Спецтема

Пеньки и страусы. Как менялся Виктор Янукович

Печать

Чем вам запомнилось интервью Виктора Януковича для «BBC»? Бодро-молодцеватым видом экс-президента, восседавшего в распахнутой рубахе посреди привычно аляповатых для себя интерьеров? Пестрыми носками ведущего? Феерическим пассажем про «страусов», которые «просто там жили»?

Фото: Gabriel Gatehouse / Twitter

Все это было бы смешно, если бы не было так грустно. Если бы не маячили за плечами Виктора Януковича смерти Героев Небесной сотни на Майдане, молчаливое попустительство аннексии Крыма, разжигание войны на Донбассе.

Осознает ли это сам экс-Президент? Или предпочитает существовать в иллюзорной, им самим выдуманной реальности, удивляясь, почему остальные в эту реальность не верят? Конечно, от этого вопроса можно отмахнуться. Большинство сегодня так и делают. Мол, что нам до изгоя Януковича, нужно жить сегодняшним днем. Позиция не просто неправильная – несет в себе множественные риски. Ведь Янукович, нравится нам это или нет, абсолютно законно в 2010-м избрался главой государства. Некоторые из читающих сейчас эти строки за него даже голосовали.

Вы помните 2010-й год? После бардака времен Ющенко, многие пребывали в эйфории - «Наконец-то настанет порядок!». В ту пору Виктор Янукович выступал в амплуа «крепкого хозяйственника», жесткого, но справедливого управленца. Он никак не походил на хама-самодура, вдобавок - трусливого садиста, каким обнаружился пять лет спустя (я сейчас не только о Майдане. Вспомните многочисленные посадки, расправы, отжимы эпохи ВФЯ, - С.К.).

Когда же произошла трансформация? Как человек властный, алчный, но уж точно неглупый, превратился в любителя пеньков и страусов? Этот вопрос – не о Януковиче. Этот вопрос о том, как в принципе человека способна деформировать, сломать, изуродовать власть.

Я часто задавала его себе, работая над книгой «Майдан. Нерассказанная история». Тема взаимоотношений индивидуума и власти вечная. Как тема взаимоотношений индивидуума и Бога, индивидуума и природы, мужчины и женщины, жизни и смерти. Локальный пример Виктора Федоровича в этом глобальном смысле хрестоматиен.

Так во второй – «январской» - части книги появилась седьмая глава «Как менялся Виктор Янукович». В ней бывшие друзья экс-президента (получившие статус «бывших» еще на этапе его нахождения во власти) рассказывают о метаморфозах, постепенно происходивших с Виктором Федоровичем, достигшем наивысших высот. Внимательно вчитавшись, многое можно понять. Почему все так вышло в стране – в том числе.

На мой субъективный, авторский, взгляд, эта глава – одна из ключевых в книге. Публиковать ее отдельно я не планировала. Но вчерашний бенефис на BBC внес свои коррективы.

Еще раз: дело не персонально в Януковиче. Он – просто наглядный пример. Дело в невыученных уроках украинского общества. И пока мы не признаем и не исправим ошибки собственных наивных заблуждений, на улучшения рассчитывать не стоит. 

***

Что стало началом конца Януковича? Конституционный переворот 2010 года, заключение Тимошенко, приход к власти Семьи? Позже многие задавались этим вопросом. Ведь Виктор Янукович никогда не был глупым человеком. Властным, жестким, хитрым – да. Алчным, своевольным, не слишком смелым – да. Глупым, беспечным – нет.

Фото: Макс Левин

«Все закончится вилами»

Как только Виктор Янукович пришел к власти в 2010 году, рейтинг его поддержки был достаточно высок. Многие крупные бизнесмены мыслили в залоге: теперь, наконец, настанет порядок, установятся правила игры, «у нас будет, как в России». Последнее – ключевое. Россию они тогда сакрализировали, российскую «систему» государственного управления возводили в абсолют. После бардака времен Виктора Ющенко им казалось, что это невероятная благодать. Однако очень скоро выяснилось, что жить в болоте значительно комфортнее, чем в концлагере.

Но были и те, кто все понимал с самого начала.

В начале апреля 2010 года я случайно встретила на Банковой старого товарища. Некогда один из ближайших соратников Виктора Януковича, с избранием его президентом он предпочел от него дистанцироваться. Не на «хлебную» должность «вписаться», не на «поток» сесть, но дистанцироваться. Это удивляло. «Почему ты не там?» - спросила, указывая на здание Администрации. «Пачкаться не хочу», - последовал ответ. «В смысле?» – Я действительно была ошарашена. «Скоро поймешь».

