Все публикацииПолитика

​Всеукраинское объединение «Свобода». Солдаты «управляемой демократии»

Введение

События под Верховной Радой 31 августа произвели большое впечатление на украинское общество и получили широкий резонанс не только в украинских, но и в западных СМИ. А также – российских. Разыгранная кровавая драма многим могла показаться знакомой. Сценарий событий, их последовательность, итоговая телевизионная картинка – все это не было новым для украинских зрителей. Тех, кто в деталях помнит 1 декабря 2013 года на Банковой, триллер 31 августа под стенами парламента не должен был удивить.

Фото: Макс Требухов

Более того, состав участников что тех драматических событий, что этих – практически не поменялся. С одной стороны – бойцы внутренних войск МВД (сегодня – Нацгвардия), с другой – разрозненные (на первый взгляд) группы радикально настроенных активистов, плюс изрядное количество представителей до недавнего времени главной националистической партии страны «Свобода». Все те же снующие, словно БПЛА, телекамеры российских телеканалов, и в качестве кульминации – насилие и кровь. Единственное отличие сюжета, которое для некоторых может показаться значимым, но которое с точки зрения телевизионной картинки не имеет большого значения – пострадавшая сторона. Тогда – протестующие, сегодня – правоохранители. Но сути это не меняет. Нужный образ ситуации в столице Украины создан – на улицах Киева снова царит насилие, от взрывов гранат и пиротехники гибнут люди, власть плохо контролирует ситуацию, украинский народ снова демонстрирует отсутствие согласия.

Фото: Макс Требухов

В вероятность того, что боевые действия, пускай и в таком локальном виде, могут перенестись в центр Киева, по состоянию на август 2015 года верили не многие. Тем не менее, это оказалось возможным. Более того, механизм запуска подобного сценария оказался вовсе несложным. Символично, что взрыв киевской гранаты пришелся аккурат на последний день лета. Лета, которое отметилось беспрецедентной накачкой информационной среды сразу по нескольким темам и направлениям. Среди них – якобы предательская политика власти, коллаборационизм с агрессором, несправедливое отношение к праворадикальным организациям, игнорирование представителями государственной власти подвигов и заслуг добровольческих батальонов и так далее. Поэтому взрыв под парламентом не был случайностью. Напротив, что-то подобное обязательно должно было случиться. Это событие закономерно вырисовывалось из того информационного поля и того напряжения, которое накапливалось несколько месяцев в социальных сетях, зрело в праворадикальных «пабликах», подпитывалось заявлениями и призывами правых лидеров.

31 августа заставило значительную часть наблюдателей и экспертов по новому взглянуть на роль и место праворадикальных организаций в украинской политике. Причем речь идет не только о политических партиях, прямо идентифицирующих себя как националистические, но и о разрозненных группах праворадикальных элементов, которые способны демонстрировать образцовую мобильность и готовность к акциям прямого действия на улицах украинских городов. Долгое время, пока еще ощущалось стойкое послевкусие Майдана, а сотни бойцов добровольческих батальонов на Донбассе демонстрировали чудеса храбрости и героизма, праворадикальные организации воспринимались значительной частью общества как попутчики Второй украинской республики. Однако ряд событий прошедшего лета – включая маневры «Правого Сектора» в Закарпатье, а также саму бойню под парламентом 31 августа, окончательно перевернули эту страницу истории постреволюционной Украины.

С наступлением осени Украина вошла и в новый политический сезон. На предвыборном поле будут играть (и уже играют) многие субъекты, и не только внутренние. События последних дней и недель подсказывают, что националистические партии и организации, которые уже давно стали фактором украинской политики, оставят за собой право активно влиять на ситуацию и в рамках нового политического сезона.

Эта статья, а также серия последующих статей автора – являются попыткой проанализировать игроков, действующих на праворадикальном фланге в Украине. Электоральная ниша националистических партий на сегодняшний день составляет немногим более 5% по стране в целом. За почти год, прошедший с момента парламентских выборов, на которых «Свобода» и «Правый сектор» на двоих набрали суммарно 6,5% голосов избирателей, картина не претерпела принципиальных изменений. А значит, борьба за мобилизацию и симпатии электората обещает быть активной.

Фото: deletant.livejournal.com

Плюс не стоит списывать со счетов и цели внешних игроков. В первую очередь – России. Не стоит забывать, что отправной точкой для дестабилизации ситуации как в отдельно взятом регионе, так и в Украине в целом, в нынешних условиях может стать не только пророссийский сепаратизм, но и правый радикализм. Как показал опыт Мукачево, праворадикальные объединения обладают значительным ресурсом раскачивания ситуации в западных областях Украины, а события 31 августа продемонстрировали неплохой потенциал радикалов и националистов по дестабилизации обстановки под самым носом у власти – в центре столицы. Причем, сравнительно небольшими ресурсами. А значит, активность правых партий, как уже неоднократно случалось в новейшей украинской истории, может сыграть на руку и кремлевским стратегам, многоходовая комбинация которых в отношении Украины находится в активной стадии реализации и еще очень далека от финала.

