Все публикацииПолитика

Роман Насиров: «Патриотизм заканчивается там, где нужно платить налоги»

Имя главы Государственной Фискальной службы Украины Романа Насирова последнее время сопровождается скандалами. Квартиры в Лондоне и арендованные «Лексусы» в Украине – не самые громкие (хоть и самые понятные для обывателя) из них. Куда более серьезные обвинения сформулировал бывший зам Насирова (покинувший ведомство со скандалом) Константин Ликарчук.

Появление самого Ликарчука в ГФС приписывают вездесущему Игорю Кононенко, при том что связующим звеном должен был выступать малоизвестный, зато немаловлиятельный нардеп (от БПП, конечно же) Александр Грановский. Словом, Ликарчук был посвящен во все нюансы. Вполне с ними разобравшись и сделав выводы, предпочел ретироваться. Попутно – изобличив ГФСУ в коррупции таких масштабов, что даже Минсдох имени Александра Клименко (предшественник ГФСУ) позавидовал бы. Естественно, самого Ликарчука Насиров тоже обвиняет в коррупции. Видимо, их взаимные разборки затянутся еще на какой-то период времени. Но не они сами по себе важны. Важен факт: вскрыты схемы. Сопоставимые со схемами времен Януковича. Банковая как имела, так и имеет прямой интерес в эффективной работе таможни (кавычки тут можно не/использовать по своему усмотрению). И, да, «конверты» тоже никуда не делись. Просто их количество сократилось, а ставки снизились (с прежних 12-15 до «относительно удобоваримых» 6-8). Хотите узнать подробности? Спросите у Виталия Хомутынника. Он по праву считается лучшим экспертом по теме (остальные все разъехались).

Все это – на фоне дискуссии относительно новой Налоговой реформы. Единого ее проекта не существует, а сроки уже ощутимо поджимают. Добавьте сюда непрекращающиеся споры между Минфином, формально подчиненной ему ГФС, депутатским корпусом и экспертами. При том, что тема налогов – одна из главных для каждого гражданина, а сама налоговая реформа – ключевая (наравне с конституционной и судебной).

ГФС от споров старается дистанцироваться, разумно ожидая, чья в итоге возьмет. Глава ведомства, господин Насиров занял выжидательную позицию.

Фото: 24tv.ua

Придя в политику из бизнеса, он сделал стремительную карьеру: избрался 51-м номером списка БПП, в Раде занял пост главы комитета налоговой и таможенной политики, в мае этого года – переместился на пост главы ГФС. Очевидно, что для субъекта «со стороны», подобная динамика невозможна. Отвечая на вопрос о том, как он очутился в списке, на столь высокой позиции, чиновник честно признался – «пригласил Президент». Ответ краткий, но исчерпывающий, что из этого следует – понятно.

Тогда почему же Насирова часто называют человеком Коломойского (с подобными обличениями выступала, в частности, Юлия Тимошенко)? Известно: «приватовская» «Укрнафта» до конца года должна была выплатить государству 14 миллиардов гривен долгов. Но добрая налоговая внезапно предоставила ей рассрочку. Официальная версия: в компанию пришел новый руководитель и попросил месяц на «осмотреться, принять дела».

Казалось бы: как сочетается статус «человека Президента» с такой лояльностью к Коломойскому? Все просто. И дело тут не в Насирове персонально (он просто стал одним из звеньев цепи). В ночь на 25-е марта, подписанию Президентом указа об увольнении Коломойского предшествовали длительные переговоры сторон. Результат переговоров – условная «понятийка», подразумевающая выполнение обеими сторонами определенных обязательств. Гарантом выступал Александр Турчинов. Так вот, погашения долга «Укрнафты» перед государством было одним из обязательств Коломойского.

Как видим, «Укрнафта» платить по счетам не торопится. Почему же сторона Президента смягчает ей условия, предоставляя – руками Насирова - рассрочку? Потому, что политика – игра, состоящая из многоходовок. Потому, что на данном этапе интересы Банковой, Коломойского и Хомутынника совпадают на выборах. В частности, в Харькове, где Кернес ведет в областной и городской советы команду партии «Возрождение», сплошь напичканной симпатиками власти. Губернатор Райнин, человек Бориса Ложкина, ничуть ему в этом не мешает. Оно и понятно: Кернеса можно в любой момент «закрыть» по суду, а лояльное власти большинство в крупнейшем регионе останется.

Если подобная кооперация власти и ее локальных оппонентов происходит на выборах, почему она не может происходить в других сферах? В той же таможне, и т.д. и т.п. Ответ очевиден.