Товарищ оказался прав. Всего через год при попытке обсуждения одной бизнес-схемы Александр Янукович скажет ему фразу, которая позже станет крылатой: «У нас в стране теперь нет бизнеса 50 на 50. Есть 80 на 20. Твои 20. Хочешь – бери, мениджируй».

В счет «былых заслуг» его визави мог себе позволить ответить вежливым смехом, развернуться и уйти. У всех остальных такой возможности не было.

И еще эпизод. Первое время существовал миф: у Виктора Януковича есть амбиция войти в историю, запомниться государственным деятелем колоссального масштаба, привести свою страну в Европу, всегда быть рукоподаваемым для мировых лидеров. Выглядел миф обоснованно - в 2010 году Виктор Янукович вел себя именно так.

Фото: EPA/UPG

Причем как в Киеве, так и в Брюсселе. В главной европейской столице друзья-дипломаты тогда говорили экспертам Института Горшенина в приватных беседах: «Тимошенко читает нам проповеди, Яценюк учит нас жить, а Янукович ведет себя, как ученик». Ученическое смирение украинского лидера, видимое стремление следовать всем рекомендациям, без сомнения, им очень нравилось.

Но это был только миф.

В тот же период – на заре эры «покращення» - один маститый знаток донецкого менталитета, отвечая на вопрос о том, что выберет Виктор Янукович: деньги или власть - сказал, не колеблясь: «Деньги. Всегда только деньги».

Еще раз: в первой половине 2010 года это казалось несуразной дикостью. Но этот человек знал Януковича слишком давно и слишком хорошо, поэтому в прогнозах не ошибся.

Осенью, вскоре после того как случился конституционный переворот, он сделал еще один прогноз: «Через год посадят Юлю и сдадут трубу - вот посмотришь». По поводу трубы спорить не стала – не слишком сильна в экономических раскладах - а вот насчет Тимошенко верить категорически отказывалась: "кто ж ее посадит, она же памятник". На нее и дела-то тогда уголовного еще не было.

11 октября 2011 года Юлия Тимошенко получила семь лет тюрьмы, а вместо трубы сдали черноморский флот.

«Что теперь?» - поинтересовалась я у него через несколько дней, хотя и спрашивать-то уже боялась. «А через год, Соня, Беларусь тебе покажется раем».

И он снова не ошибся. Через год (чуть меньше) против LB.ua под надуманным и совершенно смехотворным предлогом было возбуждено уголовное дело. Издание оказалось на грани закрытия, а я сама – за шаг от все того же семилетнего срока. Тогда многим казалось, что мы преувеличиваем масштаб проблемы. Но чем больше проходит времени и чем больше людей, находившихся тогда в системе, по ту сторону баррикад, осмеливаются рассказывать о происходившем, тем больше убеждаемся – угроза была более чем серьезной. Если бы тогда не приняли контрмер, не вывели конфликт в публичную плоскость, нас бы просто порвали. Показательно, другим в назидание. Как рвали при Януковиче многих, уничтожая навсегда.

Мы встретились за границей. «Чем это закончится?» - спросила я у него, имея ввиду ситуацию в стране. «Вилами. Все закончится вилами», - как всегда исчерпывающе ответил он. Так оно в 2013 году и получилось.

«Саша не скрывал, что это именно он меня «отжимает»

Показательно, что в 2012 году от Виктора Януковича отошли многие из тех, с кем он дружил в «прошлой жизни». Не просто приятельствовал, а именно дружил. Эти люди были его ровесниками, некоторые – старше. Всегда, по праву дружбы, они говорили ему правду, даже неприятную. В какой-то момент этой неприятной правды стало слишком много. А кому же охота ее слушать?

«Был случай. Он позвонил мне по телефону и вместо «привет» начал разговор на повышенных тонах. Как будто я подчиненный его и в чем-то виноват. То есть я понимаю, что он, видимо, только что кого-то из подчиненных действительно отчитывал и просто еще не переключился, но для меня это было вообще неприемлемо. Что за тон? После этого мы долго не общались», - вспоминает один из этих людей.

С кем-то «расклеилось» из-за бизнеса. Точнее, из-за нападок на их бизнес «младореформаторов», не знавших вообще никаких пределов и границ.