Однако, обо всем по порядку.

Евгений КурмашовЕвгений Курмашов, директор политических программ Институт Горшенина

Учитывая, что главной темой последних нескольких недель стала деятельность партии «Свобода», а также действия их представителей под стенами парламента 31 августа, логично будет начать анализ именно с политической силы Олега Тягнибока.

Партия «Свобода», вопреки распространенному мнению, является достаточно опытным и далеко не новым игроком на политическом поле Украины. Безусловно, большинство избирателей, живущие восточнее Хмельницкого, а также далекие от тонкостей украинской политики, узнали о «Свободе» уже во времена президентского правления Виктора Януковича. Сама партия оформилась в единую политическую силу и избрала своим лидером Олега Тягнибока еще в феврале 2004 года. До этого партия носила менее благозвучное название, но более отвечающее идеологической платформе – Социал-Национальная Партия Украины (СНПУ).

Плакат со стенда, посвященного 20-летию ВО <<Свобода>>
Фото: nr2.ru
Плакат со стенда, посвященного 20-летию ВО <<Свобода>>

Ющенко, выборы и новая угроза из Галичины

Важно отметить, что ребрединг СНПУ в «Свободу», а также появление на руководящем посту яркого и харизматичного националиста Тягнибока, произошло в период серьезной политической турбулентности в Украине – за 9 месяцев до президентских выборов. Именно тогда Администрация Президента Украины, возглавляемая Виктором Медведчуком, искала наиболее оптимальные сценарии преемственности власти и непопадания президентской власти в руки главного и наиболее рейтингового кандидата в президенты Виктора Ющенко. Генеральной идеей на тот момент была концепция изменения Конституции и превращение Украины в парламентско-президентскую республику со значительным ослаблением фигуры президента. Однако сценарий представлялся сложным, так как протащить через парламент поправки в Конституцию, не располагая 300 голосами, а также имея дело с сильной парламентской оппозицией, было практически нереально. Именно поэтому, начиная с конца 2003 года, разрабатывался и параллельный план полноценных выборов президента под имеющиеся у Леонида Кучмы полномочия, с единым кандидатом от власти (которым в последствие стал действующий премьер-министр Виктор Янукович).

Уже летом 2004 года «Свобода» взяла на себя роль своего рода центра консолидации «старых» националистических сил – к партии примкнули Конгресс Украинских Националистов (КУН) и националистические организации ОУН и ОУН (б). Как гласит официальная история партии, на том же съезде было принято решение о поддержке кандидатуры Виктора Ющенко на президентских выборах.

Стоит отметить, что летом 2004 года, после апрельского провала конституционной реформы и выдвижения Виктора Януковича единым кандидатом от власти, постепенно начали проявляться и первые элементы контр-кампании в отношении Ющенко и оппозиции, которую вела Администрация Президента, возглавляемая Медведчуком, и штаб единого кандидата от власти, который возглавлял Андрей Клюев. До появления знаменитой карты Украины, разделяющей украинцев на три сорта, еще оставалось несколько месяцев, однако технология, направленная на формирование образа Ющенко как воинствующего националиста, собирающего вокруг себя праворадикальные силы, уже полным ходом работала.

Сегодня многие эксперты и аналитики называют президентскую кампанию 2004 года первым пробным камнем по расколу украинского общества в электоральных целях. Именно та кампания стала экспериментальным полигоном для обкатки манипулятивных технологий, которые в будущем станут сутью политического процесса в Украине на многие годы. Именно тогда было принято решение сузить формат президентских выборов до простой технологии – создания националистической угрозы для электората юго-востока Украины, и на фоне этой угрозы мобилизовать население левобережной Украины в пользу кандидата от власти.

Сегодня сложно сказать. играл ли в этом сценарии Олег Тягнибок осознанную роль, или его неуемная политическая энергия была использована «втемную». Даже десяток косвенных улик и доказательств, отзывов и свидетельств, не заменят одного прямого. Однако бесспорным остается одно – в той кампании Тягнибок и «Свобода», будучи частью широкого фронта поддержки оппозиционного кандидата Ющенко, то и дело снабжали российские и украинские телеканалы «нужной» картинкой и «нужной» риторикой, которая на удивление удачно ложилась в контекст общего замысла кампании провластного и пророссийского кандидата Януковича.

