Все публикацииПолитика

Праздник непослушания

«Президент сказал, Президент передумал», - формула, кратко поясняющая суть внезапного желания Виктора Януковича исправить закон о местных выборах. Несовершенство которого он «вдруг» - через месяц после подписания – обнаружил. Подробное пояснение данной инициативы – главная тема бесед, занимавших гостей торжественного приема, данного главой государства по случаю 19-ой годовщины Независимости - вечером понедельника. О чем Виктор Федорович думал, какими мотивами руководствовался 27-го июля – визируя документ – тут старались не говорить.

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua
Праздник непослушания

Как все счастливые семьи счастливы одинаково, так и большинство празднеств с участием гаранта похожи, будто две капли воды. Отличаются, разве, мерами безопасности – с каждым разом они все более суровы.

Так, на «коронации» Виктора Федоровича, по Трехсвятительской почти свободно (не считая заторов) проезжали машины. Во время последнего съезда ПР (проходившего тут же) авто уже направляли в объезд, тротуары отгородили от мостовой рядами металлических щитов, но «коридор» для прохожих оставили. На сей раз блюстителям покоя Лидера всего этого показалось мало – Трехсвятительскую закрыли всю. От Костела – «намертво». Добрую половину Крещатика (от офиса Киевского союза журналистов ) – тоже. Пятачок от парламентской библиотеки до Филармонии – само собой (соответствующих выходов в подземных переходах это тоже касалось).

Ну, а сам сценарий приемов не меняется. Пребывая к подножию Украинского дома, гости поднимаются наверх. Приметно: красную дорожку большинство старательно обходят. Помнят, видимо, как зимой ее выстилали непосредственно перед прибытием Лидера – чтоб не слишком затаптывали. В просторном холле первого этажа накрыто пиршество. Толкнув краткую приветственную речь, Янукович обходит столики. Всё. Минут через десять народ начинает тянуться «на выход». Через двадцать – «на выход» валит. Через сорок – по мраморным полам Украинского дома цокают каблуки одних только официантов.

Все фото: Макс Левин

Впрочем, прием по случаю Дня Независимости имел таки отличительные особенности. Во-первых, Янукович приехал сюда один. Без первой леди, которую не являет миру уже даже по государственным праздникам. И без внука, сопровождавшего деда на инаугурации. Даже без Азарова, встречающего его, обычно, на крыльце Украинского дома. Во-вторых, известное восклицание «Слава Украине – героям слава!», получило в этот день новую трактовку. Точнее – она была озвучена (получило-то оно ее раньше). Гости, услыхавшие ее впервые, были настолько поражены, что – делясь впечатлениями с Lb.ua – единогласно называли ее «самым главным ипресьйоном вечера». Так вот, на приветствие «Слава Украине!» теперь следует отвечать не традиционное «Героям слава!», а, прости Господи, «Януковичу слава!». И это не шутка.

В сравнении с сим традиция «настоящих бело-голубых» (впервые отмеченная автором еще в 2005-м) третий тост в застолье поднимать не за дам, не за любовь – «за нашего Лидера, Виктора Федоровича Януковича» - сущие пустяки.

И даже новое прозвище гаранта, которым его отныне величают некоторые приближенные – Император (вместо, собственно, Лидер) – не кажется такой уж несусветной глупостью. Авторство прозвища приписывают Левочкину. Справиться о том у него самого возможности, к сожалению, не представилось. На приеме глава АП замечен не был.

Собственно, заметить там что-либо большинству журналистов было вообще довольно сложно.

Аккредитации СМИ мероприятие не предусматривало. Непосредственно на прием доступ был закрыт, а для прогулки в окрестностях Украинского дома никакие списки, вроде как, не требовались. Так, по крайней мере, думали журналисты. Госохрана была, однако, иного мнения. О том, чтоб подобраться к зданию со стороны Трехсвятительской не могло быть , как отмечалось, и речи.

Не поленившихся обходить через Майдан – заворачивали на Крещатике.

- Нет никаких списков, ничего не знаю. Не пущу, - коротко сообщил суровый УГОшник, угодливо пропуская перед нами толпу граждан с желто-голубыми стягами в руках.

- А они куда? – разозлилась я.