Кстати, данная «Укрнафте» рассрочка заканчивается вскоре после завершения кампании.

Обо всем этом и не только – в большом интервью господина Насирова программе «Левый берег с Соней Кошкиной». Сегодня мы представляем читателям LB.ua первую его часть, посвященную духу и сути налоговой реформы. Ответы главного налоговика весьма исчерпывающие – из них можно составить ясное представление о том, «куда мы движемся» и «какой власть видит фискальную политику». Вторую – о лондонских квартирах, бизнесе жены, кадрах Калетника и Банковой в ведомстве, связях с Хомутынником и Скоробогачем – ожидайте на нашем сайте в пятницу.

Ну, и традиционная ремарка: текстовые версии интервью не являются банальными стенограммами эфира – адаптированы для восприятия читателем.

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua

«Я бы сказал, что я – реформатор»

Интересна ваша самоидентификация. Вы – просто мытарь, технический собиратель налогов или все-таки имеете возможность и желания реализовывать Налоговую реформу? Возможности – ключевое.

В первую очередь, я бы сказал, что я - реформатор. Идет процесс реформирования, при этом технических задач по ежедневному сбору налогов никто не отменял, конечно. Во многом, именно налоги формируют доходную часть бюджета, а это – армия, пенсии, зарплаты и т.д.

Налоговая реформа - одна из главных тем сегодня. Согласно Бюджетному кодексу, проект бюджета должен поступить в Верховную Раду до 15-го сентября. В этом году Кабмин в сроки вложился, однако буквально через пару дней бюджет отозвали. Один из формальных предлогов – необходимость перед этим принять Налоговую реформу. Сам бюджет должен быть проголосован до 15 декабря. Остается всего четыре пленарные недели. Однако, единого проекта НР не существует до сих пор. Есть разрозненные предложения правительства, депутатов, экспертов, единого – нет. И когда он появится, не ясно. А пленарных, повторяю, всего четыре недели осталось. Значит, велика вероятность: налоговую реформу будут принимать впопыхах, «на колене»; мотивируя – «скорее, скорее, нам еще с бюджетом нужно успеть».

Меня этот вопрос волнует даже больше, чем многих других. Почему? Потому что нам не только жить с этой налоговой реформой, нам ее воплощать, нам ее реализовывать в следующем году. Меня он волнует как главу Фискальной службы, как гражданина.

Когда проект реформы будет?

Это – то, чего ждем мы с нетерпением. Как вы знаете, налоговой и таможенной политикой занимается Министерство финансов, также - комитет по вопросам налоговой и таможенной политики.

…В первых числах сентября состоялась Национальная Рада Реформ, на которой были представлены и обсуждались две концепции (реформы, - С.К.), это был очень важный шаг. К сожалению, после этого процесс чуть-чуть затормозился. Со стороны ГФС, мы вынесли все предложения касательно администрирования налогов - показали их Министерству Финансов, комитету, показали общественности. Большая часть из них была учтена, но теперь стоит следующий вопрос, собственно – балансировки доходной и расходной части бюджета. Насколько она в действительности нужна, сможем ли мы как-то перекрывать бюджетный дефицит? С каким бюджетом будем жить в 2016 году?

Так когда единый проект реформы ожидать?

Проект закона мы ждем от Минфина или фактически от Кабинета Министров Украины. Теоретически, альтернативный законопроект может поступить также от депутатского корпуса.

Налоговая реформа – слишком серьезный предмет, чтобы им манкировать. Это касается абсолютно каждого гражданина Украины. Соответственно, ее проект подлежит широкому обсуждению. С учетом оставшихся четырех пленарных недель, сие мало реально.

Тут я могу высказывать свою позицию как глава ГФС, как гражданин. Меня это волнует, я повторю, больше чем всех остальных.

Фото: 24tv.ua

И что же вы сделали, чтобы остальных это перестало волновать?

Первое: я сам этот вопрос неоднократно поднимал. И ГФС принимала участие практически во всех обсуждениях. Обсуждений с общественностью было очень много, они начались еще где-то в июне этого года.

Должен сказать, однако, что кроме общественности, значительное участие должен принимать Кабмин.

Вы сказали, что с сентября – момента проведения тематической Рады реформ – процесс тормозится. Кем конкретно?

ГФС не является органом, который формулирует политику, мы являемся органом, который ее исполняет. А формулирует политику Кабмин, во главе – в данном случае – с Минфином, плюс – депутаты профильного комитета. Поэтому мое мнение: весь вопрос – в диалоге основных участников.

