Все публикацииПолитика

Выбор «неопределившихся»

Феномен «з.о.» в украинских выборах

«З.о.» – это сокращенное название варианта ответа «затрудняюсь ответить» на вопросы в социологических анкетах. Данный вариант респонденты выбирают, когда не могут дать точный ответ на поставленный вопрос о своих политических пристрастиях, выборах, рейтингах политических партий и кандидатов и т. п. Эту категорию респондентов социологи также нередко называют «электоральным болотом». В этом определении нет ничего оскорбительного или уничижительного по отношению к самим респондентам. Дав именно такую характеристику людям, затрудняющимся ответить, социологи лишь подчеркнули низкую информативность цифр напротив строки «з.о.», а также сомнительную полезность этих цифр для дальнейшего анализа. Однако актуален ли такой подход сегодня? И что делать, если при изучении электоральных предпочтений граждан, скажем, в отдельно взятом избирательном округе, значение «з.о.» за месяц до выборов достигает отметки в 30-35%, а то и 40 процентов? Как относиться к этому «болоту», и может ли быть столь массовым электоральное болото в принципе?

Фото: Макс Левин

Важно понимать, что категория «з.о.» – это не аморфная часть электората, которая волшебным образом исчезает в день голосования. В большинстве своем, как показали последние выборы – это люди, которые все-таки приходят на избирательные участки, получают бюллетень, заходят в кабинку для голосования и все-таки делают там свой выбор. В условиях, когда избирательное законодательство не оставляет гражданам возможности отдать свой голос «против всех» (на парламентских выборах), эта группа избирателей становится особо интересной для изучения. Ведь по большому счету, именно эти избиратели, сами того не понимая, становятся обладателями «золотой акции», скрытым потенциалом партий и кандидатов. Как уже было сказано выше, это избиратели, которые придут и проголосуют, и их отметки в бюллетенях ничем не будут отличаться от тех, кто был уверен в своем выборе задолго до дня голосования.

Поэтому всегда остается один волнующий аналитиков, социологов, политтехнологов, самих кандидатов и менеджеров избирательных кампаний вопрос – как же распределится категория неопределившихся избирателей между политическими игроками по итогам голосования? Иногда этот вопрос становится чуть ли не самым главным вопросом всей избирательной кампании. Особенно, когда, например, за пять дней до даты выборов избирательный штаб получает свежие социологические исследования, и в графе «з.о.» значится 25%-30%, а процент разрыва между основными кандидатами составляет, например, 3%. Куда качнется маятник «неопределившихся»? Вот главный вопрос в данном случае.

Фото: Макс Левин

В профессиональной среде долгое время бытовал стереотип, что голоса так называемого «электорального болота» распределяются пропорционально между главными игроками избирательной кампании. Или как минимум – что принципиального крена неопределившегося электората в сторону одного из кандидатов быть не может. Однако ни научного обоснования, ни практического подтверждения этому в новейшей истории Украины нет. Если сравнивать результаты социологических исследований, которые проводились накануне парламентских выборов последние 11 лет, с официальными результатами выборов, то мы увидим, что в итоге оппозиция всегда получала большую поддержку избирателей, чем прогнозировали социологи.

Вот конкретные примеры прошлых выборов.

2002 год, год протестных настроений и непростых выборов в парламент. Выборам предшествовали такие события как «кассетный» скандал, акция «Украина без Кучмы», отсидка в СИЗО Юлии Тимошенко. В марте 2002 года, за три недели до выборов, социологи прогнозировали, что аутсайдерами избирательной гонки могут оказаться Социалистическая партия Украины (А. Мороз) и Блок Юлии Тимошенко, которые не преодолеют четырехпроцентный барьер. При этом количество неопределившихся избирателей составляло, по разным оценкам, около 30%.

В итоге, по партийным спискам СПУ и БЮТ получили по 7%, а коммунисты, которым социологи прогнозировали не более 15%, получили 20%.

Провластный блок «За єдину Україну» по результатам выборов тоже получил прирост по сравнению с прогнозами социологов, однако многие эксперты десять лет назад вполне резонно усомнились в электоральном происхождении этих дополнительных очков.

Остальные голоса неопределившихся размылись среди партий, не прошедших в парламент, а также ушли в графу «против всех», которая по результатам выборов-2002 составила 2,45%.

Таким образом, в 2002 году группа избирателей под кодовым названием «з.о.» стала скрытым потенциалом именно оппозиционных партий. К слову, это были и первые парламентские выборы в Украине, повестка дня которых состояла в противостоянии власти и оппозиции. До 2002 года политические полюса в Украине не были столь четко оформлены, поэтому и градус всех предыдущих парламентских кампаний был на порядок ниже.

Такая же ситуация с оппозиционными силами повторилась на парламентских выборах 2012 года. Пять крупнейших социологических кампаний за три недели до выборов опубликовали рейтинги партий. Каждая из них дала точный прогноз относительно очередности партий в парламенте по партийным спискам. Но вот в процентном соотношении прогноз был не столь точным.

Первое, что бросается в глаза, так это рейтинг партии «Свобода». Ей социологи показывали перманентное балансирование на грани попадания в парламент, в итоге – в два раза больше (10,4%). Объединенная оппозиция «Батьківщина» по оценкам социологов могла получить около 15% голосов – в итоге 25,5% голосов по партийным спискам. При этом стоит отметить, что на выборах 2012 года, как и в 2002 году, каждый третий избиратель не дал точный ответ, за кого он собирается голосовать на предстоящих выборах. Или может быть не хотел говорить?

Фото: Макс Левин

О существовании некоего скрытого рейтинга БЮТ/Батьківщина говорят уже очень давно. Но скрытый рейтинг нельзя взять и прибавить из ниоткуда, он присутствует в другой форме – в форме тех, кто не дал прямой ответ социологам. Как оказалось, «протестная» часть среди неопределившихся избирателей в 2012 году составила львиную долю.

Достаточно рассмотреть свежие примеры по одномандатным округам. На последних выборах в ряде округов Западной и Центральной Украины был очень высокий уровень неопределившихся избирателей, иногда достигая отметки в 40%.

По итогам выборов на этих округах с большим отрывом побеждали кандидаты от оппозиции, получая 50% и более поддержки избирателей, что в разы превышало даже самые оптимистичные прогнозы социологов для этих кандидатов.

Спустя три месяца после выборов, в одном из таких округов был проведен опрос среди тех респондентов, кто в октябре прошлого года не дал ответ на вопрос, за кого из кандидатов они проголосуют на выборах. Оказалось, что треть этих ранее неопределившихся респондентов и в этот раз не ответили на вопрос, за кого они проголосовали на выборах три месяца назад. Был задан проверочный вопрос: когда они определились с выбором кандидата? И половина респондентов ответили, что более чем за месяц до выборов. После этого вопросов стало еще больше, но задавать их было бессмысленно.

Стандартные методы исследований и такие же стандартные вопросы в анкетах зачастую оказываются бессильными. Они не раскрывают глубину разочарования электората, а протест избирателей начинается с того, что они не хотят отвечать на вопросы социологов.

Фото: Макс Левин

Уровень недоверия ко всем институтам власти у таких людей зашкаливает, но в то же время их протест пока еще «тихий». Они не ходят на митинги, они не выражают свое недовольство в активной форме. Они просто приходят на избирательные участки и там, вооружившись бюллетенем для голосования, выражают свое отношение к власти. Но важный сигнал – в большинстве своем, прежде чем выразить свое отношение к власти на участке, они выражают свой протест интервьюерам социологических служб, уходя от прямого ответа о своих политических предпочтениях.

Скрытый потенциал оппозиционных сил, который так легко замаскировался под категорию «неопределившихся» избирателей, был недооценен на выборах-2012. Социологические «радары» не распознали среди них оппозиционно настроенных избирателей. Благодаря скрытому протестному электорату провластные кандидаты потерпели поражение в день голосования в десятках округов Западной и Центральной Украины.

В то же время, тенденция резкого скачка рейтинга оппозиционных кандидатов в день выборов наблюдалась и во многих восточных регионах. С единственной разницей, что там кандидаты от Партии регионов ко дню голосования имели большой электоральный перевес над своими оппонентами. Но тенденция была видна отчетливо. Так, многие оппозиционные кандидаты в Днепропетровской, Харьковской, Запорожской областях за несколько дней до выборов, согласно штабной социологии, могли рассчитывать максимум на 5-7%, однако после подсчета голосов оказалось, что оппозиционные кандидаты показали результат значительно выше – 15-30%.

В итоге выборы-2012 в ряде мажоритарных округов стали большой неожиданностью не только для власти, но и для оппозиционеров, которым в день голосования чудодейственным образом прибавилось по 20-30% ранее скрытых голосов избирателей.

Так чего же ожидать на следующих выборах? Будут ли это выборы скрытого протеста или уже явного, открытого протеста, как в 2004-м? История повторяется. В марте этого года социологические компании опубликовали рейтинги потенциальных кандидатов в президенты. Хотя до выборов еще далеко, но тенденции остаются прежними. Скрытый протестный электорат никуда не делся и, несомненно, вновь сыграет свою роль в отведенный ему час.