Все публикацииПолитика

Горбатую оппозицию могила не исправит или Сколько недель продержится режим Януковича?

Недавно после длительного перерыва побывал в Малороссии.

Андрей ОкараАндрей Окара, публицист, политолог (Москва)
Горбатую оппозицию могила не исправит или Сколько недель продержится режим Януковича?

Удивительное путешествие в пространстве и времени: в марте уехал из Украины, а в мае – приехал в Малороссию!

Общее впечатление: «Холодное лето пятьдесят третьего»! Один представитель новой власти, не обделенный чувством прекрасного, о себе и своих коллегах сказал буквально следующее: «родился в Донецке, работал киллером, потом вырос до рейдера, теперь призван служить народу Украины на посту министра, губернатора, мэра, вице-мэра и т.д.».

Самое печальное в Малороссии то, что никто не говорит ни о какой модернизации, никого не интересует развитие страны. Этим Украина отличается от России. Да, российская модернизационная и инновационная риторики имеют имитационный характер, но уже наметилась позитивная тенденция: президент Медведев понял, что модернизация и инновации – это его «фишка», его позитивная программа на выборы-2012, его конкурентное преимущество перед Путиным. В Малороссии же эта тема примерно как в анекдоте из 1990-х, когда детина в малиновом пиджаке допытывает трясущегося интеллигента, въехавшего на своем «Запорожце» в его джип: «Ты кто таков?» – «Я прозаик». – «Про каких таких заек?»

Но вот что подумалось. Да, страна сейчас находится на пике гамлетовского экзистенциального вопроса «To be or not to be?». Уже без шуток и преувеличений.

И ответ на этот вопрос никак не очевиден: если народ не имеет сил, способности и воли к противлению злу, быть может, нет никакого высшего смысла в существовании такого народа? Если рабская психология – это норма, то зачем рабам – отдельное государство? Ведь у рабов не бывает никакого проекта страны, да и сами они не являются субъектом.

Быть может, в таком случае лучшее – стать гумусом, удобрением для жизни иных, более достойных, целеустремленных, амбициозных, «исторических», по Гегелю, народов?

* * *

Дело, разумеется, не в Черноморском флоте РФ – его значение в украинском обществе несколько демонизировано либо ангелизировано. Пускай Украина построит свой адекватный масштабам Черного моря флот (всего-то – бригада ракетных катеров плюс бригада торпедных катеров плюс сторожевые корабли плюс флагман) – тогда будет повод ЧФ РФ отправить в Новороссийск. Кроме того, до российских политиков, кажется, начинает доходить, что харьковские договоренности неконституционны, поэтому любой другой политический режим их может денонсировать.

В экономическом отношении от них выиграла скорее Украина.

Не знаю, как кто, а лично я уже заплатил (точнее, завтра заплачу) за пребывание Черноморского флота в Севастополе: пришедшая мне на днях квитанция о квартплате отличается от предыдущей раза в полтора – разумеется, в большую сторону.

Однако в политическом смысле выиграл скорее Кремль. Там решили, что сейчас от Киева (точнее, от Януковича и Азарова) можно требовать что угодно (кроме того, что напрямую задевает интересы «донецкой» элиты): авиастроение, кораблестроение, атомпром, любую демаркацию любых границ, язык, культуру, идентичность, Голодомор, любую интерпретацию «общей» истории. Даже Трубу можно, только осторожно.

Фото: Макс Левин

Поэтому на ключевой для нынешней малороссийской политики вопрос – как надолго хватит запаса нынешнего политического режима? – можно ответить с математической точностью: до второго Майдана. А Майданы, как известно из наиновейшей украинской истории, связаны не с желудками и не с пенсиями, а с вопросами экзистенциального характера: быть или не быть?

Янукович совершил большую политическую ошибку, отказавшись от коалиции с лояльной частью НУ-НС и премьера Еханурова. В такой ситуации ему не было бы нужды заниматься сомнительными манипуляциями с Конституцией, создавая коалицию «тушек», а коалиционное правительство было бы устойчивым и относительно жизнеспособным.

* * *

Однако желание получить все и сразу сыграло злую шутку: теперь у режима отсутствуют механизмы обратной связи.

