевсовете есть фракции, где решения единолично принимает руководитель; где строгая дисциплина…

Комментируя ваш уход, сопредседатель фракции Блока Кличко Наталья Новак говорила: «в Блоке - строгая внутрипартийная дисциплина. Так называемые "свободные голосования" у нас практически отсутствуют».

Напротив, в нашей фракции всегда все вопросы обсуждались. Виталий никогда не принимал решения сам – делали это все вместе. Видимо, слова Новак просто как-то неверно истолковали.

Значит, переговоры Кличко с Банковой – воля тоже коллективная?

О таких переговорах мне неизвестно, соответственно – комментировать не могу.

«Невозможно каждый день поднимать вопрос об отстранении Олеся Довгого!»

Превратившись в независимого депутата, вы стали свободнее в принятии решений, да?

Да, можно и так сказать. Хочу подчеркнуть: мой выход из фракции не связан с какими-либо «закулисными» договоренностями.

Теперь вы будете работать на себя…

Буду голосовать исключительно в интересах киевлян.

Ну, это понятно. Мы мониторили вашу работу – в качестве депутата Киевсовета – за два созыва. Ни одного проекта решения, всего восемь депутатских обращений, членство в трех комиссиях. Не густо…

Будучи в оппозиции, Блоку Кличко сложно было продвигать свои проекты решений – их попросту отклоняли. Хотя, некоторые – особо принципиальные моменты – мы таки отстаивали. По недопущению повышения тарифов ЖКХ, например. Подобных примеров много можно привести…

Что касается заявлений, то они готовились коллективно – всей фракцией. Каждый раз мы обсуждали: кто именно что озвучит, как и т.д.

Нечто вроде коллективного творчества?

Да.

Некогда у вас была своя фракция - «Европейская столица». Намерены ее возрождать? Или побудете «внефракционным»?

Нет, реанимировать «Европейскую столицу» не планирую, пока поработаю самостоятельно.

Относительно истинных причин вашего «развода» с Кличко, у нас есть одна версия. Крупному бизнесу в политике всегда нужен лоббист. Формальный статус: в оппозиции ли лоббист, во власти ли, неважен. Вероятно, Кличко оказался не слишком эффективным лоббистом. И ваш вклад в содержание, развитие блока, не приносил вам никакой пользы, отдачи.

Посмотрим на это с другой стороны. При Черновецком, как уже говорилось, работать нам было очень непросто. Но и тогда никаких вопросов к Виталию не возникало. Из Блока я ушел уже при новой власти, когда работать стало значительно легче. Значит, ваши оценки не совсем верны.

Ладно. Вы активно сотрудничаете с новой властью. Та, в свою очередь – с прежней командой Черновецкого. Взять Олеся Довгого – сколько раз Блок Кличко инициировал его снятие, а он все работает. Где логика? Зачем поддерживать новую власть, покуда она не расправится со старой; как минимум – окончательно ее не зачистит? Ведь, если этого не происходит, значит, отличие меж ними исключительно «косметическое».

Я не сотрудничаю с новой властью, соответственно – не могу комментировать ее действия. Невозможно же каждый день поднимать вопрос об отстранении Олеся Довгого! Фракция несколько раз пыталась «продавить» тему – не удавалось набрать нужного количества голосов «за».

Так или иначе, метаморфозы, произошедшие при Попове, оцениваете позитивно – сами говорили. Скажите, а условия ведения бизнеса в столице тоже изменились?

Насколько мне известно, изменения в лучшую сторону действительно произошли. Не секрет: при Черновецком у многих чиновников КМДА были, мягко говоря, «тарифы» на согласование отдельных вопросов.

Откаты вы имеете ввиду?

Да. То есть – с точки зрения борьбы с коррупцией – прогресс есть. Конечно, полностью искоренить ее невозможно, но свести к минимуму – вполне. Это-то сейчас и происходит. Впрочем, вопрос комплексный. Пока в стране действует разрешительная система старого, советского еще, образца, особого прогресса ожидать не приходится.

Простой пример. Для решения вопроса землеотвода сейчас необходимо получить «добро» сессии Киевсовета, пройти череду разнообразных согласований. Надеюсь, в ближайшее время, после проведения строительной реформы, депутаты больше не будут заниматься землеотводом.

Как вы оцениваете ситуацию с возвратом акций «Киевгорстроя», как восстановление справедливости или как рейдерскую атаку?

Сложно судить. Насколько – по сообщениям СМИ – можно заключить: изначально акции компании приобретались не совсем правомерно. Возвращались, вероятно, опять таки – по сообщениям СМИ – так же. Главное: там навели порядок.

Значит, новая власть действует старыми методами?

Не совсем. Очевидно одно: такой объект невозможно было приобрести за столь минимальную сумму, которую, в свое время, за него заплатили. При том так, чтоб о свершении сделки общественность узнала уже на финальном ее этапе.

Сейчас акции возвращают по суду. И если в будущем компания будет публично продаваться, логично, прежде чем «заходить» на объект любой инвестор сперва проверит документы. Сами понимаете: если с приобретением возникали проблемы, всегда существует риск – прежние владельцы могут предъявить иск.

Давеча Александр Пузанов, зам председателя КГГА, отвечающий за юридические вопросы, признался Lb.ua: суд вполне может признать прежних владельцев – компанию «Новый регион», которую связывают с зятем Черновецкого Супруненко – «пострадавшей стороной», которой положены компенсации. Единственный источник оных: казна. В случае, если вопрос о выделении соответствующих средств из бюджета города вынесут на сессию Киевсовета, вы, как депутат, за него проголосуете?

Мое голосование зависит от содержания конкретного проекта решения. Я не могу ничего сказать, не видя документов. Но я всегда голосую так, чтоб соблюдались все нормы закона и интересы киевлян.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

Во второй части: о ситуации на строительном рынке, вероятном скачке цен на жилье, судьбу «экономок»- квартир по 12 тысяч долларов.

Соня Кошкина Соня Кошкина , Шеф-редактор LB.ua
Мария Рыдван Мария Рыдван , журналист