Все публикацииПолитика

Запад нас не понимает

Избиение Татьяны Черновил и нападение на организатора Майдана в Харькове всё расставили по местам. Никакой мир с этой властью невозможен, никакой диалог с ней невозможен.

Дмитрий ЛитвинДмитрий Литвин, журналист

Фото: www.facebook.com/dmitry.bulatov

Когда режим не может разогнать протест своим официальным спецназом - режим применяет свой неофициальный спецназ. Виктория Нуланд и другие высокопоставленные западные представители не говорили Януковичу о том, что нечего и пытаться уничтожить Майдан с помощью мафиозных методов, – они говорили, что нечего и пытаться уничтожить Майдан с помощью полицейских методов.

Именно полицейские методы подавления Майдана стали бы поводом к введению каких-либо санкций против режима Януковича в целом либо против отдельных его боссов в частности. Но как быть с мафиозными методами?

Западный мир умеет бороться с олдскульными диктатурами. С теми, которые действуют официально. Официально подавляют, официально цензурируют, официально вытравливают всё неподходящее – то есть с диктатурами, типичными для 20-го века. Кое-где такие диктатуры действительно до сих пор сохранились – например, в КНДР или в Иране.

А отсталый мир, тем временем, переходит к другой форме диктата, к неофициальной, к новой школе диктатуры – к той школе, которая возникает на стыке мафии и политики, на стыке спецслужб и политики. Западу нечего этому противопоставить. Пока – нечего.

Но, на самом деле, Западу сейчас стоит вспомнить конкретную эпоху – эпоху борьбы за гражданские права в Америке. В южных Штатах. Например, в Миссисипи.

Как бы странно это ни звучало, но как только я узнал о нападении на Татьяну Черновол – я сразу вспомнил фильм «Миссисипи в огне» («Mississippi Burning»). То, что там показано, – это почти то, что у нас происходит. Причём вот с первой сцены этого фильма: когда группа расистов на машинах преследует борцов за гражданские права, догоняет их и убивает. Посмотрите эту первую сцену, если вы не видели фильм:

Дальше фильм – расследование этого преступления и привлечение виновных к ответственности. Фон: борьба за равенство для афроамериканцев.

Татьяну Черновол, к счастью, не убили. Но, как можно подозревать, чем ближе мы будем к президентским выборам, которые Янукович не позволит себе проиграть, – тем больше вероятность, что активистов, борцов за демократию и свободу, а значит, и против Януковича, таки будут убивать.

Мы здесь боремся не просто против коррумпированного режима, Майдан собрался не просто против властителей, которые считают, например, что можно спокойно и негласно развернуть Украину прочь от Европы, – мы здесь боремся конкретно против сегрегации. Это нужно понять Западу, это нужно понять тем, от кого зависит, будет ли оказываться на режим Януковича необходимое давление.

Нами сегодня правят люди, которые абсолютно убеждены, что именно они достойны власти, что именно для них – все ресурсы общества, что только они знают, как надо жить и где чьё место. Именно поэтому они делают все эти дикие вещи, которые нас возмущают, – от того, что они своевольно отказались от соглашения об ассоциации с Европейским Союзом, до того, что они своевольно решили, например, что Киев недостоин свободных выборов мэра.

Они считают, что всё в Украине – для них, как всё в штате Миссисипи когда-то было для белых. А для нас – как они считают – только возможность подчиняться и не поднимать головы, чтобы заслужить их милость. Потому что мы для них – никто. Они называют нас лохами, но имеют в виду ровно то же самое, что имели в виду расисты, когда называли афроамериканцев черномазыми. Как сказал один из негативных героев упомянутого мной фильма, «существуют две культуры – белая культура и чёрная культура; так всегда было, так навсегда у нас и останется».

Вот именно на это они сейчас и работают. Когда игнорируют Майдан, когда проводят свои круглые столы, когда выбирают Кремль, а не Брюссель, и когда, конечно же, репрессируют официально и пытаются раздавить неофициально своих оппонентов.

Они поймали сейчас Татьяну Черновол и избили на пригородной дороге ровно так же, как расисты ловили и избивали на дорогах штата Миссисипи афроамериканцев, которые, по мнению расистов, зашли слишком далеко в борьбе за свою свободу. Как сказал один из негативных героев упомянутого мной фильма: «Нам не нравится, когда чужаки здесь, как дома командуют. Замечу, что негры здесь были самые счастливые, пока не нагрянули эти правозащитнички и не замутили воду. До этого они и вякнуть не смели».

Именно в этой цитате – ответ на вопрос о том, что это за «список Царёва», с помощью которого депутат Верховной Рады от правящей партии пытается запретить въезд в Украину гражданам других государств, которые хотят помочь Украине стать свободной и интегрированной в свободный мир страной. Именно в этой цитате – ответ на вопрос о том, как относятся ко всем нашим протестам те, кто захватил в Украине всю полноту власти.

И цель у этих «мужчин полусвета», у этих ночных и бандитствующих союзников Януковича, которые избили Татьяну Черновол, ровно такая же, какая была у расистов в южных штатах, эта цель также блестяще выражена в фильме одним из негативных героев: «У нас здесь всего пять тысяч чернокожих, и до сих пор ни одна свинья не голосовала и голосовать не будет». Эти слова – о том, что избирательное право у афроамериканцев тогда вроде как было, но пользоваться своим правом им не давали. И вот те, кто избил Татьяну Черновол сейчас, – работают именно на то, чтобы избирательное право у нас было, но чтобы на президентских выборах мы, как когда-то афроамериканцы, не могли нашим правом воспользоваться.

Наша борьба против мафии – это всё равно что борьба в Соединённых Штатах против сегрегации. Когда мы говорим, что хотим интегрироваться в Евросоюз, мы имеем в виду, что хотим победить сегрегацию в Украине, хотим интегрироваться в жизнь нашего же государства, хотим интегрироваться в функционирование нашей же власти. Мы сейчас отделены от государства и от власти, государство и власть – на 100% в руках Януковича и его приближённых. В руках тех, кого Янукович и его приближённые считают своими. Это сегрегация. Сегрегация неофициальная, негласная, не выраженная идеологически. Это сегрегация, которую не распознаешь по таким признакам, как цвет кожи. Или социальное происхождение. Но сегрегация – не менее гнусная и позорная, чем та, которую когда-то в Соединённых Штатах победили.

И надо признать, что наша надежда на успех в нашей борьбе против сегрегации – не так уж сильна. Но она станет сильнее, если западные государства наконец-то поймут, что имеют дело с народом, который борется не просто против коррупции, не просто против возрождения Советского Союза в новом обличье и не просто за евроинтеграцию, однако за то, чтобы наше государство было основано на принципе: все люди равны от рождения, и никто не может быть равнее других – ни Янукович, ни любой другой президент или магнат.

Пока что правящая клика почти в полном составе отбывает на Запад праздновать новый год и Рождество. Свой неофициальный спецназ Янукович оставляет в Украине, чтобы избивать и запугивать. И западные государства должны понимать, что их бездействие по отношению к нашей правящей клике сейчас – это автоматически угроза здоровью и даже жизни тех, кто борется здесь за гражданское равенство и демократию.

Дмитрий ЛитвинДмитрий Литвин, журналист