«Младореформаторы», они же «группа Семья» - люди, близкие к старшему сыну четвертого украинского президента Александру Януковичу. Они активно вошли во власть после парламентских выборов 2012 года. С тех пор в стране не осталось даже собачьей будки, с которой они бы не собирали дань.

Фото: Макс Левин

«Саша не скрывал, что это именно он меня «отжимает», - рассказывает некогда близкий друг Януковича. - Как-то он приехал ко мне и вместо «здрасьте» сказал фразу: «Даже младший брат (Виктор Янукович-младший, - С.К.) считает меня отморозком. Так что нечего удивляться, что по отношению ко мне предпринимаются такие действия».

Похожий опыт получил Юрий Иванющенко. Дошло до обыска его банка – по наводке «младореформаторов». Это ответ на вопрос о том, почему на юбилее Игоря Суркиса Виктор Янукович, обращаясь к Иванющенко, сказал: «Вот мой друг, я не видел его год, не звонит, не приезжает».

Разумеется, о «художествах» «Сына и Ко» бывшие друзья Януковича ему не говорили. Достоинство не позволяло – это выглядело бы как жалоба. Предпочитали – по возможности дав сдачи агрессорам - просто молча отойти в сторону.

Одни навсегда, другие спустя какое-то время вновь появлялись на орбите, третьи не сходили с нее несмотря ни на что, полагая: близость к «первому» - не то, чем стоит размениваться из-за обстоятельств. Те, которые отходили навсегда, твердили мантру: Янукович о многочисленных «художествах», о происходящем в стране в целом не знает. Дескать, подлое окружение держит его в «теплой ванне». В глубине души, конечно, они осознавали, что это неправда. Янукович, по крайней мере вначале, все прекрасно знал, все молчаливо одобрял. Король сам формирует свою свиту. Человек, который не желает оказаться в «теплой ванне», никогда в ней не окажется.

«Янукович не любил людей, приносивших плохие новости»

В состояние «блаженной невменяемости» – которое он мастерски имитировал - Виктор Янукович впал не сразу.

По мнению большинства из тех, кто входил в близкий круг Януковича, да и просто находился где-то рядом на протяжении длительного времени, «слом» случился с ним в 2012 году, после парламентских выборов.

Говорит Михаил Добкин:

«Янукович образца до 2012 года и после 2012 года - два совершенно разных человека. Янукович до 2012 года – человек, который пытается управлять процессами. Для того, чтобы управлять процессами, нужно владеть ситуацией - вникать во все, за всем следить лично, ни в коем случае не доверяться только замам. У такого руководителя везде должны быть свои «глаза» и «уши». До 2012 года был целый блок вопросов, которые он сам держал под контролем. И не потому, что был заинтересован в личном обогащении - это касалось действительно проблемных для государства отраслей. Вот, например, у меня в регионе из-за задержки с выплатой зарплат собирались бастовать работники ЖКХ. Еще даже не бастовали, просто собирались, а он уже вызвал меня и начал распекать на все лады. «Меня, мол, не интересует, что и почему. Людям не должны зарплату задерживать. Они и так крохи получают! Немедленно разберись и реши проблему! Как – меня не интересует, доклад через три дня». И все это было искренне.

Но после выборов 2012 года его как будто подменили. Сколько было случаев: Янукович созывал какое-то совещание, распекал нас за то, за это, формулировал задачи, требовал выполнить до такого-то числа. Такого-то числа, скажем через месяц, я, собрав все бумаги, справки, ехал к нему на доклад отчитываться о выполнении поручений. И вот по ходу разговора - больше чем в половине случаев - я видел, что он вообще не понимает, о чем идет речь, просто не помнит.

Фото: most-kharkov.info

Для него это не было важно. Он созывал совещания и раздавал нагоняи для проформы.

Вот именно. Ну, доклад-то он какое-то время слушал, а потом быстро переводил разговор на бытовые темы. Говорил об охоте, о гонках…

Раньше я еще как-то просился на встречи – хотелось рассказать о делах в регионе, о чем-то посоветоваться, но в 2013-м я к нему ездить вообще перестал. Администрация президента тоже никаких распоряжений не давала. Мы, губернаторы, по сути, были предоставлены сами себе».

«Он менялся постепенно. В конце 2012 года стало очевидно, что декларации относительно государственной политики расходятся с реальными действиями. Где-то летом 2012 года вся государственная машина начала перестраиваться в одну большую корпорацию», - подтверждает Александр Лавринович.

Собственно, с 2012 года на арену активно вышла группа «Семья».

«Президентство – это еще и ежедневная рутина: необходимость чем-то заниматься, во что-то вникать, следить, контролировать и т.д. Рутина его утомляла, и он начал сбрасывать все на людей, отвечавших за те или иные направления. Потом в какой-то момент появился Саша. Он закрывал многие вопросы. Саша - копия отца в лучшие его годы: волевой, целеустремленный, всегда со всех спросит, - говорит Добкин об Александре Януковиче.

Отец очень доверял ему, но так случилось, что поручил заниматься вопросами, в которых тот ничего не понимал. Одно дело выстроить финансовую схему, а другое – управлять политическими процессами. Ну как, скажи, можно было доверить коммуникацию с фракцией Арбузову?!

Арбузов и в экономике-то особой эффективностью не отличался, а уж в политике… Хорошо, нет у тебя опыта, но ведь можно учиться, развиваться, стремиться к чему-то… Но нет, куда там! Зато апломба и «понтов» – как будто он уже две политические жизни минимум прожил!»

Сергей Арбузов – первый вице-премьер Украины, главный ставленник Александра Януковича во власти - отвечал кроме прочего за связь ВР и КМУ. «Регионалы» его очень не любили, причем все - независимо от своего положения в партии, принадлежности к той или иной группе и т.д. Арбузов славился надменностью, хамовитым отношением ко всем и каждому. С депутатами общался мало, зачастую «сквозь зубы», что вызывало возмущение фракции. С депутатами других фракций он не общался вообще.

Фото: LB.ua

В октябре 2012 года главный редактор еженедельника «Зеркало недели. Украина» Юлия Мостовая писала:

«Напомню широкоизвестную в узких кругах историю. Когда в президентский день рождения нескончаемый людской поток иссяк, остались лишь званые и избранные. Именинник поднял бокал: «За процветание Украины, к которому нас приведут молодые! Молодые — лучше нас, прогрессивнее. Мы должны уступать им дорогу. Кто-то против?» — обратился он к залу с риторическим вопросом. В зале взметнулась рука: «Я против! Молодые должны выучить такое слово, как «терпение». Вы правильно догадались — такое мог себе позволить только Ринат Ахметов. Он прекрасно понимал, что конструкция на многих ножках устойчивее, нежели на двух, где вторая — он сам, Ринат Ахметов».

«Он (Янукович) всегда верил молодежи и в молодежь; считал, что ее надо поддерживать, стимулировать в развитии, помогать двигаться вперед… Он искренне верил в это. Вот и тогда заговорил об этом, - комментирует Ахметов. - В первых рядах – совсем недалеко от него – сидели представители «молодой команды». Он как бы обращался к ним, делал им комплименты. Говорил, что нужно дать дорогу молодым, потому что молодежь – это реформы. Спрашивает: «Все согласны?» Все, конечно, закивали. А я говорю: нет, я не согласен, я считаю, что молодежи еще нужно набраться опыта, мудрости.

И настала гробовая тишина.

Точно. Абсолютная тишина. Все обрадовались. Обрадовались потому, что подумали: ну все, теперь Ринату несладко придется. Почему я тогда так сказал? Все просто: я не верю в слишком быстрый рост. Я считаю, что развиваться нужно последовательно, продвигаться вот так по ступенечкам, понемногу, постепенно приобретая опыт».

Мостовая была права: Ахметов мог себе это позволить. Их с Януковичем совместная история была слишком давней, слишком сложносочиненной, глубинные ее детали кроме них двоих неизвестны никому. В кулуарах полагали: это потому, что еще с донецких времен их будто бы связывали нити общих бизнесинтересов. Ахметов это категорически опровергает:

«У меня никогда не было с ним никакого бизнеса. Тем более пятьдесят на пятьдесят. Во-первых, весь мой бизнес структурирован и абсолютно прозрачен. Абсолютно никаких серых пятен в нем нет. Во-вторых, если бы это соответствовало действительности, зачем тогда Саше было строить свою корпорацию?»

Фото: www.ostro.org

Ответ на вопрос «зачем» очень прост: Саша хотел занять его место. Осознанно ли, неосознанно ли, но факт. Проявлялось это даже в мелочах, в поведенческой манере, не говоря уже о стратегии построения и ведения бизнеса.

Показательно, что в 2010 году, вскоре после инаугурации, Виктор Янукович произносил другие тосты. Дословно: «Два года – не жрать! Работать на страну!»

Но меньше, чем через два года, людей, способных настоять на какой-либо внятной альтернативе (да что там, хотя бы просто ее озвучить), в окружении Януковича его же стараниями практически не осталось. Остались люди-функции. Функции по озвучиванию нужных мэссиджей, по сбору денег в казну, по обеспечению результата в 2015 году и т.д.

Остальные предпочли сделать полшага назад: их все равно не слышали.

«Виктор Янукович не любил людей, приносивших плохие новости. Те, кто приносил плохие новости, выходили от него с очень плохим настроением, - отмечает тогдашний замглавы АП Сергей Ларин. - В итоге те, кто подливал ему в ванную горячую воду, остались, а остальные отошли».

Кстати, во время Майдана управление внутренней политики АП, которое курировал Ларин, оперативно информировало главу государство об истинном масштабе протестов в регионах. Информировало посредством специальных докладных записок, отправлявшихся непосредственно первому лицу – через приемную. Реакции на них, однако, не следовало.

«Попасть к нему, особенно в последнее время, было очень сложно. Иногда я говорил ему: «Виктор Федорович, нужно принять такого-то человека. Выслушайте его. Вас просто изолируют, закрывают…» Я всегда говорил, что думаю. Часто, опять-таки особенно в последнее время, это его раздражало, он нервничал, - дополняет Владимир Рыбак. - Бывало такое, что, допустим, Клюев и Азаров о чем-то между собой переговорили, а потом приезжают ко мне: «Скажите ему». «А сами чего не идете?» - спрашиваю. «Он может нервно отреагировать, не услышать»».

Боялись?

Не только в этом дело. Он мало кого слушал».

Фото: dt.ua

И еще:

«Мое мнение: он просто устал, потерял стимул для развития. Он был абсолютно уверен, что будет избран на второй срок – тут, мол, даже беспокоиться не о чем. Он настолько глубоко был в этом убежден, что заражал этой уверенностью других. И если кто-то ему и высказывал какие-то опасения, это все просто разбивалось о его уверенность в собственной правоте, - резюмирует Михаил Добкин. - Конечно, я могу ошибаться, но вот что я думаю. Янукович прожил тяжелую жизнь. Очень тяжелую. Он дважды падал в пропасть и дважды из нее выбирался (подразумеваются две судимости Виктора Януковича, полученные им в молодом возрасте, - С.К.). Он дважды избирался президентом. Один раз победу у него украли, второй раз он своего добился. Формально результат был достигнут, и он потерял интерес».

Время для наслаждений

Известный своим косноязычием Виктор Янукович в 2011 году на пресс-конференции утверждал, что у него «нет времени для наслаждений». На самом деле основную массу времени он тратил как раз на «наслаждения». Когда в конце февраля 2014 года Межигорье пало и на территорию поместья зашли активисты, людей поразил масштаб роскоши и излишеств, окружавших президента в повседневной жизни. Символом излишеств был образ «золотого унитаза», который, согласно городской легенде, был установлен в спальне главы государства.

Вместо золотого унитаза в Межигорье обнаружили золотой батон – сувенирное пресс-папье.

«Он жил в свое удовольствие, - продолжает Добкин. - Знаете, от чего он получал удовольствие? От Межигорья – от всех этих бытовых удобств, роскошеств. От того, что может коммуницировать с лидерами зарубежных стран. «Король Саудовской Аравии – мой друг. Шейх такой-то – мой друг», - любил он повторять. Его послушать, так они там все были друзья.

Можно подумать, они воспринимали его как равного.

Это уже иной вопрос, но то, что он мог с ними встретиться, поговорить - ему очень нравилось».

«Это было на приеме в честь инаугурации. Поздравляя его, я сказал: Виктор Федорович, я хочу пожелать, чтобы по окончании вашего президентского срока вам могли бы подать руку и Президент США, и Президент РФ, и глава Еврокомиссии. И чтобы вы тоже могли им подать руку. Звучит просто, но за этим стоит огромный труд», - вспоминает Ринат Ахметов.

Его пожеланию не суждено было сбыться.

«Перекайфовал мужик», - коротко уточняет некогда близкий друг экс-гаранта, упоминавшийся в начале главы.

«Пенсия. Когда я впервые увидел Межигорье, то понял: у Федоровича уже пенсия. Все! Приехали!» - вторит другой.

Фото: obozrevatel.com

Приметно, что все свои фантастические богатства Виктор Янукович тщательно скрывал от посторонних. И не только журналистам он рассказывал, что Межигорье является территорией частного охотничьего клуба, что ему самому там принадлежит маленький клочок земли, а все остальное в аренде, причем арендует даже не он. Относительно близкому кругу пелись те же песни.

«Мы знали друг друга тридцать лет, но в гости друг к другу не ходили. Мы больше встречались в его кабинете на Банковой. 90% угодий я увидел уже по телевизору, - признается Владимир Рыбак. - На въезде в Межигорье стояло здание – что-то вроде офисного - и вот там иногда проводились совещания, на которые он периодически вызывал. Там была оборудована спецсвязь, все необходимое».

Истории Виктора Федоровича

Одним из признаков оторванности Януковича от внешнего мира стали знаменитые «истории Виктора Федоровича». Добкин коротко упомянул, что наскучивший ему деловой разговор президент мог запросто перевести «на бытовую», как он корректно выразился, тему. На самом деле, в такие моменты Виктор Федорович начинал рассказывать истории, якобы имевшие место в его прошлом. «Якобы», поскольку истории эти больше походили на байки, изобиловали большим количеством откровенно фантастических подробностей. Повторялись они редко – часто для каждого слушателя сочинялась своя, новая история. Но было все же несколько «коронных».

Так, в 2012 году Янукович шокировал одного кандидата в депутаты от ПР, который пришел к нему на «собеседование» перед тем, как попасть в список.

«Вы знаете, молодой человек, что такое команда? – обратился он к нему чуть ли не с порога. - Вот я в ваши годы…» Далее следовал поучительный сказ о том, как в семьдесят каком-то году он несколько суток подряд, не выходя из гостиничного номера, играл в карты.

Попробую воспроизвести максимально близко к оригиналу, полагаясь на память слушателя:

– Катран (игра, - С.К.) в гостинице «Интурист». Номер «люкс». Вы понимаете, молодой человек, под кем тогда были картежники, тем более валютные (под КГБ, - С.К.)? Так, вот. Соперник – скандинав. Очень нафаршированный и… - Тут Виктор Федорович «завис», подбирая слово. - О! Эластичный. Ну, мы катаем. День, два, три в номере. В итоге я и выиграл, и заработал еще 30 миллионов долларов для страны. По тем-то временам. Итак, молодой человек, отсюда два вывода. Первое – всегда играйте в долгую. Второе – всегда будьте в команде.

Что из этого – правда, что – полуприпадочный бред, спросить, очевидно, лучше у Виктора Федоровича. И даже если подобное имело место, зачем это рассказывать человеку, которого видишь впервые в жизни?

Кандидат ничего не спрашивал: настолько обалдел от услышанного.

Известна еще одна версия истории про карты. Про игру в Сухуми, результатом которой стал выигрыш куда скромнее – сорок тысяч рублей.

Из числа «любимых» числилась также история о том, как Виктор Федорович, опять-таки в семидесятые, участвовал в автомобильных гонках в пустыне (!), и там за ним якобы устроили погоню вооруженные бедуины. Как он в те годы мог оказаться на гонках в пустыне и чем не угодил бедуинам, не уточнялось.

Еще о том, как он, Виктор Федорович, участвовал в подготовке советских космонавтов для полета в космос. Чуть ли не лично их отбирал.

Ну и далее в том же духе. Список можно продолжить.

Тэги: Виктор Янукович, Ринат Ахметов, Михаил Добкин, Владимир Рыбак, Александр Янукович, Юрий Иванющенко
Печать
Читайте в разделе
  • В ожидании Яна Гуса, или два лица одной независимости В период постреволюционного синдрома ожидания реформатора от природы, разочарование – одно из главных ощущений человека, вовлеченного в свою судьбу в стране. Украинский человек – не исключение.
  • Честь війська ціною асфальту Пам’ятаєте дні, коли ми врятували Україну від диктатора пожертвувавши бруківкою в центрі Києва і Домом Профспілок? Завтра є можливість подякувати бійцям за те, що вони зберегли нашу країну. Хай навіть і ціною київського асфальту.
  • Верховна Рада як музей Вожді таємної коаліції клялися, що бодай на урочисте засідання до 25-річчя Незалежності народ побачить своїх обранців. Але не склалося: вони здебільшого «працюють» у «закордонних округах».
Выбор читателей