- Они – по списку. А вы уходите, - коротко огрызнулся мужчина, которого все тут называли «администратором». В руках у администратора действительно имелись листы с отметками. Отметки были просты: фамилия, напротив – подпись. Несложно догадаться – о получении вознаграждения. Размахивая листами в воздухе, «администратор» подгонял граждан с флагами:

- Проходим. По одному. Быстрее. Так, мои – все, - доложил он УГОшнику, сам проскальзывая за металлическое заграждение, установленное посреди улицы.

- Теперь я. Вот мои люди, - подоспел следующий «администратор».

Позже и их двоих и их людей я, без труда, различила в толпе «сторонников» Виктора Федоровича, встречавших его на ступенях Украинского дома жидкими нерешительными аплодисментами и конвульсивными содроганиями стягов. Едва Лидер проследовал вовнутрь – «сторонники» удалились прочь. Их любовь к Лидеру была столь велика, что дожидаться второго явления Федоровича народу – на обратном пути – не стали.

А мы с фотографом не стали препираться с УГО и, покружив немного по периметру площади, лазейку таки нашли. Минут через десять уже осваивались у подножия красной дорожки.

Одним из первых приехал Александр Попов. Что поразительно – без свиты.

- Официально вопрос об упразднении райсоветов не обсуждался, сейчас не до этого, - поделился он.

- А когда до этого будет, когда выборы в городе проиграете?

- Нет, ну, почему... Это вообще никак не связано. Да, я райсоветами не занимаюсь, я – по хозяйственной части, - по привычке, чиновник имитировал полную неосведомленность, - Вопрос действительно не стоит.

Дальнейшие расспросы представлялись абсолютно бесперспективными. Добиваться от Попова прогнозов политических планов ПР в Киеве, все равно – что от Могилева – пояснений «перегибов» сотрудников МВД. Созерцая его объятия и рукопожатия с Виталием Журавским, хотела, было, сообщить Александру Павловичу о местонахождении его непосредственного шефа, мэра Черновецкого. На отсутствие сведений о котором он давеча сетовал и которого Lb.ua обнаружил в Женеве. Не успела – из подкатившего авто вышел Александр Ефремов.

У главы фракции ПР требовалось выяснить: отчего Виктор Федорович принятие «драконовского» закона о местных выборах сперва стимулирует, потом – сам же его критикует.

- Вы понимаете, что со стороны это выглядит как недальновидность. Мягко говоря.

- Если помните, я тоже высказывал несогласие с отдельными нормами закона, еще на стадии рассмотрения, - изрек Ефремов, - Он требует доработки, это очевидно.

- Почему его не совершенствовали в процессе принятия?

- Тогда была другая ситуация. Коалиция – на том этапе – утвердила такое решение.

- Теперь, значит, поменялась ситуация в коалиции?

- Сейчас обсуждаются варианты возможных правок, - Ефремов мягко ушел от вопроса, - Если договоренности будут достигнуты – правки вынесут в зал. Досрочная сессия состоится, скорее всего, до конца месяца.

За подробностями отправилась к Клюеву, расцеловывавшимся на крылечке с Еленой Франчук.

- Не занимаюсь я выборами, совсем времени нет, - сообщил чиновник.

- Но вы же глава штаба!

- Я? М-м-м-м, - протянул, растерявшись: официального сообщения о закреплении Клюева за центральным штабом ПР, как и Азарова – за кураторством кампанией в целом, действительно не было, хотя решение приняли еще в начале лета.

- Вы же не можете не оправдать доверие партии. Вот, на совещании в «Звездном»...

Одними глазами - не поворачивая даже головы - Клюев озирался по сторонам, прикидывая, как бы побыстрее от Lb.ua отделаться.

- В «Звездном»? А это где? – выпалили вдруг.

- В Киеве!

На радость Андрея Петровича, на подмогу ему подоспел младший брат Сергей.

- Соня, я так давно брата не видел. Всё работа у него – поговорить некогда.

Просьбу Клюеву прокомментировать собственную фразу, сказанную им недавно в узком кругу: «Тигипко – наш партнер, а с Яценюком у нас контракт на критику», пришлось оставить при себе.

Стрелки часов приближались к четырем – вслед за послами, духовенством, деятелями культуры, спешила к столам прочая пестрая публика. Последним – опоздав на несколько минут – поднялся Лидер.

Кстати сказать, особо приближенные соратники, его неожиданный маневр поспешили преподнести как – кто б сомневался – великое достижение, свидетельство неимоверной демократичности, дальнозоркости.