Перевожу на русский язык: в их нежелании слушать друг-друга.

Желание, думаю, есть. Вопрос в том, как сблизиться, найти золотую середину, баланс.

«Сейчас нет схем…»

Может ли случиться так, что из-за торможения процесса принятия Налоговой реформы, в следующий год мы можем зайти без бюджета?

Это не должно произойти, ни в каком случае. Это ответственность всех политиков, включая коалицию, всех депутатов, Кабинет Министров.

Учитывая, что у нас изменения в Конституцию принимали за полчаса, я не удивлюсь, если и налоговую реформу за 20 минут примут. Но поговорим о духе самой реформы. Готовясь к этой беседе, я проанонсировала ее в своем Фейсбуке, попросив подписчиков – среди которых много представителей среднего, малого и даже крупного бизнеса – присылать вам свои вопросы. Их оказалось весьма внушительное количество. Некоторые я сейчас озвучу. Готовы?

Конечно.

Итак, больше всего возмущений людей связано с ответственностью налоговых инспекторов за неправомерные действия. Особенно, если эта неправомерность в последствие подтверждена судом. Реформа этот вопрос разрешит? Будет ли прописана мера ответственности?

Для меня этот вопрос такой же важный, как и для большинства читателей. Почему? Потому что контролировать многотысячную армию налоговых инспекторов, таможенных, налоговую милицию, которую мы сейчас реформируем, возможно, но нелегко. В каждом конкретном случае, есть вопрос: почему то или иное решение было принято. Саму систему мы уже сильно реформировали и этот процесс продолжается. Что можно сказать точно: сейчас нет схем…

Фото: 24tv.ua

Схем нет?!

Нет. Нет организованного давления (как было раньше, - С.К.). Идем дальше. Я и моя команда, мы – на базе отдельных случаев – стараемся разобраться не просто с проблемой, но с ее корнем. Не для одного конкретного предприятия проблему решить, но корень устранить. У нас достаточно много способов для этого.

Например? Вы сейчас очень расплывчато говорите.

Ответственность, конечно, она должна быть у каждого – у бизнесмена, у инспектора, у каждого. На сегодня привести его к ответственности можно через суд … но тут мы (ГФС, - С.К.) оказываемся иногда по ту сторону, то бишь являемся заложниками системы, которая, к сожалению, существовала раньше.

Будет ли налоговая реформа учитывать ответственность инспекторов?

Я лично поднимал этот вопрос и перед Министерством Финансов Украины, и перед депутатским корпусом. Я считаю, что она должна быть.

Какой конкретно?

Мы ждем редакции законопроекта – одной или двух.

Так, ясно. Этим мы возвращаемся к вопросу о том, как вы влияете или не влияете на осуществление новой налоговой политики. Просто сидите и ждете, пока сверстают законопроект.

Со всем моим большим желанием, влиять напрямую, я не могу. Я же не являюсь органом законодательной инициативы.

Как минимум, вы могли бы активно участвовать.

Мы активно участвуем. Но любое участие в дальнейшем должно быть реализовано в последующих предметных действиях.

Формализация – прерогатива депутатов, это правда. Однако, я говорю о вашем личном участии. Непосредственном. Ладно, движемся дальше по вопросам читателей. Очень много дискуссий вызывает инициатива отказа от «упрощенки». Будет ли она все же реализована или вы готовы признать, что подобная идея была ошибочной.

Буду говорить очень четко. Как глава Службы, как бизнесмен в прошлом, как гражданин, я считаю: «упрощенка» в Украине должна быть. Для мелких предпринимателей, для средних предпринимателей, она должна быть. Но что произошло? К сожалению, мы как-то перешли грань от «упрощенки» к схеме. От «упрощенки» к чему-то, подобному оффшорам. У нас это в действительности произошло. Были в прошлые периоды приняты некоторые законодательные изменения, которые сегодня, к нашему сожалению, позволяют большому супермаркету работать как сотне «упрощенцев». А если вдруг эти «упрощенцы» исчерпали свой лимит, ты их просто меняешь на других, и оно работает дальше. Иногда так делают целые сети. Скажу больше: у нас магазины, рестораны, которые являются бизнесом полноценным, но и они работают как «упрощенцы». И тут надо не путать. Мы за «упрощенцев», мы за правильный формат «упрощенцев», но мы против того, чтобы бизнес, реальный бизнес использовал схемы «упрощенцев», дабы оптимизировать свои налоги.

Так будут какие конкретные предложения по теме или не стоит их ожидать?