Тягнибок на фоне палатки «Нашей Украины» на Говерле вещает про «жидву» и «москалей»

Таким образом, участником информационных игр и войн Олег Тягнибок стал достаточно давно. Президентская кампания 2004 года вообще стала самой грязной в истории Украины с точки зрения использования манипулятивных и «черных» технологий. Ближе к дате первого тура выборов информационное пространство наполнили и другие псевдо ультраправые «фрики», выражающие свою пламенную поддержку Виктору Ющенко по соседству с его же рекламными роликами. Однако такие «одноразовые» персонажи украинской истории выборов как, например, Роман Козак вряд ли сильно запомнились большому количеству украинских избирателей. Другое дело – Олег Тягнибок, который после 2004 года только начал большую работу над созданием первой в Украине системной, хорошо организованной всеукраинской националистической партии.

Интервенция на Восток

Почему Тягнибок является действительно уникальным политиком среди многих других соратников по националистическому цеху? Прежде всего, потому, что он первый из них, кто посчитал, что создание настоящей общенациональной партии с националистической идеологией – это не утопия, а реальная возможность.

Тягнибок и группа его единомышленников первыми осознали, что националистическая партия в условиях политической конкуренции вовсе не обязана ограничивать свою деятельность традиционным анклавом, состоящим из нескольких регионов западной Украины. Что эпоха президентства Ющенко – мягкого национал-демократического президента, при котором ресурсы для политической деятельности валялись буквально под ногами – это лучшее время для расширения организационной и электоральной базы. Что важно – не только на центральную Украину, но и на Восток, где, вопреки распространенному стереотипу о тотальной неприязни националистической идеологии, всегда существовали серьезные предпосылки для развития успеха.

Не в последнюю очередь именно это стратегическое решение, принятое на рубеже 2005-2006 годов, помогло «Свободе» продемонстрировать сенсационный результат на парламентских выборах 2012 года. Однако при этом, на парламентских выборах 2006 и 2007 годов, при стопроцентной пропорциональной избирательной системе, «Свобода» все еще оказывалась неспособной преодолеть необходимый барьер для попадания в парламент.

Тем не менее, «Свобода» не выпадала из политической жизни страны. В те годы партия Тягнибока успешно опровергала еще один распространенный стереотип о том, что любая украинская партия имеет право на существование только в случае наличия статуса парламентской. «Свобода» достаточно эффективно вела политическую работу, даже находясь за бортом Верховной Рады и без какого-либо представительства в исполнительной власти. Редкая, прямо скажем, способность для украинских политических партий, впадающих в паралич и смертельный кризис сразу же после провальных выборов и непопадания в парламент.

Именно в 2005-2009 годы Олег Тягнибок и «Свобода» осуществляют активную политическую интервенцию на юго-восток Украины. Лидер партии посещает Харьков, Луганск, Днепропетровск, Одессу. Ему явно доставляет особое удовольствие факт настороженного восприятия его фигуры со стороны местных журналистов, экспертов, политиков и лидеров мнений. Параллельно с публичными визитами создается и фундамент партии на местах – идет активный кастинг региональных политических лидеров. Отбор происходит серьезный. Присутствует осознание того, что сильный лидер региональной организации на Востоке – равен сотне боеспособных и эффективных кадров в Ивано-Франковске или Тернополе. Постепенно «Свобода» становится и точкой притяжения для разрозненных праворадикальных общественных организаций и мелких партий, члены которых достаточно активно вливались в ряды Всеукраинского Объединения.

Митинг харьковских &lt;&lt;свободовцев&gt;&gt;
Митинг харьковских <<свободовцев>>

Помимо активной работы по созданию настоящей партийной структуры, «Свобода» во главе с Тягнибоком не прекращала работать и в пользу российского медийного дискурса касательно украинской тематики. После Оранжевой революции и прихода на президентский пост Виктора Ющенко стало очень быстро ясно, что реванш Кремля на украинской территории является лишь вопросом времени. Открытое поле для политической конкуренции, рассредоточение ресурсов между несколькими крупными бизнесово-политическими игроками, ослабленная президентская власть – все это было прекрасной возможностью не только для националистической «Свободы» эффективно и в сжатые сроки выстроить партийную структуру, но и создавало прекрасные условия для работы на украинском поле для сильного внешнего игрока – России.

Учитывая, что в 2005-2009 году более 50 процентов украинского электората буквально жило внутри российского информационного пространства (в первую очередь благодаря высокому уровню доверия к российским федеральным каналам и их покрытию), деятельность «Свободы» в этот период стала одним из ключевых инструментов создания необходимого напряжения по линии «центральная украинская власть» - «юго-восток». Ющенко представлялся слабым президентом, который не контролирует праворадикальные группировки. Опять же, совпадение или чей-то точный расчет, но именно в 2005 году партия «Свобода» совместно с киевским краевым братством ОУН-УПА начала проводить в столице Украины ежегодный Марш УПА – событие малосодержательное, но яркое и демонстративное с точки зрения создания нужной телекартинки. Жителям восточной Украины демонстрировали националистов, которые еще несколько лет назад столь вольготно чувствовали себя лишь в пределах родной Галичины, а сегодня преспокойно маршируют с портретами Степана Бандеры уже по Крещатику.

Фото: Дарья Чабанова

Еще во времена президентства Ющенко «Свобода» начала активно отрабатывать тему несвоевременности дискуссий о вступлении Украины в НАТО и Европейский Союз, ссылаясь на бюрократизацию последнего, а также излишний мультикультурализм. Не оставляла «Свобода» и свою излюбленную тему, вбивающую клин в отношения Украины со своим до недавнего времени главным европейским лоббистом – Польшей, по вопросу Волынской трагедии. Начиная с 2003 года и по сегодняшний день ВО «Свобода» и ее лидеры оставались последовательными «промоутерами» темы, которая всегда оставляла негативный осадок в отношениях официального Киева и Варшавы.

Действительно, с точки зрения националистической идеологии политическое поведение ВО «Свобода» всегда оставалось безупречным и внутренне непротиворечивым. Партию сложно обвинить в отступничестве от базовых принципов. С точки зрения цельности образа «Свобода», пожалуй, всегда выглядела достаточно органично. И во время проведения Маршей УПА, и критики недостатков Евросоюза, и нарочитого отстаивания своей правды в трагических событиях на Волыни времен Второй Мировой войны. Однако для многих наблюдателей также очевидно и то, что деятельность любой партии никогда не происходит в безвоздушном пространстве. Всегда существует некий политический контекст. И так случалось, что Олег Тягнибок и его партийцы уж слишком часто в этом контексте оказывались, мягко говоря, не на высоте.

«Свобода» оставалась верной своей достаточно цельной позиции, однако в информационном поле всегда приносила больше пользы российским «создателям реальности», чем государственным интересам Украины. Каждый подобный пример порождал массу пересудов и обвинений в прямой и неприкрытой работе «Свободы» на более тяжеловесных политических игроков – таких как Кремль, а также ситуативного политического союзника Кремля внутри Украины – Партию Регионов и команду Виктора Януковича.

Между Тимошенко и Януковичем, или новая эра «Свободы»

Сегодня, по прошествии без малого шести лет, можно вспомнить и о крайне странном позиционировании Олега Тягнибока в ходе президентских выборов 2010 года. В особенности – между первым и вторым туром выборов.

Именно тогда, в один из ключевых моментов политической истории Украины с 17 января по 7 февраля 2010 года, ВО «Свобода» заявило о своей полной и безоговорочной поддержке кандидата в президенты Юлии Тимошенко и призвало граждан Украины не отдавать ни единого голоса за Виктора Януковича.

Вместе с тем, оговорки все-таки появились. А их вес, как оказалось, превысил значимость самого факта поддержки «Свободой» Тимошенко. В первую очередь Олег Тягнибок и его партия предложили Юлии Владимировне Тимошенко предать гласности подписанные в январе 2009 года газовые контракты с Москвой. Согласно официальной позиции партии – именно такая откровенность с электоратом должна была позволить Тимошенко рассчитывать на голоса националистически настроенных избирателей. Странная поддержка, не правда ли? Особенно в ситуации, когда 1-2 процента голосов решали судьбу самой Тимошенко, а также и страны на многие годы вперед (как потом, кстати, и оказалось).

Официальный сайт «Свободы» также напоминает всем тем, кто забыл, что между первым и вторым туром президентских выборов 2009-2010 Тягнибок и соратники также активно «отработали» тему затухшего к тому моменту «дела Лозинского», призвав Тимошенко наказать тех своих депутатов, которые выгораживали коллегу-убийцу несколькими месяцами ранее. Ну и напоследок «свободовцы» призвали Тимошенко публично признать ОУН-УПА борцами за государственную независимость Украины, и вдобавок – гарантировать, что ею, как президентом, не будут отменены указы о присуждении званий Герой Украины Роману Шухевичу и Степану Бандере.

Фото: Макс Левин

Как знаем, посильная поддержка со стороны «Свободы» Юлии Тимошенко на тех выборах не помогла. К власти в Украине пришел Виктор Янукович, и это открывало перед «Свободой» гораздо более широкое поле для дальнейших действий, чем партия имела даже в годы президентства Ющенко. Перспективы расширения радикальной националистической ниши казались многообещающими. Ведь еще до прихода Виктора Януковича к президентской власти, Партия Регионов многие годы демонстрировала политический прагматизм – подчеркнутую ориентированность исключительно на «свой» электорат. Математический расчет «регионалов» был верен – в регионах Восточной и Южной Украины, а также Республике Крым, всегда жило большее количество избирателей, чем на всей правобережной Украине вместе взятой. Именно это обстоятельство помогло Виктору Януковичу победить на президентских выборах 2010 года, а Партии Регионов в 2012 году закрепить успех на выборах парламентских.

Вместе с тем, прагматизм Януковича и Партии Регионов имел и обратную сторону медали – полное и демонстративное пренебрежение интересами «не своего» электората. Уже к середине 2010 года стало понятно, что режим Януковича движется в сторону легкого авторитаризма, пророссийской гуманитарной политики, нацелен на физическое устранение с политической арены оппозиционных лидеров, обладающих рейтингом народной поддержки, а также уничтожения их ресурсной базы.

Вместе с тем, мягкий авторитаризм Януковича, а также его маневры то на российском, то на европейском треке, подразумевали создание некой новой политической реальности. Такой реальности, при которой политическая конкуренция превращалась лишь в видимость. Внутри такой «управляемой конкуренции» ни один принципиальный политический оппонент не имел ни единого шанса бросить реальный вызов президенту и его команде.

В вопросе создания новой политической реальности в Украине Всеукраинское Объединение «Свобода» пришлось ко двору. Её активная деятельность решала для архитекторов внутренней политики из команды Януковича сразу несколько задач. Во-первых, обеспечивала перманентную мобилизацию «своего» электората в контексте дальнейших избирательных кампаний. Создание картинки надвигающейся националистической угрозы, исходящей с Западной Украины, способно было держать в тонусе ядерный электорат Партии Регионов столько, сколько это было необходимо. Во-вторых, появление новых ярких проектов на протестном фланге помогало сдерживать деятельность Тимошенко и не давало возможности БЮТу монополизировать оппозиционную нишу. А учитывая системную работу по отрезанию партии Тимошенко от всех возможных ресурсов в 2010-2011 годах, и точечному предоставлению подобных ресурсов в распоряжении «Свободы» (того же медийного ресурса, которым «Свобода» распоряжалась почти безгранично все годы президентства Януковича), именно под партию Олега Тягнибока усилено формировался образ главной оппозиционной силы в стране. И, наконец, третье – на протяжении 2010-2013 годов активности «Свободы» помогали технологам Банковой убедить общество, что оппозиция может быть только националистической, праворадикальной и деструктивной. А значит – маргинальной.

Фото: Макс Левин

Импульсом к местным выборам 2010 года для «Свободы» стали Харьковские соглашения. Партия выступила с резкой критикой договоренностей Януковича и Медведева, а спикеры «Свободы» получили доступ к ведущим телеканалам страны. Власти было выгодно, чтобы критика Харьковских соглашений звучала преимущественно из уст праворадикалов. «Свобода», в свою очередь, удачно входила в избирательную кампанию, завоевав репутацию борцов с пророссийской политикой Януковича. Расчет снова оказался верен – на местных выборах-2010 «Свобода» смогла мобилизовать электорат ряда центральных и западноукраинских областей, а в трех из них – Львовской, Тернопольской и Ивано-Франковской – получить большинство в местных советах. Очень похоже, что сегодня, атакуя Минские соглашения накануне местных выборов 2015 года, Тягнибок и его команда фактически пытается повторить свою же технологию образца 2010 года. Снова перед местными выборами разыгрывается карта «антиукраинских» соглашений, только на этот раз не «харьковских», а «минских». Месседжи и телевизионная картинка очень похожи – обвинения действующей власти в сговоре с Кремлем, формирование образа парламента как абсолютного «зла» и главного места, где по указке президента происходит сдача украинских интересов. Стоит ли говорить, что как в первом, так и во втором случае, созданная «Свободой» картинка удачно вписывается в пропагандистскую повестку российских федеральных каналов. События 31 августа у стен Верховной Рады, пожалуй, стали самой крупной профессиональной удачей российских пропагандистов за весь 2015 год. И только удачей ли?

Целесообразно вспомнить и другие подобные прецеденты, когда броские и яркие политические акции «Свободы» удачно ложились в кремлевский пропагандистский контекст, а также помогали команде Януковича формировать выгодную повестку дня. Среди них особо выделяются провокации 9 мая 2011 года во Львове, а также так называемый «языковой закон» Кивалова и Колесниченко, который был проголосован Верховной Радой в июле 2012 года, и стал технологией успешного входа в парламентскую кампанию как для Партии Регионов, так и для «Свободы». К слову, первые серьезные «боевые действия» между праворадикальными организациями и милицией произошли в Киеве именно в дни так называемого «языкового майдана». До этого практически ни одна акция протеста, проводимая в столице, включая и памятный Налоговый Майдан, не доходила до столь агрессивного физического противостояния, насилия, использования милицией спецсредств и так далее.

Фото: byut.com.ua

Наблюдатель сам волен делать вывод, был ли «языковой Майдан» технологией, внутри которой каждый участник четко следовал своей роли, или это была глупость тогдашней власти, вызвавшей праведный народный гнев. Правда, скорее всего, окажется где-то посередине. Кто внимательно следил за событиями в те дни, безусловно, подтвердит, что искренних защитников государственного языка на Европейской площади и под Украинским домом было не мало, однако анализ действий противоборствующих сторон, а также телевизионная картинка, может натолкнуть опытного наблюдателя и на другие выводы.