- Почему он в подписал несовершенный закон? Ой, он вынужден балансировать между интересами стольких субъектов. Ему так, знаешь, непросто, так тяжело. Но так здорово, что он озвучил необходимость исправлять закон! И он еще по этому поводу выскажется – еще ряд правок необходим! – восторженно говорил один высокий чин из АП.

Слушая, искренне сожалела об отсутствии Левочкина. Сергей Владимирович, можно не сомневаться, перейдя на доверительный шепот, сказал бы:

- О, это изначально так было задумано! Это такая сложная многоходовка!

Дескать, сначала плохая коалиция принимает плохой закон, потом хороший Янукович заставляет плохую коалицию восстановить справедливость. Причем делает это тогда, когда главные сателлиты ПР – Яценюк с Тигипко, уже оплакав свою невозможность «разойтись по полной», нашли подходы и аргументы для компенсации своих интересов в тех областях, где не имеют полноценных ячеек. И тут – за пару дней до начала кампании – Сергей Леонидович с Арсением Петровичем получают сюрприз – возможность участия в гонке наравне со всеми. Тогда, когда «баян разворачивать» уже поздно, деньги потрачены, народ пристроен в чужие списки, а весь запас лизоблюдства перед ПР исчерпан.

- Ничего не поздно! Мы с президентской штабы не сворачивали! У нас идет такая работа… О! Проводим праймериз – еще никто такого не делал…, - о своих политических перспективах – представляющихся ему грандиозными – Тигипко может говорить вечно.

- И никто из «регионалов» не уличает вас – как члена коалиции – в чрезмерной электоральной активности?

- Нет, что ты!

- Даже после того, как вы – аккурат накануне юбилея Лидера – весь Киев своими плакатами залепили?

Сергей Леонидович молчал, улыбался. Как и Клюев полчаса тому назад – приглядывал пути к отступлению.

- А на въезде в Межигорье вы свой плакат тоже повесили?

Ответа не последовало.

- По уму, оппозиции следовало б бойкотировать гонку как таковую. Самим фактом участия в ней и они и даже вы, легализируете всю эту историю. И в ПР это поняли раньше. Вот вам истинная подоплека инициатив Януковича. Плюс – нежелание злить Запад. Поменять все в последнюю минуту – грамотный ход, - обратилась я к Давиду Жвании.

- Наша сила говорила: местные выборы вообще не нужны сейчас и эти правила игры...Ну, если не можем на них влиять – хоть поучаствуем, - философствовал, затягиваясь сизым дымом, Давид Жвания.

- При всем уважении, Давид Важаевич, не думаю что это из-за вашей великой и ужасной политсилы закон менять надумали.

- Так пойдет – может выборов вообще не будет.

- То есть?! – я остолбенела – Корректировка закона как предлогом для срыва кампании?

- Именно.

- Выборы-то будут, но ты не только о Яценюке с Тигипко думай. Устранив эти скандальные нормы мы, тем самым, подыграем оппозиции. Раньше она была разъединена. Теперь что? Получит возможность консолидироваться, - заочно возразил ему один маститый регионал.

Мимо нас медленно и тяжело – по-старчески ступая – протопал Леонид Кравчук. Теоретически, присутствие на приеме первого Президента вполне логично. Практически, не удивлюсь, если завтра вчерашний сторонник Тимошенко зачастит в стан бело-голубых не только на празднества.

За ним – Николай Мартыненко с тонкой дамской сигаретой (почему-то считается: «зубочистки» менее вредны для здоровья. Следом - Александр Лавринович. В узких прямоугольных солнечных очках он пугал сходством с Валерием Хорошковским. На вопросы о судьбе политреформы не отвечал – отшучивался.

На крыльце произошло заметное оживление – провожали Януковича. На красную дорожку – пожать руку Лидеру выплыл Литвин.

- Все меняется, и это хорошо, что президент реагирует, - заметил он, готовясь погрузиться в «Мерседес» поданный прямо к двери, - Должны быть учтены интересы всех политических игроков, в том числе новых. А им – новым – многое не нравилось. Шли письма – от аграриев от коллективов…

- При Союзе трудовые коллективы тоже письма писали, обращения, - не выдержала я.

- Да, - с горькой усмешкой подтвердил Литвин. Сейчас тоже, вот, были письма. Да, были письма…, - добавил, погружаясь в нутро кожаного салона.

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua