Все публикацииПолитика

Янукович и золотая рыбка

Как это ни парадоксально звучит, но пока что из всех украинских президентов в учебниках истории будущего имеет наибольшие шансы остаться именно четвертый – Виктор Янукович. В самом деле, что останется в энциклопедиях от Леонида Кравчука? Мирное провозглашение независимого государства? Как-то скучновато. Леонид Кучма – создатель олигархической республики? Так он не один такой. Ющенко, президент мирной революции и утраченных надежд? Вообще никто не вспомнит.

Фото: Александр Рудоманов

А Янукович – это наш Саддам Хусейн. Знает ли читатель, кто сегодня руководит Ираком? Помнит ли он фамилии предшественников Саддама, а их было немало и среди них были и реформаторы, и диктаторы – но все неинтересно. А Саддам – интересно, потому что он массовый бессмысленный убийца, политический убийца. Как Янукович.

В истории остаются только гении и злодеи, но многим злодеям удается избежать ненависти потомков именно потому, что принесенные ими жертвы можно объяснить с точки зрения развития самих исторических процессов. Наполеон Бонапарт или маршал Жуков положили куда больше людей, чем Янукович, но они были полководцами и военные историки могут еще столетия спорить, можно было бы одержать победу в сражении с меньшим количеством жертв. А вот расстрел мирной демонстрации – это всегда пятно на мундире любого военачальника, вот почему генералу, оказывающемуся заложником политика-безумца, так нужен письменный приказ и вот почему он размахивает этой бумажкой перед лицом трибунала и истории. Это не я! Это мне приказали!

Но когда с помощью генерала удается отстоять интересы режима, массовые убийства могут считаться хотя бы современниками подавлением путча - и спустя годы историкам уже очень трудно понять, действительно ли нужно было убивать такое количество людей ради продолжения счастливого царствования или лучше было отречься. Хуже всего приходится тем историческим персонажам, которые осуществляют массовые убийства, неизменно приводящие к их собственному краху - хотя умиротворение обещало куда большие перспективы.

Саддама Хусейна уговаривали не стрелять все, кому не лень. Вначале американцы, потом европейцы. Потом к нему приехал закадычный друг Евгений Примаков и рассказал, что американцы действительно могут начать вторжение, если иракский президент, уже не имевший возможности уничтожать своих шиитских и курдских соотечественников, не образумится. Слободан Милошевич, кстати, ходил теми же путями: американцы, европейцы, потом приехал Виктор Черномырдин и рассказал, что будут бомбить, а диктатор не унимался. Что рассказывал Виктору Януковичу Владимир Лукин, я уж и не знаю. Зато знаю – появление российского посредника – это всегда «черная метка». Если приехал кто-то из Москвы – значит кранты. С Кремлем договорились.

Янукович и этого не понял. А почему? А потому, что точно также, как и Саддам или Слобо, свято верил, что всем нужен и всех обманет – и ничто не помешает ему властвовать, даже серийное убийство сограждан. Саддам еще не забыл как воевал с Ираном – что действительно было важно для Запада. Слобо считал себя гарантом боснийского мира. Понять, что с Ираном и Боснией можно разобраться и без них, эти идиоты решительно не могли. И Янукович никак не мог понять, что Украина была до него и будет после. И считал, что раз уж Западу так важна европейская интеграция Украины, а России – чтобы этой интеграции не было, то он здесь будет президентом до скончания века. Именно поэтому каждое его решение было безумнее предыдущего: в центре проблемы он видел исключительно себя, а не страну или хотя бы мир. Или уж, если на то пошло, Путина с Обамой или «олигархов», если не хватает умения мыслить в политических плоскостях. Но и этого видения Янукович был лишен. А почему?

А потому что Янукович. Вспомните, как развивалась его карьера. По большому счету, это был просто заурядный чиновник с криминальным прошлым, задачей которого было лоббировать интересы «донецкого клана». Янукович и лоббировал – пока в результате акции «Украина без Кучмы», приведшей к переформатированию президентского окружения и уходу в оппозицию Виктора Ющенко, «донецкие» не стали ведущим кланом в поддержке власти. Так Янукович стал премьером и даже преемником – если помните, никто и не пытался представить себе, что этот человек будет принимать серьезные решения, Медведчук носился со своей конституционной реформой, по которой Януковичу отводилась роль представительской фигуры, символизирующей доступ «донецких» к котлу. Когда «донецкие» кинули Кучму с Медведчуком, почему-то случилась Оранжевая революция. Она не дала возможности Януковичу стать президентом, но зато превратила его в настоящий символ «другой», антиоранжевой Украины. И в качестве этого символа Януковича воспринимали и друзья, и враги.

Но когда Янукович все-таки стал президентом, символом он быть не захотел. А захотел быть самым главным, самым богатым, самым крутым, словом – самым-самым. Ни о каких последствиях своих действий он не думал, никакой реальной карьеры перед этим не делал. А потому он все же не Хусейн и не Милошевич. Из всех исторических персонажей Янукович больше всего похож на сказочный – на старуху из сказки про золотую рыбку. И то ему надо, и это, и Межигорье, и чтоб дитя было самое богатое, и чтоб все были на посылках. Когда к этим всем прибавились Путин с Меркель и Обама с Баррозу, было еще не так страшно. Но потом, как это обычно в сказке бывает, Янукович окончательно сбрендил и решил, что на посылках будет сама золотая рыбка – Украина, а он уж решит, отдаст он ее Путину, оставит в межигорском пруду или просто изжарит на ужин. Тупой колодой он лег на дороге самого будущего. И это будущее его невозмутимо переехало, как оно переезжало всех предыдущих сказочных старух – и вот уже наш герой у разбитого корыта «где-то в Донецкой области» - то есть как раз там же, где он и начинал свою карьеру рецидивиста. И если Януковича не ухлопают свои же, ему еще сильно повезет.