ГлавнаяКультура

Денис Матвиенко: в последнее время Национальная опера Украины прозябала

Существует мнение, что артисты балета постсоветских стран – лучшие исполнители «классического» репертуара. Стоит на афише - в любой точке планеты - написать: «Лебединое озеро», «Щелкунчика», «Дон Кихота» или «Баядерку» привезли артисты Большого, Мариинки или Киевской оперы — ожидайте заполненного зала. Объяснение простое: советская школа балета считалась самой лучшей в мире, а тройка вышеназванных театров — лучшими в СССР. Правда, если Большому и Мариинскому театру за последние годы удалось не только утвердиться в качестве «грандов» классики, но и ввести в репертуар множество современных спектаклей, Киевской опере в этом плане пока похвастаться нечем.

Мария Рыдван Мария Рыдван , журналист

Фото: Макс Левин

Ситуация начинает меняться только сейчас. Так 20 и 21 апреля — станут знаковыми датами в новейшей истории НОУ. Отчего знаковыми? Да потому, что впервые за полтора столетия существования в Киеве постоянной оперной труппы, в репертуаре появится модерный балет. Первые ласточки - спектакли «Radio and Juliet», на музыку британской рок-группы Radiohead и известный балет «Класс-концерт».

«До сегодняшнего дня «Класс-концерт» был репертуарным балетом только в Большом театре, - рассказывает LB.ua руководитель балетного цеха Денис Матвиенко. - Так что для НОУ заполучить эту знаменитую постановку — большая честь».

Дениса Матвиенко стал худруком сравнительно недавно, всего полгода назад. Переход в ноябре 2011 «премьера» Мариинского и приглашенного солиста Большого театра Дениса Матвиенко на руководящую должность в Киевскую оперу был многими воспринят неоднозначно. Хотя бы потому, что чаще всего в руководители балетного цеха идут артисты, чья карьера движется к завершению. Тогда как 32-летний Денис Матвиенко - чрезвычайно востребованный артист. С переходом в НОУ, сольную карьеру не забросил, просто немного урезал гастрольный график.

По его словам, появление в репертуаре спектаклей «Radio and Juliet» и «Класс-концерт» - только начало перемен, которые ждут столичную Оперу. Впереди обновление классической «Баядерки».

«Обновленная «Баядерка» - станет главной премьерой следующего сезона», - делится планами Матвиенко.

«С дисциплиной в Опере всегда были проблемы»

Вы уже почти полгода руководите балетным цехом Киевской оперы. Ранее вы говорили, что театр нуждается в серьезных преобразованиях, прежде всего – организационных. Что-то уже успели сделать?

В Национальной опере я работаю пять месяцев. Прежде, чем занять пост - разработал стратегию развития театра на ближайшие два-три года, изложил ее на бумаге. Хотя, комплексно такое видение у меня есть на десятилетнюю перспективу.

Первое, чему уделили особое внимание, придя в Оперу, дисциплина. С этим были большие проблемы: сотрудники не посещали классы, пропускали репетиции. Сегодня ситуация значительно улучшилась.

В целом, обязанности худрука балетного цеха весьма широки: и повышение профессионального уровня балета, и обновление текущего репертуара, и премьеры... Именно этим я и занимаюсь. Скоро вы увидите серьезные перемены в репертуаре Национальной оперы.

Фото: Макс Левин

Современная хореография тоже появится? Сейчас таких спектаклей в активе театра нет.

Да, мы готовим в апреле премьеры двух одноактных спектаклей. Это балет Radio and Juliet, на музыку британской рок-группы Radiohead, которую многие знают и любят. Radio and Juliet — современный спектакль в стиле модерн, попытка под другим углом зрения показать историю Шекспира о двух влюбленных. В ноябре мы уже привозили этот спектакль в Киев, а теперь он появится в основном репертуаре театра.

Второй современный спектакль, который введут в репертуар — известный балет «Класс-концерт». До сегодняшнего дня «Класс-концерт» был репертуарным балетом только в Большом театре, так что для НОУ заполучить эту знаменитую постановку — большая честь.

«Класс-концерт» — это уникальный спектакль, который дает зрителям возможность увидеть закулисную жизнь танцовщиков: репетиционный процесс, узнать, как проходят ежедневные занятия, обязательные для каждого артиста. Ведь обычно зритель видит только готовые спектакли, когда актеры уже в костюмах, гриме... тут же нет особых костюмов – все, как и в жизни.

Фото: Макс Левин

По вашим наблюдениям: на классическую и современную хореографию ходит одна публика?

Думаю, да. Это же все балет. Правда, есть люди, которым не нравится модерн.

