Все публикацииПолитика

Еврейский мечтатель

Почему именно фигура Шимона Переса в день его смерти привлекает такое пристальное внимание мировых СМИ? Почему именно этому израильскому политику уделяют такое внимание его коллеги в Соединенных Штатах, странах Европы и на Ближнем Востоке? Почему люди, обычно настроенные крайне негативно по отношению к еврейскому государству и желающие его исчезновения, по отношению к Пересу обычно смягчаются - хотя именно он, один из создателей израильской ядерной программы, сделал это государство фактически неуязвимым для врагов?

Фото: EPA/UPG

Можно сказать, что это связано с многолетней политической карьерой Шимона Переса. Но в Израиле - как, впрочем, и в других странах - немало видных политических деятелей с не менее длительной биографией - и, тем не менее, их смерть обычно оказывается исключительно локальным событием. Совсем недавно умер один из предшественников Переса на посту президента Израиля Ицхак Навон - но его кончины не заметил никто, кроме соотечественников.

Можно сказать, что Перес занял свое место в истории. Но события, активным участником которых он был, забыты многими его современниками. Западные политики, с которыми Перес договаривался о поставках оружия Израилю, стали памятниками или аэропортами - как, впрочем, и его собственные оппоненты или соратники в еврейском государстве. Сам Перес с присущей ему иронией обыграл это в небольшом сюжете, посвящённом его "трудоустройству" после отставки с поста президента Израиля. И оказывалось - в этом, кстати, была большая доля истины - что о его достижениях (как, впрочем, и о поражениях) помнит очень небольшое число израильтян, тем более молодых.

С формальной точки зрения Шимон Перес мог бы быть просто человеком из учебника истории, вызывающим скорее удивление, чем благоговение - удивительно, все его современники уже давно умерли и воспринимаются как персонажи из экзаменационных билетов, а он все ещё жив и произносит речи!

Фото: EPA/UPG

Можно сказать, что Перес вызывает уважение современников потому, что был одним из немногих политиков-стратегов, умевших думать на длительную перспективу. Но его стратегия не раз опровергалась практикой. Для многих израильтян соглашения в Осло, авторами которых были Перес и убитый экстремистом премьер-министр Израиля Ицхак Рабин - скорее пример ошибочной стратегии, чем правильно принятого решения. И у власти в еврейском государстве находятся силы, которые решительно выступали против этих соглашений.

И это уже не говоря уже о том, что в годы своей активной политической карьеры Шимон Перес вовсе не был каким-то там патриархом или человеком, вызывавшим уважение своей несгибаемой нравственной позицией. Нет, он был азартным и умелым игроком, выбиравшим совершенно разные пути для достижения успеха - и вызывавшим поэтому весьма противоречивые эмоции. В историю Израиля он вошёл как человек, занимавший практически все высшие должности в государстве - от министра иностранных дел и обороны до премьер-министра и президента - но при этом ни разу не выигравшим ни одних общенародных выборов. И даже президентом Израиля Шимон Перес стал со второй попытки. При этом история его избрания на высший церемониальный пост в государстве стала еще и историей трагического финала семейной жизни - супруга Шимона Переса, с которой он счастливо прожил всю свою сознательную жизнь, была решительной противницей продолжения его политической карьеры и семья нового главы государства фактически распалась...

Шимон Перес c супругой Соней Гельман
Фото: www.inright.ru
Шимон Перес c супругой Соней Гельман

Так почему же личность Шимона Переса вызывает такой интерес - и такое уважение? Почему с таким вниманием относятся к нему государственные деятели, писатели и актеры? Почему воспоминаниями о Пересе сегодня так охотно делятся даже те, кто при упоминании о других политиках - куда более разборчивых в средствах для достижении цели - только презрительно кривится?

А потому, что он был мечтатель. Это совершенно удивительное качество не только для политика - для человека вообще. Он любил мечтать и умел мечтать. Всю свою жизнь - и в маленьком белорусском местечке, и в поднимающемся из песков Тель-Авиве, и в своей президентской резиденции в Иерусалиме - он мечтал. Ему каким-то удивительным образом удавалось жить в будущем, а не в прошлом. Он увлекался новыми идеями, он старался общаться с молодыми, он стремился развиваться и идти вперед даже в том возрасте, когда люди предаются исключительно воспоминаниям.

В свои 90 с лишним лет он не казался стариком, подводящим итоги собственной жизни - скорее юношей, изумленным тем, как быстро меняется жизнь вокруг него, как много нового и интересного, как важно это новое понять, прочесть, прочувствовать, вербализовать... Многие украинцы не поняли его призыва думать не об истории, а о завтрашнем дне, считая, что таким образом он призывает их забыть о "традициях" и "различиях". Но таким образом он всего лишь пытался передать нам свою жизненную философию - жить в завтра, делая все возможное, чтобы тебя не утащило во вчера. Думаю, что сейчас, когда наша страна стремительно двинулась вперед из советского небытия - пусть даже многие не ощущают этого поразительного движения - его восприятие жизни стало многим намного понятнее. А придет время - и еще больше людей увидит, что настоящая Украина - как впрочем, и настоящий Израиль, и любое другое настоящее - возможны только в будущем. В будущем, а не в прошлом.

Нужно просто научиться мечтать