Естественно, будут. Их уже несколько. Одно: оставить три группы («упрощенцев», - С.К.), другое – оставить четыре. То есть, варианты рассматриваются. Мы обсуждаем. Надо не забывать: «упрощенцы» - часть экономики и это, безусловно, оказывает эффект на остальную цепочку. Важно, чтобы они ее не дестабилизировали. Чтобы не было такого, что людей, которые получают зарплату и платят с нее налоги, брали бы на работу как упрощенцев.

Фото: 24tv.ua

К вопросу о трудоустройстве. В конце прошлого года правительство инициировало так называемый единый социальный взнос. Говоря русским языком, это - система компенсаций для тех, кто покажет, что начал платить своим сотрудникам зарплату не в конвертах, а напрямую. На это возлагались – с точки зрения наполняемости бюджета – большие надежды, но они не оправдались – схема не сработала.

Вопрос ЕСВ был одним из основных в процессе реформирования в прошлом году. В прошлом году цифра ЕСВ больше варьировалась в размере 25-30%, со среднего уровня порядка 41%, который есть на сегодняшний день. Очень важно, конечно, упростить. Не должно быть 50 разных ставок. Должна быть одна простая понятная ставка. В этому году вопрос обсуждается еще интенсивнее. Речь о том, чтобы ее снизить до 20%. На это есть согласие Минфина и депутатского корпуса.

Очень важно, чтобы налогообложение было простое и понятное. Чем оно проще и понятнее, тем меньше шансов у налогоплательщика манипулировать. 20% и все. Не надо никаких дополнительных условий.

«Граждане должны знать, за что они платят»

Знаете, что меня чрезвычайно интересует? Механизмы, благодаря которым рядовой налогоплательщик сможет контролировать распределение своих налогов.

Первый подвопрос: чтобы каждый гражданин знал, фактически, что он платит. Несмотря на то, что за него платит предприятие - налоги автоматически удерживаются из зарплаты, он все равно должен понимать.

Нет денег государственных, есть деньги граждан.

Да. Итак, каждый должен понимать, что им заплачено как подоходный налог, что – как НДС…

Так а как ему это понять? За счет чего? Какими механизмами?

Очень просто. Если у нас будут простые ставки налогов. Вот, сегодня есть ЕСВ - Единый социальный взнос, но там 60 с чем-то ставок и каждому гражданину это сложно донести.

Позвольте, это принималось в прошлом году.

Да.

Это была уже не «злочинна влада», так что – год тому – мешало сделать по-человечески?

Зависело от многих факторов. Многие знают: решалось практически в последний день. Была такая политическая воля. Мол, давайте попробуем такой-то инструмент для выведения бизнеса из тени. Ну, а чтобы понять, сработал ли он, необходимо время. А время показало, что его (ЕСВ, - С.К.) использовали как еще один инструмент оптимизации. Никто не использовал его как инструментвыведения зарплат из тени.

Но, возвращаясь к вашему вопрос относительно способов контроля. Важно, повторяю, чтобы каждый гражданин понимал: есть простая ставка – 20 ли процентов, 15 ли, 10 ли. И, для того, чтобы получить свою зарплату на руки, он должен перечислить ее в бюджет. Следующий вопрос – а как эти деньги потом тратятся. Причем не только эти, но и акцизы, НДС, все остальное.

… Мы говорили о децентрализации. Если сегодня остановить простого гражданина и спросить, что идет в общий бюджет, что - в местный, как они оттуда тратятся, ему будет тяжело ответить. Вопрос расходной части бюджета – тоже вопрос Кабинета Министров и Министерства финансов.

Фото: 24tv.ua

Можете проще изъясняться и ответить, наконец?

Очень просто: не только в Украине, но и во всем мире, вопрос добросовестной уплаты налогов сводился к тому, чтобы налогоплательщик знал, за что и куда он платит.

Допустим, он уже знает. А дальше что? Каков механизм контроля?

Человек с финансовым образованием может взять сегодня бюджет…

Взять и посмотреть. Согласна. Но у большинства украинцев нет финансового образования.

Давайте так, инициируем на сайте LB.ua обсуждать и раскрывать расходные статьи бюджета. Может быть и доходной – это даже более важно.

Договорились! Как шеф-редактор, площадку я гарантирую, остальное – за вами. И когда вас с позором, или без оного, уволят, вы сможете сказать: «вот, я хоть это сделал».

Ну, до «уволить» думаю, еще рано.

