Все публикацииПолитика

Вам, борцы с "цензурой"

Горе жизни в Украине состоит в том, что у критиков украинской власти с этой властью исключительно стилистические противоречия. Как у писателя Синявского с советской властью. Противоречий по сути с украинской властью — ни у кого нет.

Дмитрий ЛитвинДмитрий Литвин, журналист
Вам, борцы с "цензурой"

Чем вам так не нравится президент Янукович? Премьер-министр Азаров? Разве вы можете обвинить их хоть в чём-то, в чём не можете обвинить любого из предыдущих и ныне оппозиционных руководителей Украины? Они одинаковые. Одинаковые, как минимум, в том, что всегда плевали на наше мнение. И всегда не объясняли мотивы своих решений. Поэтому какая, собственно, разница между газовыми соглашениями, заключёнными Тимошенко, и соглашениями по флоту, заключёнными Януковичем? Мы одинаково не понимаем природу этих соглашений, одинаково додумываем эту природу на основе личных политических, геополитических симпатий. А какая разница между панибратским, хамским отношением президента Ющенко к журналистам и усилиями Анны Герман в том, чтобы одних журналистов "пущать", а других "не пущать" к президенту Януковичу? Какая разница между редакционной политикой сейчас и два года назад или семь лет назад? Что изменилось? Редакции стали меньше зависеть от собственников?

С приходом Януковича на пост президента не изменилось ничего по сути в отношениях государства и общества в Украине. Осталась прежней и роль медиа как развлекательно-отвлекательного отдела ситуативного союза монополий по откачке ресурсов из Украины. Однако совершенно очевидно, что есть изменения по форме — изменился стиль государственной власти. То есть, как сказал Дмитрий Выдрин, определённый способ освоения и покорения пространства. Президент Янукович и его правительство действуют иначе, чем все предыдущие президенты и правительства Украины. В чём проявляется эта инаковость?

Иногда говорят, что президент Янукович и его правительство задали хороший темп. В том смысле, что за короткое время решительно закрыли многие проблемы, значительно осложнявшие деятельность украинского государства. Например, восстановили уровень доверия в отношениях с Россией, вывели государство фактически из международной изоляции, консолидировали систему власти в Украине и сфокусировались на стабилизации финансовой и фискальной систем государства. Всё это за считанные недели. Но не стоит путать причины и следствия. Такой темп — следствие. В чём же причина? Причина в том, что эта власть отвергает политику подвешенных состояний. Что обычно ставят в заслугу президенту Кучме? Создание системы сдержек и противовесов. Мол, никто в системе власти не мог почувствовать себя настолько уверенно, чтобы подмять под себя всю систему власти. Вот только деятельность Ющенко и Тимошенко отлично показала, что не было никаких сдержек и противовесов; президент Кучма просто был достаточно опытен и умён, чтобы грамотно подвесить всех субъектов власти так, чтобы никто не угрожал системе, а Ющенко и Тимошенко до такого не доросли, они пытались подвешивать, но получалось, что они просто дестабилизировали систему. Янукович и его правительство явно подобными играми не интересуются вообще. У них другой стиль. Например, сказано делаем дешевле газ — значит, делаем дешевле газ; никаких "танцев" вокруг этой темы. Сказано делаем фискальную стабильность — значит, делаем фискальную стабильность; тоже никаких "танцев". Вот отсутствие "танцев" — характеризует эту власть, и за счёт этого отсутствия такой темп. Кучма в "танцах" успевал всех подвесить. Ющенко в "танцах" в основном говорил. Тимошенко в "танцах" успевала запугать полстраны и заодно, например, наших друзей в Брюсселе. А эти — просто не танцуют.

И тот факт, что пацаны не "танцуют", так всем не нравится. Здесь к этому не привыкли. Представьте, каково товарищам журналистам! Годами освещали "танцы", интерпретировали то или иное движение, ту или иную пару в "танце", а вот — вообще никаких "танцев". Что делать?

Пресса впала в отчаяние. Особенно пресса, которая ничем, кроме "танцев", не промышляла и получала профит за одни и те же материалы в нескольких местах. И ничего лучше, чем закричать о цензуре, эти люди выдумать не смогли. А дело ведь не в цензуре. Дело в стилистических противоречиях.

Журналисты, недовольные стилем Януковича и его правительства, стали в позу советских диссидентов — людей, которые боролись не против системы, как принято думать, а за иной стиль системы, за чистоту стиля. Евгений Сверстюк в своей лекции "Диссидентство — вечный феномен" отлично это показал. Ещё раз: диссидентство в СССР — это борьба не за "комуняку на гіляку", а за то, чтобы декларируемое стало практикуемым. Вот почему позиция нынешних, так сказать, "диссидентов" ущербна. Практикуется нынешней властью ровно то, что декларируется; у них же там, в правительстве, на лице у всех написано: мы не "танцуем". Что же вы от них хотите? Чтобы они вели себя в угодном вам стиле? Не слишком ли мелочное желание?

Никто не мешает, например, "Зеркалу недели" печатать то, что там печатается, и на таких условиях, на каких печатается из года в год. Точно так же никто не мешает гостям студий Савика Шустера и Евгения Киселёва говорить то, что гости посчитают нужным сказать. Более того, несмотря на то, что с сайта президента Януковича убрали раздел о голодоморе, мемориал памяти жертв голодомора в Киеве по-прежнему посещают официальные делегации и туристы. Более того, несмотря на то, что чиновники, как всегда, хамят в ответ на требования предоставить ту или иную информацию, любая информация становится доступной, даже стараться особо не надо; это — одно из свойств Украины: то, что знаешь ты сам, неминуемо узнают все остальные. Так о какой цензуре идёт речь?

Речь должна идти о том, что Советский Союз давно умер, а стереотип оппонирования советской власти живёт. Причём живёт в людях, которые не замечены в симпатиях к советской власти. Этот стереотип — диссидентство. Вечный феномен предъявления стилистических претензий, а значит, упрямого игнорирования сути явлений. Как долго ещё вы будете формировать комитеты против нового стиля вместо комитетов против прежнего отчуждения общества от политики?

Дмитрий ЛитвинДмитрий Литвин, журналист