Все публикацииПолитика

​Новый политический сезон Часть 1. Повестка дня для власти

Парламентские выборы 2012 года и последовавшая за ними перезагрузка правительства стали своеобразным финалом первого этапа президентской каденции Виктора Януковича – своего рода переходом от задач по укреплению власти к вопросу удержания ее после 2015 года.

Новый политический сезон 2013-2015 содержит ряд угроз и вызовов для действующей власти, с которыми команде Януковича предстоит работать. На повестке дня – эффективность правительства, управляемость парламента, старт президентской избирательной кампании, внешнеполитические проблемы.

Рассмотрим каждый из пунктов повестки дня по отдельности.

Евгений КурмашовЕвгений Курмашов, директор политических программ Институт Горшенина

Фото: president.gov.ua

Миссия Кабмина 3.0

Виктор Янукович всегда слыл осторожным руководителем, чья кадровая политика основывалась на политическом чутье и не подразумевала резких движений. Однако, так ли это? Если посмотреть на три года президентского правления Януковича, которые многие характеризуют как годы аппаратной серости и политического уныния, то можно прийти к выводу, что Янукович на самом деле успел совершить внутри украинской власти настоящую кадровую революцию. Сохранив в качестве символа стабильности и нерушимости внутриэлитного договора фигуру Николая Азарова, Янукович полностью обновил команду исполнительной власти. Версия Кабмина 3.0 – это первая версия правительства, от начала и до конца созданная Виктором Януковичем.

Предыдущие правительства таковыми не являлись. Версия Кабмина 1.0, созданная в условиях парламентско-президентской формы правления, являлась результатом компромисса между командой президента и другими субъектами политического процесса. А если быть точнее – субъектами парламентского процесса. Версия Кабмина 2.0, рожденная в новых конституционных условиях, инсталлировалась постепенно, однако она была продуктом уже совершенно иного компромисса – внутрикомандного. Вчерашние ситуативные союзники, поддержавшие создание пропрезидентского большинства в парламенте в 2010 году, были исключены из процесса распределения преференций. Помимо самого Януковича, в игре остались лишь те персоналии, роль которых в избрании его на президентский пост была очевидной. Начиная от Ахметова, прошедшего с Виктором Януковичем долгий политический путь, и заканчивая Тигипко, ценность которого заключалась в том, что в 2010 году он сыграл по сценарию штаба Януковича, а не штаба Тимошенко.

Версия же Кабмина 3.0. – это результат персонального компромисса. Компромисса между персональными целями Януковича – экономическими и политическими. Пожалуй, бенефициаром Кабмина 3.0., помимо самого президента, можно назвать лишь Рината Ахметова. Да и то, наличие владельца СКМ в качестве младшего партнера по формированию правительства пока свидетельствует лишь о его возможном вхождении в пул инвесторов грядущей президентской кампании Януковича, но никак не о реальном влиянии на принятие ключевых политических и экономических решений.

Кстати, судя по раскладам в Кабмине 3.0, роль Дмитрия Фирташа в новом политическом сезоне 2013-2015 пока до конца не оформлена. Представители его группы Юрий Бойко и Константин Грищенко стали вторым и третьим профильными министрами после Валерия Хорошковского, в отношении которых была применена технология «понижение путем формального повышения». Из четырех вице-премьеров Кабмина 3.0 именно Бойко и Грищенко потеряли в весе и властных полномочиях. Чего не скажешь о Сергее Арбузове и Александре Вилкуле, для которых перезагрузка правительства ознаменовала новый виток в политической карьере.

Фото: Макс Левин

Перед правительством Азарова-Арбузова (как стало модно говорить в последнее время) стоят масштабные задачи. С одной стороны – экспансия ближнего президентского круга в еще неосвоенные просторы украинского бизнеса. С другой – поиск критически необходимой денежной массы для выполнения внешних долговых обязательств и сшивания трещащего по швам государственного бюджета. При чем, поиск денежных средств – по большей мере внутри Украины со всеми вытекающими отсюда обстоятельствами. Такими как налоговый прессинг, а не исключено – и заимствование передовой европейской практики, продемонстрированной недавно на Кипре.

С третьей стороны – создание достаточной экономической базы для старта и триумфального проведения избирательной президентской кампании (или, как принято называть вещи своими именами в США – кампании по переизбранию). Кабмин 3.0 должен не просто аккумулировать ресурсы для реализации 2-3-х популистских PR-проектов в рамках избирательной кампании Януковича, но и дать возможность Президенту уже к середине следующего года продемонстрировать эффективность своего управления и привлечь на свою сторону хотя бы тех избирателей, которые наиболее зависимы от социальной защиты со стороны государства. А это – миллионная армия и миллиардные бюджетные вливания.

Соответствует ли масштаб личностей, составляющих Кабмин 3.0, масштабам и вызовам политического сезона 2013-2015? Пожалуй, это один из главных вопросов повестки дня текущего года. По кадровым перестановкам, которые, безусловно, еще будут происходить, станет понятно и то, кто и насколько успешно вписался в контекст кампании по переизбранию, а кто, напротив, вовремя не сориентировался и провалил вверенный ему фланг.

Ясно и то, что вероятность формирования Кабмина 4.0. минимальна в рамках политического сезона 2013-2015. Прежде всего потому, что личный кадровый ресурс президента сегодня крайне ограничен. Как ограничено и время, оставшееся до старта активной фазы избирательной кампании.

Главный по стране

Не менее важным вопросом повестки дня для власти является правильный выбор фигуры топ-менеджера проекта Янукович-2015.

Фото: Макс Левин

Фигуру требуемого масштаба сложно найти в любые времена. А учитывая корпоративность и закрытость нынешней власти – данная задача представляется еще более сложной. Речь идет не просто о начальнике штаба, а фактически о фигуре, способной возглавить процесс управления неэффективной и громоздкой административной машиной в условиях президентских выборов. К тому же – курировать выборы в разрезе регионов, мобилизовать региональные элиты на поддержку Президента, аккумулировать финансовый ресурс, обеспечить слаженную работу силовиков, развернуть организационную структуру в масштабах страны, выстроить каналы доставки информации к избирателям, выстроить правильную коммуникацию с международным сообществом.

Фактически, топ-менеджер проекта «Янукович-2015» становится «не первым, но и не вторым» человеком в государстве, а полномочий для принятия оперативных решений у данной фигуры становится едва ли меньше, чем у Президента.

В президентском окружении до недавнего времени лишь Андрей Клюев мог претендовать на звание главного политического кризис-менеджера, способного взвалить на себя подобный объем работы и ответственности. Более того, невозвращение Андрея Клюева в правительство из СНБО в конце декабря минувшего года дало основания говорить о том, что Клюев в ближайшие два года сконцентрирует свой опыт и умения не на работе в исполнительной власти, а в качестве топ-менеджера предвыборного проекта Януковича.

Однако с формированием Кабмина 3.0. резко возросли ставки и других игроков в президентском окружении. В частности – ставки Сергея Арбузова. Первый вице-премьер проявил амбиции расширить сферу своих официальных полномочий, и прирастить к ним еще и функции управления внутренней политикой. Пока что Арбузов выстраивает коммуникацию со сложно организованным парламентом, а так же предлагает Президенту свои варианты решения кризисных политических ситуаций. На этом поле он имеет двух сильных конкурентов – того же Андрея Клюева, а также главу Администрации Президента Сергея Левочкина, который располагает всем необходимым ресурсом и возможностями для выработки своих предложений президенту по ключевым вопросам внутренней политики.

Фото: www.kmu.gov.ua

Из всего, что происходит в политическом пространстве страны сегодня, можно сделать вывод, что оптимальная кандидатура на звание «не первого, но и не второго» пока не найдена. Сергей Арбузов пока что находится в стадии «испытательного срока», и не факт, что именно он, а не, например, Левочкин или Клюев, займет позицию топ-менеджера избирательной кампании Януковича. В заочном споре за данную позицию Левочкин обзавелся аргументом в виде телеканала «Интер». Клюев же может рассчитывать на то, что если Ринат Ахметов все-таки станет полноправным партнером Президента в проекте по переизбранию, то его фигура снова возникнет на авансцене как наиболее понятная и компромиссная как для Ахметова, так и для Януковича.

Внешние факторы

Важным вопросом повестки дня политического сезона 2013-2015 для Януковича является ситуация на внешних фронтах. Эксперты Института Горшенина, опираясь на свои исследования, неоднократно утверждали, что пиковые рейтинги президента Виктора Януковича в 2010 году имели прямую взаимосвязь с оценкой электората его внешнеполитических действий на посту Президента. Одним из самых распространенных ответов на вопрос «Почему вы поддерживаете Виктора Януковича?» среди сторонников президента был вариант «За успехи во внешней политике».

Сегодня рейтинг Президента далек от показателей 2010 года. Равно как и телевизионная картинка, демонстрирующая международные активности Януковича, далека от идеала первого года его президентства. Трудности коммуникации с соседями и международным сообществом очевидны простому зрителю даже сквозь призму выхолощенного эфира общенациональных телеканалов.

Но самое главное, что просчеты во внешней политике чреваты не только и не столько уровнем доверия избирателей, сколько проблемами экономического, а также внутриполитического характера. И это – накануне предвыборного года.

Возвращение Владимира Путина в Кремль в 2012 году положило конец успешной до недавнего времени тактике внешнеполитических маневров украинской власти. Если раньше было принято считать, что временные похолодания отношений с Евросоюзом дают автоматическую возможность Киеву улучшить коммуникацию с Москвой (равно как и наоборот), то с 2012 года этот закон перестал действовать. Теперь Путин ужесточает свою позицию синхронно с ужесточением позиции ЕС, что значительно сокращает для украинской власти пространство для внешнеполитических маневров – излюбленной игры не только Януковича, но и президента Кучмы.

Фото: EPA/UPG

Судя по совершаемым Киевом действиям, апогеем политических маневров в рамках первой каденции Януковича должны были стать следующие результаты:

На российском направлении:

На международном направлении:

Подобные результаты дали бы возможность президенту Януковичу входить в избирательную кампанию и с успехами во внешней политике, и с несравненно большими возможностями государственного бюджета на предвыборный 2014 год. Но самое главное – разрешение острых вопросов по описанным выше сценариям позволило бы Януковичу продолжать политику внешнеполитических маневров как минимум до середины его второй президентской каденции.

И вот почему.

Создание двухстороннего консорциума по управлению украинской ГТС вместе с пересмотром цены на российский газ значительно снизило бы давление на украинский бюджет, но самое главное – оставляло бы поле для переговоров о возможной продаже части (или всей) украинской трубы тому же «Газпрому».

Статус наблюдателя в Таможенном союзе разрядил бы напряженную обстановку в отношениях Киева и Москвы, и стал бы символом компромисса между Путиным и Януковичем. А так же – дал бы украинской власти передышку, исключив проблемную тему полноценного вступления Украины в ТС из повестки дня двухсторонних отношений на год-другой.

Фото: EPA/UPG

Подписание договора о создании ЗСТ с ЕС стало бы важным сигналом не только для украинских избирателей, но и для провластных элит о том, что свобода передвижения их капиталов, их собственность за рубежом, а также их физическое перемещение по единому европейскому пространству отныне не зависит от внутриполитической ситуации в стране. Также данное действие фактически исключило бы из повестки дня двухсторонних отношений Киева и Брюсселя проблемную тему Юлии Тимошенко. Но самое главное это то, что впервые за годы президентства Януковича мяч евроинтеграции оказался бы целиком и полностью на стороне ЕС, внутри которого нет единого мнения относительно вхождения Украины в ЗСТ. Процесс ратификации национальными парламентами подписанного договора мог бы занять годы, и вряд ли в результате завершился бы успешно.

Но реальность пока говорит не в пользу внешнеполитических планов украинской власти. Двухсторонний консорциум по управлению украинской ГТС – хорошая управленческая модель, которая в Москве может кому-то нравиться. Например, вице-премьеру российского правительства Аркадию Дворковичу, которому, как менеджеру, понятны все управленческие плюсы данной схемы. Однако совершенно не ясен политический профит от создания консорциума, пускай и двадцать пять раз двухстороннего, для Кремля и Владимира Путина лично. Российский президент неоднократно давал понять Киеву, что вопросы газовых отношений напрямую увязаны с широким спектром вопросов экономического и политического сотрудничества России и Украины. В частности – с форматом участия Украины в Таможенном Союзе.

Тем более странными являются заявления украинского МИДа, и других представителей украинской власти о возможном участии Украины в работе ТС в качестве наблюдателя. Опять же – странными не с точки зрения интересов украинской власти, а с точки зрения реалий и позиции российской стороны, неоднократно озвученной в ходе двухсторонних встреч как на самом высоком, так и на межправительственном уровне. Более того, ожесточающаяся риторика и позиция представителей Евросоюза по отношению к Украине дает возможность Кремлю не смягчать, а, напротив – ужесточать свои интеграционные требования Киеву. О том, что Брюссель не подпишет соглашение с Киевом о создании ЗСТ в текущем году, вслух говорят уже не только в кулуарах Европарламента, а и в официальных форматах.

В связи с этим возникает главный вопрос внешнеполитической повестки дня для украинской власти – откуда черпать ресурс для дальнейших маневров?

Парламент

Принято считать, что парламент VII созыва стал для власти и Президента серьезной политической угрозой. Нестабильное депутатское большинство, внушительное представительство оппозиции, перманентно возникающие парламентские кризисы – аргументы, которые часто приводятся для доказательства слабого влияния Януковича на парламентскую политику.

Вместе с тем, все необходимые Януковичу в текущем году решения парламент тоже принял в первые дни своей работы. А именно – проголосовал за назначение Николая Азарова премьер-министром, дав зеленый свет формированию Кабмина 3.0, а так же сформировал президиум в том виде, в котором он устроил АП.

Другой важный момент – формирование профильных комитетов, которое прошло на 95% по сценарию Партии регионов. Принятие госбюджета на 2013 год состоялось силами прошлого созыва Верховной Рады. Равно – как и принятие Закона о референдуме, который сегодня исполняет роль подвешенного Дамоклова меча в тактическом противостоянии власти с оппозицией. Таким образом, все необходимые для стабильной работы правительства и исполнительной власти решения парламент уже принял. Как минимум на ближайшие полгода парламент может вообще не фигурировать в стратегических и тактических планах власти.

Безусловно, в парламенте нынешнего созыва у Партии регионов уже нет того монопольного влияния на принятие решений, которое было в прошлой Верховной Раде. Следовательно – возрастает необходимость кулуарной коммуникации. Пока что со стороны власти функцию парламентского переговорщика взял на себя первый вице-премьер Сергей Арбузов. Однако кулуарные консультации – процесс не одномоментный. В нынешнем разношерстном парламенте создание ситуативного большинства может потребоваться под каждый важный для власти закон. Поэтому еще одним ключевым вопросом повестки дня для власти в рамках политического сезона 2013-2015 будет вопрос взаимодействия с парламентом, а также то, какие инструменты изберет власть для организации работы Верховной Рады в нужном для нее русле.

В отличие от Кабмина 3.0, полностью подконтрольного президенту, парламент VII созыва не настолько устойчив. Вероятность его роспуска будет сохраняться на протяжении всего ближайшего года. Власть уже использует тему роспуска Верховной Рады как инструмент давления на оппозиционные фракции. Равно как и тему отмены депутатской неприкосновенности. Обе эти темы будут использоваться для торга в моменты принципиальных для правительства голосований.

Соответственно, одним из ключевых вопросов повестки дня для оппозиции является постоянная готовность не только к президентским выборам, но и внеочередным парламентским. При чем – как по возможной чистой «мажоритарке», так и по действующему Закону о выборах народных депутатов.Продолжение следует

Евгений КурмашовЕвгений Курмашов, директор политических программ Институт Горшенина