Премьер Большого Николай Цискаридзе уверяет: физические особенности отечественных танцоров таковы, что продемонстрировать класс в модерн-балете им довольно сложно. Дескать, у африканских, арабских танцоров модерн получается лучше.

Да, это действительно так. Афроамериканцы будто рождены для современной хореографии, у них это в крови: они намного легче двигаются, более музыкальны. К тому же, в украинских хореографических училищах попросту нет классов по современной хореографии.

Замкнутый круг получается. Где же тогда украинцам выучиться модерну?

При наличии классического образования, для освоения модерновой хореографии понадобится только желание. Ведь классика — основа всего. Например, очень мудрый танцовщик Фарух Рузиматов говорил: «Если ты умеешь стоять в пятой позиции, то ты сможешь танцевать все».

Тем более актуален вопрос о том, почему в репертуаре Национальной оперы до сих пор не было ни одного современного спектакля.

Здесь не может быть однозначного ответа – причин много. Одна из них – в последнее время Национальная опера, на мой взгляд, прозябала, если можно так выразиться – не двигалась в ногу со временем.

Ведь, нам не хватает не только современных спектаклей - имеющиеся классические нуждаются в серьезном обновлении. В этом плане, моя работа как руководителя балетного цеха, упрощается: мне есть чем заниматься в ближайшие годы.

Фото: Макс Левин

Тогда как коллеге из Мариинского театра, допустим, сложнее. На сцене Мариинки уже шли и балеты Джорджа Баланчина, и Кеннета Макмиллана, и Джона Ноймайера, и Уильяма Форсайта и других выдающихся мастеров. Соответственно, чтобы придумать что-то новое, удивить подходом, необходимо постараться.

Вы упомянули о «прозябании». Чем оно обуславливалось? Исключительно проблемами с госфинансированием?

Нет. Опера — это национальное достояние, естественно бюджет у нас есть. Денег, конечно, никогда не бывает много, но сделать одну хорошую, серьезную премьеру в год с нашим бюджетом можно вполне. Работать именно в таком темпе мы договорились с генеральным директором Петром Чупрыной.

Думаю, причина в том, что у оперы не было стратегии развития. Теперь стратегия есть.

И результат уже виден. Так главной премьерой следующего сезона будет новая редакция балета «Баядерка». Он и сейчас идет у нас, но в редакции Наталии Макаровой — впервые. Мы серьезно обновим декорации, пошьем огромное количество новых костюмов.

Фото: Макс Левин

Весной мы сделаем еще два новых одноактных балета, для которых нужно меньше затрат, и финансовых в том числе. При этом я не могу сказать, что прежде новые постановки совсем не делались - бывший худрук Виктор Яременко даже сам ставил балеты. Но, вот действительно знаменательных событий не было.

«Балет — особенный вид искусства»

Трудно поверить, что в Киевской опере не было знаменательных событий. Ведь советская школа балета считалась, в свое время, одной из самых сильных и авторитетных если не в мире, то на континенте. Неужели все столь стремительно поменялось?

Советский балет действительно был впереди планеты всей. И до сих пор все театры на постсоветском пространстве показывают высокий уровень. Классику, я думаю, мы танцуем лучше остальных.

Вы хотите сказать, что украинский балет, в плане техники, ничем не уступает, скажем, российскому?

Отдельной украинской школы балета не существует. Основы у всех одинаковые. Различия могут быть разве что в нюансах. Но в мелочах различаются даже московская и питерская балетные школы.

И какие же нюансы отличают танцора украинской оперы от артиста Мариинки, например?

Все профессионалы. В том числе и российский хореограф Михаил Мессерер, говорят, что у наших артистов хороший технический потенциал. Конечно, есть свои плюсы и минусы, как в любой школе. Например, считается, что у нас хуже «руки» и чистота позиции, чем в Санкт-Петербурге.

Справедливо ли мнение о том, что на Западе балетное искусство сейчас ценится больше, чем на постсоветских просторах?

Балет везде ценится одинаково, и всегда ценился. Даже во время войны на передовую приезжал балет. Этот вид искусства востребован всегда, во все времена.

Однако, звезд балета на улицах узнают весьма редко.

Балет — это особенный вид искусства, не массовый. Это элитарное искусство, не для всех. С одной стороны, было бы хорошо, если бы балетом заинтересовалось больше людей - начали писать СМИ, посвящать эфиры на телевидении. Если бы балет стал в один ряд со спортом и шоу бизнесом — это бы привело к увеличению финансирования сферы. С другой стороны, по-прежнему важно сохранить элитарность балета.

Фото: Макс Левин

Можно провести аналогии с произведениями классической музыки. Так, в интервью LB.ua выдающийся дирижер Роман Кофман, сказал: «Классическая музыка возникла как церковная и была, по сути своей, аристократична. Развивалась определенным образом, укрепляя высокий статус столетиями. Классическая музыка остается музыкой не для всех. Так должно быть, так было, есть и будет».

Правильно. Также и балет, тоже не должен становиться массовым искусством.

С другой стороны, сейчас некоторые артисты балета - тот же премьер Большого театра Николай Цискаридзе, заслуженная артистка России Анастасия Волочкова - все чаще переходят в разряд героев преимущественно светской хроники.

Да, и это хорошо. Они вывели наш вид искусства на определенный уровень, популяризировали его. Сейчас кого не спроси про балет, все знают Цискаридзе и Волочкову.

Это не вредит, не вносит элемент «попсовости»?

Коля не делает балет попсовым и никогда не делал. Другое дело Настя, она пошла немного по другому пути. Когда Волочкова начинала, у нее были серьезные проекты, серьезные классические произведения. Сейчас она выбрала другое направление — более попсовое, но это ее право, раз ей так нравится. Хотя, такое ее поведение немного вредит балету. Та программа, которой сейчас следует Волочкова, не соответствует критериям по которым мы воспитывались, чему нас учили, а именно элитарному классическому танцу.

Фото: Макс Левин

«Артисты балета — абсолютно нормальные люди»

В 2011 году в прокат вышли сразу два фильма о балете - «Черный лебедь» и «Пина». Вам, как никому, известна изнанка этой сферы, скажите, насколько правдиво в этих фильмах сценаристы представили внутренний мир балетного закулисья?

Фильм «Пина» я еще не видел. А вот «Черный лебедь» мне действительно понравился. Замечательная игра Натали Портман и других актеров. Но как танцовщику, мне не понравилось, что реальная жизнь артистов там слишком преувеличена. Главная героиня сходит с ума во время постановки «Лебединого озера». У нас такого не бывает, мы абсолютно нормальные люди. Конечно, бывает тяжело, когда готовим партии, можем от волнения не спать ночами, это большое напряжение, но не настолько. С другой стороны, «Черный лебедь» - это кино, оно должно делать сборы.

Вы - состоявшаяся звезда мирового уровня. По вашим наблюдениям, что необходимо, чтобы выделиться из сотен танцовщиков и стать звездой в этой сфере?

Хороший агент. Я шучу, конечно. Это не самый главный, хотя и очень важный фактор. Для успеха в балете нужно чтобы совпал целый ряд факторов. В первую очередь, хорошие природные данные: если у тебя короткие руки или ноги, не хватает подъема — при всем желании – выше определенного уровня подняться невозможно. Во-вторых, артисту важно схватывать все на ленту, быстро соображать, так сказать. Не обойтись и без любви к балету: надо фанатично, преданно относиться к своему делу. Быть трудолюбивым. Ну и только потом хороший агент. Да! Обязательна еще удача! Когда в нужное время встречается нужный человек. Многие талантливейшие артисты просто не были вовремя замечены.

Фото: Макс Левин

Вам тоже в чем-то повезло?

Да, кроме того, что у меня все в порядке с природными качествами, я работаю как ненормальный и люблю свое дело. У меня в жизни было несколько моментов, которые иначе чем везением не назовешь. Например, в 1999 году я выиграл международный конкурс артистов балета в Японии, в городе Нагоя, и там познакомился с Асами Маки, художественной руководительницей Национальной оперы Японии. Именно это знакомство подарило мне контракт, по которому я уже 12 лет являюсь там постоянным приглашенным артистом токийской оперы. Асами Маки тогда увидела в 19 летнем мальчике потенциал, и хочется надеяться, не промахнулась.

«Театр должен охранять свои секреты»

Российская прима-балерина Диана Вишнева уверяет, что Большой театр — это сплошные интриги, склоки и политика. Она говорит, что у каждой балерины Большого есть высокопоставленный поклонник, который звонит директору театра и выбивает необходимые роли. Вы это замечали, когда там работали?

Зачем вам нужны эти желтые подробности? Я, конечно, отвечу, если вы так этого хотите. Всегда и везде есть люди, которые завидуют другим, это нормально. Белая зависть — это даже хорошо. Другое дело если зависть черная. Театр должен охраняет свои секреты — люди искусства не должны выносить сор из избы. И артисты, и администрация должны понимать: что происходит на сцене, и то, что происходит в зале — это разные вещи. Зрителям не нужно всего знать. Как сказал Аль Пачино в «Крестном отце»: «В любой семье есть хорошие и плохие воспоминания».

Мария Рыдван Мария Рыдван , журналист