Все публикацииПолитика

Институт Горшенина представляет: Накануне

В последние годы за оценками и прогнозами Института Горшенина следят политики, эксперты и дипломаты без преувеличения во всем мире. Эксперты Института – желанные гости на самых представительских европейских форумах, их консультациями и советами пользуются политики первого ряда Украины и не только… Редакция LB.ua представляет вашему вниманию промежуточный анализ с элементами прогнозирования в исполнении ведущих экспертов Института Горшенина. В работе над текстом приняли участие: Вадим Омельченко, Виктор Соколов, Алексей Лещенко, Евгений Курмашов, Олег Базар, Константин Винокуров, Дмитрий Остроушко, Кристин Дюгуен-Клеман.

Через полтора года после «Революции достоинства» Украина вновь стоит перед главным вызовом своей новейшей истории – обретением субъектности. Станет ли наконец страна, формально получившая независимость в 1991 году, прошедшая через две революции, по-настоящему независимой от внешней воли восточных и западных соседей, или окончательно лишится какой-либо возможности самостоятельно определять свое настоящее и будущее.

Фото: EPA/UPG

Победа революции, героизм военных и добровольцев в АТО, самоотверженность волонтеров – все это создавало уверенность, что в Украине утвердилась субъектность на долгосрочную перспективу. Демократические выборы Президента и Верховной Рады, победа партий с патриотической риторикой, создание этими партиями правящей коалиции в парламенте давали надежду на появление властного субъекта, которому страна нужна не для «распила», но представляет ценность сама по себе. Однако на наш взгляд эта субъектность в очередной раз находится под угрозой.

Мы попытались проанализировать, насколько оправдались эти надежды и сделать некоторые выводы о возможном развитии ситуации в Украине.

Соревнование темпов

Вот уже как полтора года самым популярным вопросом среди граждан Украины является вопрос: «Что будет дальше?». Возможные сценарии развития ситуации в одинаковой степени пытаются понять, как люди далекие от политики, так и представители условного «правящего класса», а также журналисты и эксперты, внешние наблюдатели. И никто не может дать точного ответа. Прогноз развития ситуации, в которой оказалась Украина, как правило, сводится к простому заключению – «Это зависит от многих факторов».

Это правда. Поэтому стоит эти факторы проанализировать, и разобраться с каждым из них по отдельности. Этот анализ предлагается провести исходя из тех вызовов, которые присутствуют сегодня в повестке дня. Дальнейшее развитие ситуации будет определяться соревнованием нескольких темпов и тем, какие из темпов станут определяющими.

1. Темп наступления эффекта от экономических санкций Запада против России и, соответственно, их влияние на конфликт на Востоке Украины.

Фото: Макс Левин

Политика санкций в отношении РФ, первопричиной которой стали события, связанные с аннексией Крыма и война на Востоке Украины, имеет первостепенное значение для дальнейшего развития ситуации. Западные страны очень тяжело входили в этот процесс в 2014 году. Однако, несмотря на сложности в выработке единой позиции, Европейский Союз и США все-таки смогли добиться синхронности действий при запуске каждого нового этапа санкций. Это, пожалуй, и был основной итог прошедшего года – вопреки всем предпринимаемым Москвой титаническим усилиям, вбить клин как между странами ЕС, также – между союзниками по обе стороны Атлантики, США и ЕС не удалось. В каких-то моментах, ради необходимого компромисса, многие формулировки смягчались, а самые жесткие инициативы, такие как, например, отключение России от международной системы платежей SWIFT, откладывались на неопределенный срок.

Игнорирование российскими первыми лицами факта санкций, или достаточно пренебрежительное к ним отношение, высказываемое в публичном пространстве, не должно вводить в заблуждение. Санкции работают и дают необходимый эффект. Темп влияния санкций на российскую экономику, конечно, может не устраивать украинцев, желающих, чтобы сложности экономического характера в России заставили Кремль прекратить войну. Однако, необходимо понять, что давление запада на Россию связано не только и не столько с «украинским вопросом».

Мы точно можем констатировать, что на сегодняшний день основные западные игроки (США, Германия, Франция) выработали единое отношение к руководству Российской Федерации (а не к России в целом). Если обобщать имеющуюся информацию, то отношение это состоит в следующем: Запад считает нынешнюю российскую власть недоговороспособной, агрессивной, коррумпированной и опасной. А, значит, подлежащей замене. Но способ замены может быть исключительно эволюционным. И санкционная политика базируется именно на этом осознании и подчинена именно эволюционному сценарию изменения ситуации в России. Кроме прочего, Запад не заинтересован в кризисе и хаосе в самой России и стремится не допустить катастрофических сценариев. Запад также не прочь воспользоваться таким положением дел для перераспределения мировых рынков энергоносителей, вооружений и укреплением собственных военных альянсов.

Но также мы замечаем определенную эволюцию в подходах. Так, например, если на первом этапе российской агрессии Запад придерживался стратегии: «жесткая риторика и минимум конкретных действий», то сегодня, по нашим наблюдениям, стратегия изменилась с точностью до наоборот: «смягчение риторики и усиление «невидимых» санкций, ощутимо ослабляющих экономику России в ее жизненно важных секторах». Это основано на анализе действий российского руководства и понимании того, что жесткая риторика Запада и угрозы выгодны российскому руководству для усиления пропаганды и консолидации российского общества на антизападных настроениях.

Фото: EPA/UPG

При этом, санкции, безусловно, будут постепенно усиливаться. В отличие от ситуации годичной давности, Запад вполне осознал угрозу своему спокойствию в краткосрочной перспективе, и дело уже даже не в Украине, а в стратегических интересах ЕС и США. Именно поэтому в последние месяцы началась очень серьезная подготовка Польши к возможному вторжению с Востока, которая при самом неблагоприятном развитии событий и станет первым форпостом НАТО и Европы на пути российских войск.

Так, недавно США приняли решение разместить в Восточной Европе, в том числе в Польше, тяжелое вооружение. США отправляют оружие на несколько баз в Польше, странах Балтии, Румынии и Болгарии, объясняя это необходимостью ответа на политику России. Всего в страны Восточной Европы направляются 250 танков, бронетранспортеров и артиллерийских орудий. Техника предназначена для бригад, которые насчитывают от 3,5 до 5 тысяч солдат.

Польша еще в прошлом году заявила, что потратит €7 млрд. на срочное укрепление противоракетной обороны. Это решение было принято именно ввиду происходящего на востоке Украины. Недавно Президент Литвы Даля Грибаускайте и ее латвийский коллега Раймонд Вейонис заявили, что их страны могут наладить сотрудничество в области совместной закупки вооружений с целью развития общего военного потенциала. Согласно сообщению, обсуждается совместная закупка системы ПВО, и что Литва и Латвия хотят, чтобы к ним присоединились и два других члена НАТО – Польша и Эстония. Эти четыре страны должны заниматься закупками вооружений совместно, чтобы снизить стоимость и расширить боевые возможности. Вильнюс и Рига могут извлечь выгоду из планов правительства Польши по созданию специального оборонного фонда, целью которого является усиление регионального военного взаимодействия. Фонд будет помогать союзникам закупать вооружения с помощью государственных, банковских и экспортных кредитов.

Также не стоит забывать, что помимо западных санкций, тотального ухода западных инвесторов с российского рынка, роста безработицы и резкого сокращения потребительских возможностей, Россия в текущем году столкнулась еще и с наиболее сложными за последнее десятилетие внешнеэкономическими условиями.

Фото: EPA/UPG

Первое. Федеральная резервная система взяла курс на повышение ключевой ставки, который по задумке должен подвести черту под политикой дешевых денег и значительно повысить курс доллара уже ближайшей осенью. По мнению многих финансовых аналитиков, реализация этой политики начнется через месяц, и точно скажется на других валютах. Именно это решение может повлечь за собой и новый виток понижения рубля.

Второе – проблемы в китайской экономике. После недавнего обвала, Пекин бросил на спасение своего фондового рынка сумму в 483 млрд. долларов. Международные аналитики считают, что китайская экономика растеряла внутренние факторы роста. Долги китайских компаний сегодня составляют 160% от ВВП. Турбулентность в Китае становится серьезным обстоятельством, которые ставят под удар перспективы поставок газа из России в Китай.

Ну и самым главным фактором является выход иранской нефти на международный рынок. В середине июля первый танкер с иранской нефтью отправился на Дальний Восток. 20 июля ООН официально сняла санкции с Ирана. На сегодня цена нефти уже опустилась ниже 50 долларов за баррель. Роль Вашингтона в этом процессе была столь велика, что «иранскую сделку» хоть и нельзя трактовать как намеренную антироссийскую спецоперацию, однако вполне можно считать одним из звеньев в цепочке косвенных санкций.

К тому же, на цену нефти влияет не только «иранский фактор», но решение США разморозить внутренний стратегический резерв нефти, что увеличит объемы добычи. Делается это якобы для того, чтобы финансировать медицинские исследования. Не исключено, что в ответ на обеспокоенность российского руководства американцы разводят руками и объясняют, что вынуждены изыскать ресурсы для социальных проектов. Возможно, это метод. Российское руководство не может предъявить претензий, хотя действия США оказывают огромное влияние на российскую экономику.

Фото: freesmi.by

В этой логике мы предполагаем, что в среднесрочной перспективе могут быть введены квоты на поставки в Европу из России энергоносителей и продуктов горно-металлургического комплекса. В этом случае, проблема с замещением российских нефти и проката не является значительной для ЕС, поскольку, например, в случае с прокатом объемы российских поставок легко могут перекрываться поставками из Китая, Индии и Бразилии. Преференции для них также ослабят российскую стратегию, связанную с этими странами.

2. Темп эскалации военного конфликта

Второй темп, от которого во многом зависит дальнейшее развитие ситуации в Украине – это возможная эскалация войны на Донбассе, угроза которой значительно выросла за последние недели.

«Минские соглашения» и те обязательства, которые взяли на себя обе стороны конфликта, постепенно превращаются в дорожную карту исключительно для одной стороны – Украины. Достаточно почитать ежедневные сводки из АТО за последний месяц, и станет очевидным, что процесс наращивания вооружений и маневры, предпринимаемые боевиками, может говорить только о подготовке мощного наступления на 3-4 направлениях. При чем, уже в ближайшее время.

В этом аспекте очень важным является темп №1 – влияние санкций на российскую экономику, и насколько этот темп опередит, или наоборот – отстанет, от темпа №2 – эскалации войны на Донбассе. Ряд украинских экспертов, политиков и журналистов считают, что эти оба темпа неразрывно связаны – чем круче Россия под воздействием западных санкций начнет входить в экономическое пике, тем больше шансов на то, что финансируемые Кремлем боевики покинут Донбасс и российские войска, и конфликт на востоке Украины будет разрешен.

Пророссийские боевики в здании горадминистрации Краматорска
Фото: EPA/UPG
Пророссийские боевики в здании горадминистрации Краматорска

С тезисом о взаимовлиянии двух темпов сложно поспорить. Однако насчет генерального вывода, то здесь имеются сомнения. Аналитики Института Горшенина как раз делают иной вывод: чем сильнее будет усугубляться экономическая ситуация в РФ, чем больше будут сокращаться ресурсы для удержания экономики, тем больше будет усиливаться и тенденция перераспределение имеющихся средств из разных отраслей экономики в сторону ВПК. А также, учитывая тот факт, что Путин, как игрок, пока что полностью контролирует ситуацию на Донбассе, является ключевым центром целеполагания в созданной на востоке Украины ситуации, он будет пытаться ускорить темп №2 всеми доступными способами. Иными словами – опередить войной эффект от западных санкций на российскую экономику и население России. Напомним, что цель санкций – создание электоральных предпосылок для смены режима в России. Для Путина же война – действие противоположное по содержанию: разрубить «гордиев узел» экономических проблем, отстрочить самоопределение народа и элит в отношении него и его команды.

Учитывая, что война на Донбассе – проект абсолютно иррациональный, гибридный, возникший как реакция на невозможность добиться поставленных целей в отношении Украины политическими методами, его разрешение и не лежит в рациональной логике. Напротив, мобилизационная повестка внутри России позволит, в случае катастрофической нехватки ресурсов, пожертвовать очень многими расходами, которые Россия могла позволить себе на протяжении 2003-2013 годов. В первую очередь – на социальное обеспечение, инфраструктурные проекты, игры в инновации, господдержку целых отраслей экономики, и так далее. Однако проект, направленный на дестабилизацию и разрушение украинской государственности и суверенитета, будет продолжен до полного истощения ресурсов. Опять же – истощения, которого вполне может ждать Запад, перешедший к стратегической контригре с Москвой. Но этого истощения внутренних российских ресурсов Украина может дождаться только, заплатив очень высокую цену. Какую именно цену – тут вариантов много. Начиная с кардинального изменения границ до тысяч человеческих жизней.

Возможно ли, чтобы жертв было меньше, а изменения границ ограничились нынешними «зонами отчуждения»? Возможно. Однако это зависит, в том числе, и от ряда внутренних украинских темпов, а также от уровня мобилизации украинской элиты вокруг ключевой идеи – закончить войну и не потерять при этом страну.

Фото: donbas-ukraina.info

Мы сознательно не коснулись анализа так называемых «минских соглашений» и их влияния на развитие событий. Что мы понимаем про «минские соглашения»? Разумеется, это продукт путинской дипломатии, имеющий целью возвращение Донецкой и Луганских областей в электоральное и экономическое поле Украины с правом вето на внешнеполитические решения и иными преференциями. Запад соглашается с этим форматом, но как мы уже объясняли, но это совершенно не облегчает участи Путина и его команды в глобальной игре. В то же время, стратегия украинской власти в отношении «минских соглашений» также очевидна: тянуть время как можно дольше, маневрировать, создавать некие препятствия на пути реализации этих соглашений. И эта стратегия правильная, и это тоже своеобразный темп – темп затягивания выполнения «минских соглашений», как возможность реализации иных темпов.

3. Темп «саакашвилизации» Украины.

Следующий темп – это так называемая «саакашвилизация». Поясним, что мы вкладываем в данный термин. Ситуация в Грузии во времена правления Саакашвили состояла из двух частей. Первая – это серьезнейший пиар-проект «грузинское чудо», когда через создание картинки «в головах», в том числе через реформирование наиболее видимых участков государственного механизма как то ГАИ. И второй – реального положения дел в стране, структуры личной власти Михаила Саакашвили и отношения этой власти с грузинским обществом.

Несмотря на внешнюю видимость демократичности и реформ, по сути, режим Саакашвили имел многие признаки автократии с практически полной монополией президента на силовые структуры, прокуратуру, суды и СМИ. Любая настоящая оппозиция маргинализировалась и маркировалась как «пророссийская» и «антипатриотическая». Место реальной оппозиции занимала ручная, виртуальная оппозиция, призванная демонстрировать Западу демократию и плюрализм в Грузии. Некоторые эксперты высказывали предположение, что грузинская оппозиция являлась на тот момент проектом самого Саакашвили. В результате, в грузинском парламенте президент Саакашвили имел полностью управляемую ситуацию с удобной оппозицией.

Фото: rian.com.ua

За почти десять лет своего правления, Саакашвили выстроил жесткую вертикаль власти. Одновременно с необходимыми и относительно успешными реформами на наиболее видимых для общества секторах – в полиции, армии, налоговой и разрешительной систем – происходили массовые аресты и запугивания инакомыслящих, а условный срок тюремного заключения для потенциально нелояльных стал рядовой мерой политической борьбы и коснулся большого количества совершеннолетних граждан Грузии. То есть, власть находила методы «подвесить» наиболее активную часть страны, через страх, обеспечивая лояльность.

Саакашвили был абсолютно прозападным президентом. К тому же, не жалевшим средств на пиар и лоббирование в США и ЕС для поддержания имиджа «демократа и западника». Благодаря этому Запад закрывал глаза на проблемы с демократией и авторитарные тенденции в Грузии. Возможно, умышленно, а возможно считая их издержками периода реформирования.

Таким образом, условиями «саакашвилизации» являются:

  • монополизация влияния на силовые структуры;
  • монополизация СМИ;
  • маргинализация реальной оппозиции и создание виртуальной, ручной;
  • создание на Западе позитивной репутации, что исключает возможность оппозиции апеллировать к США и ЕС

Еще месяц назад темп «саакашвилизация» в Украине действительно был одним из определяющих. Но мы склонны считать, что в последнее время данный темп замедлился. Причины: парламентская коалиция по прежнему значима и нужна, по этой причине не удалось полностью монополизировать силовой блок. С другой стороны в силовых структурах исполнители демотивированы, опыт последних лет научил их тому, что власть может меняться, а ответственность за «заказняки» в конечном итоге несут сами исполнители. Также, не удалось полностью поставить под контроль суды, судьи продолжают бороться за свою коррупционную независимость и ностальгируют за своим привилегированным положением при предыдущей власти.

Фото: Юлия Сущенко

Также рост рейтинга Оппозиционного блока возвращает его в статус игрока, как минимум в нескольких ключевых прифронтовых регионах Восточной Украины. Поэтому у Администрации Президенты возникает необходимость выстраивать те или иные форматы взаимодействия и компромисса, как с союзниками, так и с оппозицией.

4. Темп реванша.

На выборах в Верховную Раду – 2014 доминировала политическая повестка дня. Это дало хороший задел партиям с национально-патриотической риторикой. В результате эти партии получили 2/3 мест в парламенте. Оппозиционному блоку, «наследнику» Партии регионов, несмотря на победу в восточных областях, удалось получить менее 10% депутатских мандатов.

Сейчас в повестке дня военно-политическая тематика уступает место социально-экономической. Кроме того, есть ряд процессов, которые, судя по количественным и качественным исследованиям, оказывают прямое воздействие на отношение граждан к власти и начали влиять на рейтинги политических партий – медицинская реформа, отсутствие реальной борьбы с коррупцией, массовый призов в армию, касающийся сотен тысяч людей и т.д. (К слову, украинская власть не понимает, что в Европарламенте сейчас в контексте нашей страны обсуждают не «минские соглашения», а ситуацию в ГПУ). И если «Народный фронт», а в последнее время и «Солидарность» теряют, то рейтинг «Оппозиционного блока», особенно в ряде восточных областей имеет тенденцию к росту. При этом в некоторых областях и населенных пунктах существует вероятность того, что Оппозиционный блок получит большинство голосов в местных советах. В результате, например, губернатор Саакашвили в результате выборов может получить оппозиционное большинство в Одесском областном совете.

В условиях децентрализации вес местной власти значительно возрастает. Следовательно, получив в «управление» ряд Восточных и Южных областей, «Оппозиционный блок» получает рычаги для шантажа центральной власти. Не исключено, что они будут требовать досрочных парламентских выборов уже весной 2016 года, чтобы на волне растущего негатива к центральной власти, повторить 2006 год, значительно увеличив свое представительство в Верховной Раде. Как следствие, можно ожидать свертывание евроинтеграционного пути и крена в сторону России – то есть, фактический отказ Украины от субъектности. Конечно же, в случае реванша «Оппозиционного блока» и его проектов-сателлитов, в стратегически важных регионах Украины местная власть вернется к пророссийским силам.

Фото: Макс Требухов

Как мы уже отмечали, считать, что Запад разбирается с Россией из-за Украины – это заблуждение. Украинская власть мотивирует Запад тем, что в случае потери Украины Россия приблизится к границам НАТО вплотную. Украина просит кредиты и военную помощь, оставаясь весьма невнятной в своих стратегиях. Мы считаем подобную коммуникационную стратегию ошибкой. На наш взгляд гораздо эффективнее убеждать Запад в экономической привлекательности Украины в стратегическом для человечества залоге. Это коммуникационная стратегия и предложение могли бы основываться на пересмотре миссии Украины в современном мире.

Миссия Украины. Что можно предложить украинскому обществу и глобальному миру

Попытка предложить Украине догнать и перегнать постиндустриальные общества в технологическом плане бессмысленна и контрпродуктивна – точно так же, как призывы вернуться в индустриальную эпоху, «возродив» украинскую промышленность.

При этом, в Украины есть уникальные конкурентные преимущества и своя собственная миссия, способные стать не только источником благосостояния украинского общества, но и надежным механизмом защиты в беспокойном мире начала третьего тысячелетия. Эти преимущества кроются в трех аспектах: первое – значительные человеческие ресурсы; второе – плодородная почва и благоприятный для земледелия климат; и третье – значительный транзитный потенциал территории.

1. Человеческий потенциал

Украина занимает 7 место по количеству населения в Европе, что составляет около 1/11 части населения ЕС.

При этом по оценкам ЮНЕСКО Украина входит в 10-ку стран с самым высоким уровнем грамотности. Сложно переоценить научный и технический потенциал Украины. Например, в 2011 году каждый 11 запуск в космос в мире осуществлялся с помощью украинской ракеты-носителя.

Фото: vpk.name

Имея такие высокие базовые показатели по человеческому потенциалу, по другому показателю – индексу человеческого развития – который рассчитывается исходя из уровня и качества жизни, грамотности, образованности и долголетия, Украина по итогам 2013 года занимает только 76 место из 187 стран в мире. Такое разящее отличие в показателях говорит об огромном потенциале роста.

2. Житница Европы и мира.

Одна из главных проблем человечества, сформулированных в Декларации тысячелетия ООН, – голод. В 2015 году количество голодающих превысило миллиард человек. Каждую минуту от голода умирает 11 детей!

Проблемы с продовольствием ощущают не только бедные страны, в которых люди голодают или недоедают, но и страны так называемого «золотого миллиарда», в которых остро стоит проблема качества продуктов питания.

По прогнозам экспертов ООН, через 40 лет население Земли увеличится до более чем 9 миллиардов человек, а глобальный спрос на продовольствие почти удвоится. К тому же к 2050 году уровень урбанизации в мире достигнет 70% – то есть при стремительном росте спроса на агропродукцию, резко уменьшится количество людей, занимающихся сельским хозяйством.

Это шанс для Украины. Сейчас наша страна кормит помимо себя самой около 150 миллионов человек в мире, являясь одним из крупнейших экспортеров продовольствия в мире – наряду с Китаем, США, Аргентиной и Бразилией. Украина занимает первое место в мире по экспорту подсолнечного масла, третье – пшеницы и кукурузы, четвертое – ячменя, седьмое и восьмое – сои и курятины. Даже при нынешнем уровне развития сельского хозяйства Украина способна обеспечить продовольствием около 400 миллионов человек.

Фото: 21food.com

Таким образом, именно аграрный сектор при должном к нему внимании, а также грамотной политике государства может обеспечить экономическое процветание Украины и высокий уровень жизни украинцев. Ведь земля – это общий капитал всего украинского общества.

Важнейший момент: страна, которая будет ключевым элементом в обеспечении продовольственной безопасности планеты, автоматически обеспечит себе субъектность и высокий уровень защищенности от внешних угроз. Ибо в безопасности такого элемента будут заинтересованы все ключевые геополитические игроки.

3. Транзитный потенциал

Через территорию Украины проходят 5 международных транспортных коридоров. Эти коридоры соединяют Черное и Балтийское море, Европу и Азию. Грузопотоки идут как с запада на восток, с севера на юг, так и в обратном направлении. В МТК на территории Украины задействованы все виды транспорта: железнодорожный, морской, автомобильный, речной и трубопроводный. Доля транзитных грузов в общем объеме для транспортного комплекса Украины еще недавно составляла около 50%, т.е., каждая вторая тонна – это был транзитный груз. Благодаря своему географическому положению, развитой транспортной инфраструктуре, наличию незамерзающих портов Украина имеет чрезвычайно высокий потенциал для транзитных перевозок грузов. Так, Польша, которая имеет меньшие территориальные возможности, получает ежегодно почти 4 млрд. долл. прибыли от транспортных перевозок.

Развитая система трубопроводного транспорта Украины, крупнейшие в Европе ПХГ играют немаловажную роль в обеспечении энергетической безопасности европейских стран. До недавнего времени больше половины газа, который Россия экспортировала в страны Европы, проходил по территории Украины. При правильной политике нашего государства Украина должна принимать активное участие в проектах по развитию международных транспортно-коммуникационных сетей, в частности по доставке каспийских энергоресурсов на внутренний и международные рынки.

Фото: rian.com.ua

Некоторые выводы

Первое. Ситуация в Украине в ближайшее время будет определяться состязанием четырех основных темпов, изложенных выше. Следует отметить, что перечень темпов не является исчерпывающим. Но мы попытались выделить основные.

Второе. Украинский фактор не является определяющим в отношениях Запада и России, а Украина больше не является и не будет являться буферной зоной. (Надо отметить, Путин также не понимает этого и не учитывает в своих стратегиях. Украина больше не является его «козырной картой», как и его участие в борьбе с ИГИЛ).

Поэтому Украине необходимо немедленно пересмотреть собственную миссию, а это в свою очередь увеличит вероятность окончательного обретения субъектности.

Третье. Электоральные тенденции указывают на высокую вероятность реванша оппозиционных пророссийских сил на Востоке Украины и как следствие, изменение внутриполитической ситуации и повестки дня.

Данный анализ не претендует на исчерпывающие ответы на все вопросы, но возможно, предлагает новый угол зрения на ситуацию и является приглашением для коллег-экспертов к дискуссии по обсуждаемым вопросам. Предлагаем подключиться к дискуссии на страницах LB, наших страницах в Facebook и на сайте Института Горшенина.

Авторы: Вадим Омельченко, Виктор Соколов, Алексей Лещенко, Евгений Курмашов, Олег Базар, Константин Винокуров, Дмитрий Остроушко, Кристин Дюгуен-Клеман.