Дойдем и до «уволить»… Резюмируя эту часть разговора, констатирую: конфликт между властью и обществом в Украине продолжается. Просто не в столь острой форме, как он во времена Майдана. Если бы люди власти доверяли, они бы платили налоги в полной мере. А если бы они налоги платили, то у волонтеров не было б столь солидной базы для оперативной деятельности.

Я не могу нести ответственность за расходную часть бюджета и за то, как эти деньги тратятся. Но тут еще такой момент… Я считаю, украинцев очень патриотичными. Но мне очень жаль, что иногда патриотизм заканчивается там, где нужно платить налоги.

Недоверие к власти!

Да, есть вопрос недоверия. Но следующее… Вот, я допустим, всегда шел и платил налоги, поскольку знал, что из этих денег…

Николаю Азарову вы тоже платили?

Платил не ему, а государству Украина! Какое уж там было правительство, парламент – иное дело..

Вам не кажется странным, что после событий Революции Достоинства, после полутора лет войны, недоверие общества к власти по-прежнему зашкаливает?

Это сильно беспокоит меня, как гражданина. И я стараюсь делать все, в том числе – в качестве главы Фискальной службы – чтобы это доверие появилось.

И что же вы сделали, позвольте поинтересоваться?

Реформа, знаете, на что похожа? Это когда ты строишь дом, очень много времени может уйти на возведение фундамента. И, когда фундамент закончен, стены можно «выгнать» буквально за пару дней. Так и тут: важно заложить основы.

…Наша Служба шесть месяцев работала с МВФ. Учитывались также наработки, которые были еще с 2010-го года, просто ранее не применялись. И мы совместно разработали и утвердили очень подробный двухлетний план реформ. Быстрее реализовать его, к сожалению, невозможно. План утвержден МВФ и украинским правительством. На сегодняшний день мы движемся по этому плану.

То есть, прошло еще недостаточно времени, чтобы вы предъявили общественности конкретные результаты?

Конкретные результаты уже есть. Самое главное – они в цифрах. Но не надо забывать, что ГФС - контролирующий орган. А что бы хотел иметь налогоплательщик? Вот, даже исходя из нашего с вами разговора… Большинство тематических вопросов – прерогатива Верховной Рады и Минфина…

«У нас был бизнес, который привык работать в тени, привык там оптимизироваться»

Сколько бизнеса сегодня в тени?

Я много раз его поднимал, этот вопрос. В том числе – в диалоге с международным организациями. О чем я просил их? Я говорил: нам нужна помощь в подготовке тематического отчета. «Tax gap report» он в европейских странах называется. Он нам крайне необходим. Необходим, поскольку оценки крайне разнятся… Кто-то говорит 20% «в тени», кто-то – 30%, кто-то – 60-70% и т.д. Словом, нужно определиться предметно. Тогда мы сможем сказать: нам известно, что в тени было столько-то, а вот теперь мы сделали то-то, чтобы данное количество сократилось.

Фото: 24tv.ua

Хороший пример – период мая-июля. Предотвратив работу фиктивных предприятий, мы препятствовали получению ими фиктивного НДС. В результате это дало плюс 28% к ежемесячным поступлениям НДС. Плюс 28%. Это просто сумасшедшие цифры. То есть, если с начала года мы собирали 7,2-7,4 млрд. грн. на НДС, в августе собрали 9,7. Такие же результаты идут по сентябрю, аналогичные - по октябрю. Исходя из этого, можно сказать, что – по нашим ощущениям (в тени было, - С.К.) – около 2,5-3 млрд., то есть - 30-35%. Это, подчеркиваю, то, что мы побороли. Что это значит для налогоплательщиков? Для них, к сожалению, это не всегда хорошо. Поскольку у нас был бизнес, который, к сожалению, привык работать в тени, привык там оптимизироваться. И то, что сегодня у них возможности оптимизации забрали… А налоговая реформа, которую все так ждут как облегчение, еще не подоспела. Надеюсь, к первому января ситуация выровняется.

Если с НДС так все прекрасно, почему вы не возмещаете НДС в том объеме, в котором должны?

Не совсем правильная информация…

Только лишь потому, что Минфин не дает вам денег? Это, подозреваю, не ключевое.

Сейчас я объясню. Частично деньги из Минфина (на возвращение НДС, - С.К.) мы уже выбили. Еще в июне я говорил: у нас 58 млрд в бюджет заложено как расходная часть для возмещения НДС. Если разбить на 12 месяцев, получится чуть менее пяти миллиардов каждый месяц. Тогда как заявок ежемесячно поступает на 6-6.5 млрд. в пиковые месяцы – 7.5 млрд. Плюс – долг в 20 млрд, еще с прошлых лет накопившийся. Плюс – соответствующие дела в судах. И ситуация такая, что ты не только с долгами рассчитаться не можешь, но даже текущие выплаты вполне покрыть.