Активная рекламная кампания, туры лидеров партии по регионам, мобилизация избирателей в базовых областях, несколько громких акций ближе к самой дате выборов – например, очередной многотысячный Марш УПА в столице Украины за 2 недели до дня голосования, который тиражировали все без исключения провластные каналы – и в ноябре 2012 года ВО «Свобода» триумфально входит в парламент, набрав 10,44% голосов избирателей по пропорциональной части, и проведя 11 депутатов по мажоритарным округам. «Свобода» формирует фракцию из 37 народных депутатов, что позволяет ей играть ключевую роль как внутри парламентской оппозиции, так и под куполом Верховной Рады в целом. Партия Регионов, после длительных торгов, отдает пост вице-спикера Верховной Рады, традиционно закрепленный за оппозицией, представителю «Свободы» Роману Кошулинскому. Не смотря на то, что две другие оппозиционные фракции – ВО «Батьківщина» и УДАР – имеют значительное численное преимущество.

Рекордный результат «Свободы» закономерен. Доступ к СМИ, которого не имела на этой кампании Объединенная Оппозиция и ее кандидаты, сыграл одну из ключевых ролей. Представители «Свободы» имели несоизмеримо больше возможностей доносить свою позицию до телевизионной аудитории, чем представители той же «Батьківщини». Плюс ко всему, «Свобода», на фоне разгромленной и униженной посадкой лидера Объединенной Оппозиции, выглядела слаженной, мобильной и способной дать отпор режиму Януковича политической силой.

В рамках управляемой политической реальности эпохи Януковича результат «Свободы» на парламентских выборах 2012 года и подавно выглядел закономерным. Благодаря акциям протеста националистов по «языковому закону», Маршу УПА с портретами Бандеры по улицам Киева в канун выборов, и другим «элементам» кампании «Свободы», была сформирована вполне комфортная повестка и для победы Партии Регионов. В который раз разыгранная карта праворадикальной угрозы, помноженная на админресурс, дала партии власти необходимый результат на Востоке, Юге, АР Крым и частично в центральной Украине. Формула парламентского большинства на базе фракций ПР и КПУ сложилась достаточно быстро, а парламентская оппозиция оказалась раздробленной и разношерстной. «Батьківщина», несмотря на судебный приговор Юлии Тимошенко, утратила право считаться главной оппозиционной партией в стране. В умеренной оппозиционной нише возник такой новый игрок как УДАР, а в радикальной – «Свобода». Появление небольшой, но активной фракции националистов в парламенте открывало для политических менеджеров Януковича отличные перспективы по модерированию политического пространства и управлению информационной средой в дальнейшем.

Фото: Макс Левин

От сланцевой революции к Революции достоинства

Именно в начале 2013 года в средствах массовой информации активно начали шириться слухи о плотном взаимодействии Тягнибока с главным политическим менеджером команды Януковича Андреем Клюевым, а также информация о том, что оптимальной конфигурацией второго тура президентских выборов-2015 власть считает противостояние действующего президента Януковича и оппозиционера Тягнибока.

Слухи эти, однако, не подкреплялись железными фактами, хотя для некоторых журналистов и экспертов подобным доказательством служил хотя бы тот факт, что члены «Свободы», среди всех представителей оппозиционного лагеря, имели наиболее высокий уровень цитируемости и участия в эфирах рейтинговых политических ток-шоу. Акции и информационные поводы «Свободы» также охотно тиражировались провластными медиа. В годы президентства Януковича подобное в принципе не могло происходить по одной лишь воле гостевых редакторов и выпускающих редакторов новостей телеканалов.

Парламентская деятельность «Свободы» также попала под пристальное внимание журналистов и экспертов. Особенно – энергетических. Дело в том, что сразу же после того, как между властью и оппозицией были разделены парламентские комитеты, «Свобода» получила право возглавить Комитет Верховной Рады Украины по вопросам экологической политики, природопользования и ликвидации последствий Чернобыльской катастрофы. Во главе комитета стала Ирина Сех – представительница «Свободы», избранная в парламент по 119 избирательному округу в Львовской области. А уже в январе 2013 года, когда в Давосе между представителями украинской власти и британско-голландской компанией Shell был подписан без преувеличения судьбоносный контракт о добыче сланцевого газа в Украине, единственной парламентской фракцией, выступившей с резкой критикой данного проекта, оказалась именно «Свобода».

Ирина Сех
Ирина Сех

Несмотря на то, что возможности кардинально повлиять на решение о начале работ на Юзовском месторождении (Харьковская и Донецкая области) партия Олега Тягнибока не имела, именно спикеры «Свободы» развернули в информационном пространстве настоящие боевые действия против инициативы иностранных компаний, заручившихся гарантиями украинской власти. И снова «Свобода» оказалась в эпицентре скандала и небезосновательных обвинений в подыгрывании российскому газовому монополисту.

Здесь стоит отметить, что «Газпром» действительно многие годы является ярым противником идеи добычи сланцевого газа и развития соответствующих технологий. По неофициальным данным бюджеты, которые выделялись и продолжают выделяться «Газпромом» всевозможным энергетическим институтам, экспертам и политикам разных уровней по всей Европе, исчисляются десятками миллионов долларов. Задача одна – нагнетать истерию вокруг экологической катастрофы, которую якобы неизменно приносит за собой добыча сланцевого газа. Набор тезисов всегда примерно одинаков вне зависимости от страны, где разворачивается шаблонная пиар-кампания – будь-то Германия, или Украина, или Польша. При этом среди противников сланцевого газа опытный наблюдатель, как правило, всегда обнаружит маргинальные партии, в основном – праворадикального толка. С которыми у Кремля в последние годы традиционно складываются «рабочие отношения». Опять же, будь-то Германия, Венгрия, Польша или Франция.

В 2013 году, когда в Украине тема сланцевого газа приобрела популярность, а большинство политиков и экспертов сходились во мнении, что именно сланцевый газ должен стать стратегической ставкой Киева в процессе ухода от многолетней газовой зависимости от Москвы, «Свобода» заняла жесткую критическую позицию. Странно и то, что праворадикалов не смутил даже тот факт, что кроме них, по сути, единственным критиком идеи добычи сланцевого газа на украинских месторождениях стал близкий к Владимиру Путину Виктор Медведчук и его общественное объединение «Украинский выбор».

По мере развития ситуации «Свобода» несла ощутимые имиджевые потери. Обычно осторожные и взвешенные в своих оценках специалисты в сфере энергетики прямо заявляли, что «Свобода» действует в интересах «Газпрома». Известный украинский энергетический эксперт Владимир Землянский, после развернутой «свободовцами» кампании по дискредитации сланцевых контрактов между Украиной и компаниями Shell и Chevron, прямо заявил, что «Свобода» выступает как агент «Газпрома». Партийцы Тягнибока, безусловно, все подобные обвинения и подозрения отметали.

Однако уже летом 2013 года, когда дело дошло до решений о допуске компании Chevron к разработке Олесского месторождения (Львовская и Ивано-Франковская области), «Свобода», контролирующая депутатское большинство в областных советах, заблокировала принятие данного решения.

«Сланцевые скандалы» с участием «Свободы» продолжались в течение всего 2013 года, и завершились только накануне Революции Достоинства, когда «Свобода», под натиском СМИ, общественности, политиков и лоббистов, была вынуждена дать зеленый свет работе компании Chevron на Олесском месторождении.

Неоднозначную историю противодействия «Свободы» идеи сланцевой добычи в Украине списывали как на коррупционные мотивы, так и на тайные договоренности украинских националистов с представителями «Газпрома». Сегодня об этом мало кто вспоминает, так как Революция Достоинства, в которой как лидеры, так и рядовые члены «Свободы» приняли активное участие, стерла из памяти многие детали дореволюционной политической жизни. Вместе с тем, без упоминания этого аспекта описание деятельности «Свободы» было бы не полным.

Революция достоинства и ее последствия

Стоит отметить, что весь предшествующий Революции Достоинства год был отмечен набирающей обороты антифашистской истерии, нагнетаемой властью. Поворотным моментом в цепочке событий стала акция оппозиции «Вставай, Украина!» 18 мая в Киеве. Сегодня многие помнят события того дня благодаря потасовке «свободовцев» и спортсменов, нанятых Партией регионов, неподалеку от Михайловской Площади, а также одному из участников уличного конфликта – Вадиму Титушко.

Фото: Макс Левин

Тем не менее, мало кто помнит, что в тот день, когда оппозиция проводила финальную акцию всеукраинского тура «Вставай, Украина!», Партия регионов проводила свой митинг на Европейской площади, посвященный противодействию так называемой фашистской угрозе. События того дня окончательно оформили замысел власти – команда Януковича всерьез решила разыграть антифашистскую карту, постепенно навешивая на всю украинскую оппозицию ярлык фашистов и реакционеров. Сведение всего политического процесса в Украине до простой формулы «фашизм-антифашизм» кому-то казалось удачной идеей для решения проблемы переизбрания Виктора Януковича на второй президентский срок в начале 2015 года. А учитывая, что процесс управления внутренней политикой в Украине постепенно переходил из рук Банковой в руки секретаря СНБО Андрея Клюева, нетрудно было и догадаться – в недрах какой структуры созревали подобные стратегические разработки.

Украинским праворадикалам, несомненно, еще предстояло сыграть в этом сценарии важную роль. И если идея о выведении во второй тур президентских выборов Януковича и Тягнибока к концу 2013 года уже многим во власти представлялась утопической, то возможные сценарии дестабилизации политической обстановки ближе к концу 2014 года и проведения президентских выборов в режиме «чрезвычайного положения», рассматривались как приоритетные.

Однако режим ЧП наступил намного раньше, чем предполагалось, а возможности модерирования политического процесса в условиях Революции значительно сократились.

«Свобода» была одной из тех немногих политических сил, которых Революция Достоинства привела в ресурсное состояние. Члены и сторонники партии, в отличие от других «кабинетных» оппозиционеров, с головой ринулись в протестное движение по всей Украине. В уличных протестах принимали участие все – от народных депутатов до рядовых членов. Однако праворадикальная ниша на киевском Майдане на этот раз была представлена целым набором националистических организаций, на фоне которых парламентская партия Тягнибока начала выглядеть даже несколько умеренной. В первую очередь – на фоне нового националистического объединения «Правый сектор» и его лидера Дмитрия Яроша, о котором еще пойдет речь в заявленной серии материалов автора.

Фото: EPA/UPG

Важно отметить, что действия «Свободы» не всегда однозначно воспринимались партнерами по оппозиционному движению. Некоторые из них и подавно расценивались другими оппозиционерами как откровенное вредительство. Одним из таких эпизодов в январе 2014 года стало вывешивание портрета Степана Бандеры над входом в здание КГГА. В СМИ появилась информация, что инициатором этого шага стал комендант захваченного революционерами здания – «свободовец» Руслан Андрийко. Реакция партнеров по оппозиционному лагерю была прогнозированной – портрет Бандеры спешно убрали к вечеру того же дня. Однако для российских и провластных украинских телеканалов, активно работающих на маргинализацию протеста – хватило и нескольких часов. Для зрителя, не разбирающегося в хитросплетениях внутри оппозиционного лагеря, сообщение выглядело вполне однозначно – «протестующие на Майдане вывесили портрет своего идейного вождя».

Фото: Александр Рудоманов

Стоит отметить, что любимый образ российских пропагандистов – образ Степана Бандеры, благодаря инициативам «Свободы» очень часто становился темой телевизионных сюжетов и интернетовских репортажей с киевского Майдана. 1 января 2014 года, несмотря на возражения со стороны партнеров по оппозиции, «Свобода» все-таки провела в центре Киева факельное шествие в честь Степана Бандеры. Опять же, российские и провластные украинские медиа получили новую порцию ярких картинок, с помощью которых многомиллионную телевизионную аудиторию как в Украине, так и на Западе, убеждали в радикальном националистическом характере протестов в украинской столице. Не в последнюю очередь с помощью этой информационной технологии постепенно создавалась и почва для силового подавления «восстания националистов», «фашистских протестов», «праворадикального шабаша» и так далее.

Активное участие националистических группировок в целом, и «свободовцев» в частности, оказалось очень удобным инструментом для создания выгодного режиму Януковича информационного контекста вокруг событий на Майдане. Самоотверженность и искренность побуждений многих рядовых членов праворадикальных организаций до сих пор не вызывает сомнений. Однако вопросы к лидерам этих объединений, и к некоторым их политическим решениям в ходе Революции достоинства, по-прежнему остаются. Учитывая, что вирус сепаратизма в 2014 году вспыхнул в Украине не в последнюю очередь в связи с распространенным стереотипом о праворадикальном характере Революции и смены власти в Киеве, вопрос политической ответственности организаторов демонстративных националистических акций в центре украинской столицы в разгар Майдана, до сих пор актуален.

Является ли некой формой политической ответственности сегодняшнее нахождение «Свободы» и других ультраправых партий вне стен парламента? Возможно. Результат парламентских выборов 2014 года стал для «Свободы» действительно неприятным сюрпризом. Однако он стал закономерным. И не только потому, что попав в исполнительную власть на волне Революции, представители «Свободы» сразу же оказались в эпицентре коррупционных скандалов и обвинений в профнепригодности. Отнюдь не только поэтому. Но еще и потому, что уже после побега Януковича из страны, после начала Кремлем кампании по аннексии Крыма, после отправки первых добровольцев на Донбасс, политические лидеры «Свободы» не изменили своему modus operandi. Создание «нужных картинок» для российской пропаганды – начиная от избиения руководителя НТКУ Пантелеймонова с криками «Москалюка!», и заканчивая взорванной у стен парламента 31 августа гранатой – очевидно, в глазах украинских граждан не выглядит достаточной для попадания в парламент политической деятельностью.

Фото: Макс Требухов

«Свобода», ставшая по стечению политических обстоятельств одной из ключевых оппозиционных партий страны во времена Януковича, снова возвращается к своему изначальному статусу – нишевой националистической партии с ограниченной электоральной базой. Олег Тягнибок оказался искусным игроком в условиях «управляемой демократии» 2010-2014 годов, однако партия пока не сдает тест на состоятельность в условиях реальной политической конкуренции и сложной внешнеполитической обстановки.

Евгений КурмашовЕвгений Курмашов, директор политических программ Институт Горшенина