Новое платье короля

Печать

И все-таки довольно странно: Виктор Янукович всех победил, добился снижения цены на газ, получил 15 миллиардов долларов от России без всяких требований социальных сокращений – и спрятался. Обычно победители так себя не ведут, тем более, когда у них на дворе Майдан и необходимо продемонстрировать успехи в деле стабилизации и нормализации. Отдать всю инициативу в руки Владимира Путина, а самому скрыться в ночи, отделавшись лишь заявлением пресс-службы Партии Регионов о том, что мы не вступаем в Та-мо-жен-ный со-юз – именно так, по слогам, набрано в релизе название одного из самых одиозных псевдоинтеграционных образований современного мира – это не очень солидно, не по-президентски как-то.

Не сомневаюсь, что Виктор Янукович все же в телевизионном эфире появится и все нам объяснит. Не завтра, так послезавтра. В опытности президентских спичрайтеров у меня сомнений нет, хотя на этот раз им предстоит очень непростая задача, похожая на задачу спичрайтеров из чудесной сказки про новое платье короля. Ну вы помните, хитрые портняжки шили-шили чудесное убранство из воздуха, а когда голый король вышел на парад, только один-единственный мальчик заметил это обстоятельство – так все были очарованы пропагандой портняжек и королевским величием. Попытаюсь сейчас сыграть роль этого мальчика – тем более, что желающих рассказать что “все пропало”, как и желающих восславить президента, будет и без меня предостаточно.Итак, чем мы располагаем? Располагаем копиями соглашений, среди которых нет самых главных – о тех самых 15 миллиардах и о газовой цене. Что интересно – никакого соглашения о 15 миллиардах нет и в обнародованном президентской пресс-службой протоколе о заседании Российско-Украинской межгосударственной комиссии. А это означает, что никакого подписанного президентами или другими чиновниками договора о покупке Россией украинских еврооблигаций не существует. Есть только озвученное президентом Владимиром Путиным намерение.

Теперь попытаемся понять, что это намерение означает на практике. Никаких кредитов Украине никто не дает. Россия собирается вложить средства Фонда национального благосостояния (ФНБ) в украинские еврооблигации. На практике это означает следующее. Россия – вкладчик в банке под названием “Украина”. Она вкладывает свои деньги в ценные бумаги под процент. Спустя два года мы должны ей всю стоимость этих ценных бумаг отдать – ну а процент, разумеется, Россия оставит себе. Учитывая, что Украина не банк, а Россия – не вкладчик, это никакая не братская помощь, а самый заурядный грабеж на большой дороге – если к тому же учесть, что процент по еврооблигациям, озвученный российским министром финансов, выше процента по кредиту МВФ. И то, что долг по кредиту МВФ реструктурируется - в отличие от необходимости вернуть средства по еврооблигациям. В случае невозвращения этих средств наступает немедленный крах, так что Владимир Путин лукавит, когда говорит, что Россия не ставит никаких социальных условий. Да, не ставит – она просто загоняет соседнюю страну в запрограмированную нищету, в отложенную катастрофу.

Но тут следующий вопрос: а получим ли мы эти деньги вообще? Для того, чтобы начать их получение, необходимо выпустить эти самые еврооблигации – то есть, попросту говоря, принять бюджет на следующий год. И это должен быть именно новый бюджет, а не роспись предыдущего года. Вопрос принятия бюджета в нынешней ситуации проблематичен. Но даже если предположить, что “регионалам” удастся разблокировать парламент – хотя для оппозиции сейчас срыв голосования по бюджету становится делом чести – это еще не означает, что деньги появятся завтра.

Фото: EPA/UPG

Дело в том, что ФНБ – это, вообще-то, фонд пенсионного резерва. Какое отношение он имеет к закупке еврооблигаций – не спрашивайте меня, потому что никакого. У ФНБ есть четкие правила инвестирования, которые теперь придется менять. Придется пересматривать и существующие ограничения по рейтингу долгосрочной кредитоспособности – у Украины он намного ниже, чем это предусматривается правилами фонда. Впрочем, я не сомневаюсь, что российские власти могут сделать с деньгами российских налогоплательщиков все, что захотят. Министр финансов Антон Силуанов уже сообщил, что готовится соответствующий проект постановления, разрешающий правительству РФ принимать отдельные решения об инвестировании средств ФНБ в ценные бумаги. Но еще раз повторюсь – все это вне правового поля, поэтому проект надо доработать, принять и никому не известно, будет ли он связан со всей обещанной суммой или же с ее частью. И не возникнет ли по ходу подготовки постановления новых правовых проблем, которые придется обсуждать с украинской стороной.

Что касается цены на газ, то тут все еще смешнее. О цене Владимир Путин высказался вполне очевидно: приложение к контракту дает “Газпрому” возможность продавать газ по более низкой цене, что он и намерен делать. Поскольку самого приложения мы не видим – и, думаю, никогда не увидим – то остается только верить этим словам, которые означают одну простую вещь: “Газпром” может манипулировать с ценой так, как ему заблагорассудится. И понижение цены может возникнуть только при одном условии – выполнением Украиной контракта, предусматривающего принцип “бери или плати”. Если кто забыл, все последние годы Украина этого принципа не придерживалась, что оборачивалось исками со стороны “Газпрома” – но вместе с тем и тратила на российский газ гораздо меньше денег, чем она будет тратить сейчас, когда вынуждена будет покупать все обусловленное контрактом количество по меньшей цене. Зато вновь открываются возможности для реэкспорта газа и обогащения тех, кто заинтересован в быстром обогащении на трубе. Но денег на газ мы в результате станем тратить не меньше, а больше. Условно говоря – Россия может покупать наши облигации, чтобы мы покупали ее газ, а потом еще и отдали ей ее деньги вторично! Ну и, конечно, бабло на карман – это просто праздник какой-то! Но это отнюдь не выход из кризиса.

Что в сухом остатке? А то, что и всегда. Нужно понимать одну простую вещь – более всего на свете – если речь идет о российско-украинских отношениях – Путин хочет избавиться от Януковича, а Янукович – обмануть Путина. Поэтому – утверждаю это в сотый раз, кажется – они все равно ни о чем не договорятся всерьез, как не могут договориться между собой два опытных карточных игрока. Путин специально избрал такую схему финансовой “помощи” Украине, которая позволит ему теоретически держать Януковича на крючке и ослаблять его позиции в любой удобный момент. Янукович – по крайней мере, пока – не сдал ничего, что помешало бы его игре с Европой. Накануне поездки главные опасения были связаны с третьим энергопакетом ЕС. Российская сторона настаивала на выходе Украины из соответствующих соглашений, что поставило бы существующий проект соглашения об ассоциации под вопрос. Однако накануне поездки Януковича министр иностранных дел Литвы Линас Линкявичюс заявил, что в Киеве его заверили, что такая возможность даже не обсуждается – и действительно, в протоколе заседания комиссии отсутствует даже намек на переговоры по этому поводу.

Короче говоря, Путин расплатился с Януковичем за неподписание соглашения об ассоциации воздухом. Янукович думал продать ему воздух – и получил воздух взамен. Теперь ему нужно будет упаковать это ничто в привлекательную упаковку и предложить упаковку публике – при том, что чем более яркой будет упаковка, тем более громко будут раздаваться обвинения в предательстве и продаже национальных интересов. Янукович вновь очутился там, где оказался после срыва соглашения о европейской ассоциации – в парадоксальном тупике. Но Янукович, как это обычно с ним бывает, никакого тупика в упор не видит, мчится вперед, не разбирая дороги, пересаживается с вертолетов на самолеты, с самолетов в кортежи, не замечая ни встревоженных людей, ни забаррикадированного центра Киева, ничего, что называется Украиной – не банком для российских авантюр, а страной, которой нужны не подачки, не схемы, не войны “олигархов” и обогащение чиновников, а будущее. Самое обыкновенное будущее.

Тэги: Россия, кредиты, газовые контракты, Таможенный союз, Владимир Путин, Соглашение об ассоциации с ЕС
Печать
Читайте в разделе
Анонс
Выбор читателей