Поэтому в июне я инициировал, подал в КМУ, провел через ВР законопроект, на 12 млрд увеличивавший доходную часть бюджета. Логика: дайте мне еще 12 млрд и я смогу возмещать. Этот документ много раз обсуждался и, в итоге, трансформировался в бюджетные изменения в сентябре. В результате нам на 24 млрд повысили план и дали дополнительно 7 млрд на возмещение НДС. То есть, с пяти миллиардов мы вышли на семь.

Крупные предприятия, которым НДС должны возмещать автоматически, часто жалуются: когда подходит срок, «внезапно» начинаются внеплановые проверки, «контрольные» визиты налоговиков, явно указывающие: возмещать никто ничего не собирается и только ищет повод увильнуть. По данным Европейской бизнес ассоциации, подобные явления приобретают системный характер.

В прошлом декабре были внесены изменения в законодательство касательно автоматического режима возмещения. Это - критерии, которым ты должен соответствовать, чтобы тебе возмещали автоматически. И могу сейчас заверить вас, заверить всех читателей, зрителей, этот автоматический процесс есть. Там несколько тысяч компаний. Компьютер по автомату выбирает те компании, которые совпадают (по требованиям, - С.К.). Но случается и так, что условная компания всем критериям соответствует, у нее возмещения должно быть на 30 миллионов гривен, но при этом у нее технический долг в 17 тысяч, скажем. Из-за этого долга они, в этом месяце, не попадает в «автомат». Подобное происходило достаточно часто.

То есть, те, кто жаловался на внезапное возбуждение налоговых дел…

Не было внезапного возбуждения налоговых дел. В этом случае процесс идет дальше по регламенту. Если предприятие не попало в «автомат», так называемый, то в обычном режиме идет быстрая проверка этих сумм. И они в этом или в следующем месяце получают возврат своего НДС в обычном режиме. Каждый месяц, и эта информация открыта. Каждый месяц полный реестр публикуется на сайте казначейства.

«Многие платят зарплату в конвертах»

Все равно активность налоговой, она очень странная в последнее время. Так, в октябре произошло несколько обысков в интернет-магазинах техники в Киеве. В сентябре -обыски в «Киевгазе» и в сети книжных супермаркетов «Буква», также – на ряде небольших мебельных предприятий. Плюс – айти-компании в Харькове и Львове. Несколько дней тому – компания «Синэво», имеющая стопроцентный иностранный капитал. Все это, повторяю, имеет признаки системности.

Все это - достаточно громкие истории. Я могу привести примеры.

Фото: 24tv.ua

Да, уж, пожалуйста.

Вот, допустим, многие пользуются «айфоном» и есть проблема легального ввоза этих аппаратов в Украину. Компания «Самсунг», допустим, решила его и поставляет все легально, оплачивает «растаможку» и т.д. У компании «Эппл» несколько иная политика. И мы видим, что легально в страну поступает 500-600 аппаратов, допустим, а в реальности – значительно больше. Поэтому мы проверяем всю цепочку – граница, дистрибьюторы, оптовые склады, далее – продажа в рознице. К сожалению, на каждом из этапов этих проверок мы находим нарушения, изымаем продукцию.

Далее, вы приводили в пример «Букву».

Да.

Знаете, как они работают? Я расскажу для вас и для телезрителей. Оказывается, там существует много контрафакта. Как проявляется контрафакт? Никто покупает права на издание, но приобретает одну свежеизданную книгу, часто – на рынке в Москве, привозит ее сюда, копируют и продает, как готовый продукт.

Знаете, я бы не удивилась, если бы эти ваши слова касались рынка «Петровка». Так, моя книга появилась там в «репринтном» варианте – буквально на пару десятков гривен дешевле – буквально через две или через три недели после официального ее выхода. Но когда мы говорим о крупнейшей в стране сети книжных…

Вы знаете про мораторий на проверки, который существует? То есть, кого-то мы можем проверять, кого-то не можем.

Поэтому отрываетесь на тех, кого проверять можете?

Мы не отрываемся, мы осуществляем свою законодательную деятельность в тех сегментах, где мы это можем делать.

Следствием этих ваших проверок стало то, что ряд ай-ти компаний, базировавшихся во Львове, снялись с места, перенесли свои офисы в другие страны, преимущественно в Польшу, в Чехию.

Абсолютное большинство проверок по IT-компаниям – это были проверки не фискальной службы, а проверки милиции. Так, ситуация в Харькове – проверка МВД. По Львову надо разбираться детальнее, чем я обязательно займусь.

Одна из версий чрезмерной активности Налоговой озвучена вашим бывшим замом, господином Ликарчуком. Согласно этой версии, ведомство не выполнят «план», следовательно вынуждено «добирать» такими вот противоречивыми способами. Так, в неофициальных разговорах, представители компании «Синэво» утверждали: налоговики требовали от них «доплатить» в бюджет 20 миллионов. С чего вдруг? Не хватает вам, что ли?

По компании «Синево», мой первый заместитель Сергей Билан очень детально описал все на свое страничке в Facebook.

Я читала, но это, извините, не ответ. Внутреннюю проверку провести нужным не считаете?

У нас есть несколько независимых институтов: уполномоченный по делам предпринимательства, активную работу начали с бизнес-омбудсменом. Для меня очень важно, чтобы в подобных ситуациях именно независимые эксперты вовлекались в «разбор полетов», назовем так.

Конкретно по этой ситуации разбор полетов меня и интересует.

Конкретно по этой ситуации… Многие говорили: как же так, это – иностранная компания, они должны были работать чисто. Оказалось! А оказалось, что в 2012-2013-м годах у них было довольно много случаев не совсем легальной деятельности. Налоговым компромиссом они не воспользовались. А компании, от которых они получали услуги и на которые оказывали платежи, имеют «ознаки ризикованості».

Фото: 24tv.ua

То есть?

То есть, мы их считаем фиктивными.

Хотите сказать, «Синево» деньги отмывали?

Не знаю, как это получилось. В этом нужно разобраться. Либо это менеджмент, либо…

Историю про то, что налоговики требовали доплатить 20 млн, вы это опровергаете, я так понимаю?

Не могу ни опровергнуть, ни подтвердить. Если такой факт имел место, у менеджмента компании есть все основания обратиться в прокуратуру. Ия буду первый, кто – если такой факт подтвердится – выступит за наказание провинившихся сотрудников.

Прокуратура – прекрасно, спору нет, но вы можете инициировать внутреннюю проверку. Это вполне в ваших силах!

Мне нетрудно. По вашей просьбе, я ее с удовольствием инициирую.

То есть если бы я не подняла этот вопрос, вы бы сами ничего не предприняли?

Нет, не правильно! Первую часть проверки, мы, так или иначе, провели. Были обращения тематические – и мне лично, и через СМИ. Той информации, что получил я, было уже достаточно для понимания, что там действительно есть фактаж. А дальше была проведена проверка, чтобы разобраться в этом фактаже. Если предприятие нигде не виновато и вдруг мы где-то ошиблись, мы будем извиняться, в том числе и публично.

У меня лично такое впечатление, что в условиях конкуренции центральных органов власти за контроль над силовиками, именно налоговая стала главной «карающей дланью» Банковой. Не СБУ, не ГПУ, именно налоговая.

Столько всего вы сказали в последнем предложении… Можно объяснить?

Ок. Студия Шустера, на которую вы тоже недавно проверку наслали.

Мы абсолютно во всех случаях действуем по законодательству. Это независимо от того какой бизнес – он должен работать легально, должен платить налоги.

Какие вопросы к Шустеру были?

В чем наша проблема? Знаете, часто поднимался вопрос: «А можно повесить список всех предприятий, которые фиктивные или предприятия, которые раньше были площадки?» Не можем мы их повесить, пока это не доказано в суде.

По-вашему, студия Шустера была площадкой?

Если говорить про средства массовой информации, то, к моему большому сожалению, это был не только Шустер.

Кто еще?

Но и другие предприятия. Многие ваши коллеги платят зарплату не так, как должны – легально, но в конвертах. К сожалению, часто нам приходится это доказывать, а потом уже – имея доказательную базу – прямым текстом наказывать.

Вопрос к Шустеру был вопросом зарплаты в конвертах?

Там было несколько вопросов. Я их не могу озвучивать. Это - тайна следствия, которое у нас ведет следственное управление.

Разве сегодня в центральных органах власти не платят зарплаты в конвертах?

За других говорить не могу, но в Государственной фискальной службе точно не платят.

Фото: 24tv.ua

Не сильно я вам верю, конечно! Как не верю и в то, что вы не знаете о том, что в центральных органах власти в конвертах как платили, так и продолжают.