Недавняя катастрофа на шахте «Распадская» в Кузбассе произошла потому, что шахтеры заклеивали датчики метана. Что-то похожее делает и нынешняя власть. Янукратия – режим не очень искушенных в когнитивной проблематике людей.

У них хорошо работают челюсти, но плохо – мозги, интуиция и тормоза.

Да, у них есть свои СМИ и свои влиятельные журналисты. Да, на них вынуждено работать какое-то количество интеллектуалов. Однако потенциал последних, чаще всего, используется лишь для обеспечения пиар-сопровождения, но не в целеполагании. В принципе, дискурс этой власти близок к дискурсу УССР конца 1970-х.

Один из идеологических столпов нового режима информирован о существовании Арнольда Тойнби. О другом хорошо сказала известный историк-медиевист Наталия Яковенко: «Он думает, что он историк». Впрочем, в корпорации Donbass этот человек является не акционером, а нанятым топ-менеджером, назначение которого состоялось по «настоятельной просьбе» достаточно дотошных иностранных партнеров.

Проектным мышлением обладает лишь один известный интеллектуал, работающий на новый режим, но, кажется, он и сам не рад сему обстоятельству (что работает, а не что обладает).

Есть еще некоторое количество кликуш и интеллектуальных фриков, но они – не в счет.

Теперь вопрос: как долго в нынешних реалиях войн может протянуть режим с такой вот «армией» интеллектуалов?

* * *

Впрочем, угроза режиму ослабляется благодаря импотенции оппозиции.

Пока оппозиционеры успешно реализовали лишь один проект: отфильтровали Виктора Ющенко. Как говорится, где Суворов – там победа. Ну а где Ющенко – там известно что.

Уровень креативности оппозиции сомнителен. Симметричные стратегии эффекта не дают, а умения создать социальный резонанс – как это произошло в 2004-м, нет и близко. Плюс главный украинский бич: где два украинца, там уже не три, а четыре, пять, иногда и больше гетманов.

Тимошенко – таран против Януковича. Будет ли от нее еще какая-нибудь польза в создании будущего – кто знает. Сомнительно. Но иных таранов пока не появилось.

Фото: Макс Левин

Красноречиво: в ситуации, в которой оппозиции уже нечего сказать, известный украинский публичный интеллектуал перевешивает на своем блоге воззвание о том, что по-матушке, дескать, выражаться нехорошо! Это в ситуации, когда «феня» и мат вот-вот станут «другою державною».

Пожалуй, никто так не раскалывает Малороссию, как оппозиция. Человек пять очень известных оппозиционеров, которых я видел по телевизору за несколько дней, что-то беспомощно лепетали – мол, власть не должна игнорировать тот факт, что половина Украины – украиномовная! Разве можно это игнорировать?

И эти люди – не уроды!?

* * *

Они еще хотят типа кого-то интегрировать, увлечь за собой, потащить на Майдан?

Во-первых, убеждать волков в том, что они не должны из соображений гуманности (точнее, животнофильства) пожирать ягнят, вещь пустая.

Во-вторых, будь среди оппозиционеров вменяемые умные люди (желательно хоть немного просвещенные в лингвистике), никто из них не говорил бы, что языковой вопрос Украину разъединяет! Наоборот, говорили бы, что объединяет! И объединяет ее именно русско-украинское двуязычие!

Покажите хоть одного человека в Украине, который не умеет высказаться по-русски? Или который ну совсем не понимает по-украински?

А вот среднестатистический россиянин украинскую речь разбирает довольно скверно.

И еще. Если бы в Украине об этом вопросе публично рассуждали просвещенные в украинской истории люди, они бы сказали правду: что для предков абсолютного большинства нынешних так называемых «русскоязычных» украинский язык был родным еще одно-два поколения назад. Поэтому не стоит говорить о нем как о китайском или корейском.

Думаю, на моем месте за разработку «мовного питання» в подобном направлении умные политтехнологи получили бы немало денег, «продав» это либо «донецким», либо оппозиции. Я же – дарю. Но оппозиция клинически тупа, а потому до нее доходит только тогда, когда простые вещи ей продают за сотни тысяч долларов. Или когда бьют сапогом по морде.

Как говорится, горбатую оппозицию не исправит даже могила!

Андрей ОкараАндрей Окара, публицист, политолог (Москва)