Для меня этот вопрос вдвойне актуален. Первое - как для контролирующего органа. Второе - как для центрального органа исполнительной власти, достаточно большого. У нас работает - по штатному расписанию - 58 тыс. человек… Вы думаете, это реально - им всем в конвертах доплачивать?

Вы, к примеру, сколько получаете?

Я от получения зарплаты отказался.

Сколько должны получать?

В районе 5 800.

Допустим, вы-то пришли из бизнеса и можете себе позволить жить какое-то время за счет накоплений, однако вам необходимо привлекать управленцев, которые раньше получали зарплаты. Хорошие, но зарплаты. И 2-3 месяца они – за счет «подкожного жира» поживут – но это явно не год, не полтора.

Эта проблема в обществе, в стране… Начиная с депутатов Верховной Рады, где зарплата - 4,5 тыс. гривен. Никто из них не живет на 4,5 тыс. гривен. Аналогично – Кабмин…

Вот, вы – глава фискального ведомства, только что признались, что на 4.5 тыс. они не живут. Так о чем вообще мы говорим?

Но это же не значит, что депутаты получают зарплаты в конвертах!

А теперь я вам другое скажу. Известно, что общество требует обновления власти. То есть, мы должны привлекать новых людей. Но как мы их будем привлекать на такие зарплаты?! Особенно, с учетом того, что в бизнесе сопоставимая работа подразумевает другие условия по компенсации.

Вот, у меня сейчас большой и актуальный вопрос. Мы пытаемся найти руководителя таможенного направления.

Ха! По-моему, вы не собираетесь его искать! По-моему, вас все устраивает в руководителе таможенного направления.

Ничего подобного!

Зачем вам менять кадры Калетника и Банковой?

Соня, извините, вы не правы! Я не знаю, про какие кадры речь.

Про Романенко я говорю. Геннадий Романенко, ваш внештатный советник. Его приписывают Калетнику, на самом деле он давным-давно переориентировался на Банковую.

Романенко был привлечен на каком-то этапе для помощи, но, к сожалению, или к счастью, очень скоро был отстранен и никакого участия не принимал.

Сегодня он является серым кардиналом.

Соня, это абсолютно неправдоподобная информация! Абсолютно! Я вам могу это многими способами подтвердить.

То, что его пытались имплементировать еще в прошлое руководство таможни - тоже неправда?

Я не знаю, что значит «имплементировать в руководство».

Назначить одним из замов.

Это кому-то другому надо задать этот вопрос.

Мои источники в СБУ, которые утверждают, что основные потоки контрабанды сейчас идут через Романенко, врут, по-вашему?

Если в СБУ есть такая информация, они должны ее немедленно реализовывать! Немедленно!

А вам об этом ничего неизвестно?

О чем? О потоках контрабанды?

Да. Которые контролирует Романенко.

Думаю, Романенко точно не контролирует потоки контрабанды. Еще раз: если в СБУ есть какая-то информация, то они должны ее реализовывать единолично или совместно с нами.

Фото: 24tv.ua

Я еще раз спрошу: вы об этом не знаете?

Если бы я об этом знал, я бы тогда обращался и в прокуратуру, и в СБУ для того чтобы помочь мне решить такой вопрос.

На кадровое назначение он у вас влияет?

Романенко?

Да.

Конечно же, нет! Что это за вопрос? Ни в каком формате, ни в каком случае!

…Возвращаясь назад. Я хочу сказать, что последние полтора месяца мы ищем кандидата, ищем европейца с таможенным опытом, чтобы привлечь его в Украину.

Как вы ему платить собираетесь?

В чем проблема? Есть люди, которых мы хотели бы привлечь. Предварительно они отвечают: «Хорошо! Для меня нужна понятная ситуация, такая как была в моей работе. Мне нужен контракт. Чтобы я понимал, ради чего я иду. Что я не иду на 2-3 месяца, когда у вас сменится правительство и меня уволят. Кроме этого, в контракте мне нужна компенсация, без этой компенсации я не смогу никуда продвинуться». И на этом мы чуть-чуть застряли… Однако, надеюсь, что через две-три недели мне удастся формализовать ряд договоренностей. Есть такой формат – «сэкондмент» и, я надеюсь, он позволит нам привлечь настоящего европейца, который поможет реформировать и улучшить работу.

А сколько платить вы им будете и, главное, из каких источников?

Что собой подразумевает сэкондмент? Уже есть несколько европейских стран, которые фактически сказали: «Да. Да, мы вам отправим человека на сэкондмент. Это значит, мы его отправляем, он у вас работает, а мы уже потом обеспечим его компенсацию».

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ...

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua