Все публикацииПолитика

Война на Днестре

В России активную украинскую позицию в Приднестровье воспринимают как еще один фронт, открытый Виктором Януковичем против Москвы

Приднестровье. Поворот не туда
Фото: www.profi-forex.org
Приднестровье. Поворот не туда

Новый глава внешнеполитического ведомства Украины Леонид Кожара, заявил о стремлении Украины присоединиться к институциональным соглашениям Таможенного союза – что, по его мнению, не должно помешать евроинтеграционным перспективам нашей страны. Оставим на совести министра реалистичность этих планов – в конце концов, и европейская интеграция прочно забетонирована нынче Генеральной прокуратурой, так что можно выдвигать любые фантастические планы. Но если министр хотел понравиться России – то поступил вполне логично.

В Москве должны были бы оценить «институциональные» намерения политика, избранного российским руководством в качестве собеседника в ситуации, когда президент Владимир Путин фактически бойкотирует своего украинского коллегу Виктора Януковича. Напомню, что после назначения министром Леониду Кожаре даже не пришлось лететь в Москву, чтобы знакомиться с главой российского внешнеполитического ведомства Сергеем Лавровым – Лавров прилетел в Украину сам.

Но проблема господина Кожары в том, что он не услышал слов, обращенных к нему российским коллегой и связанных с приднестровским урегулированием. Как известно, именно приднестровская тема объявлена чуть ли не главным приоритетом украинского председательствования в ОБСЕ. В этом есть своя логика: в условиях, когда международный авторитет Украины опущен командой Януковича ниже плинтуса, Киев должен сделать хоть что-то, что подтвердит наши возможности.

В украинском МИДе еще помнят времена, когда Киев обладал значительным влиянием на Тирасполь и, возможно, именно на этих воспоминаниях базировали выбор приоритета. Но на самом деле сегодня у украинской стороны возможностей повлиять на Тирасполь куда меньше, чем еще несколько лет назад. И вот почему. Бессменный приднестровский лидер Игорь Смирнов, активно участвовавший в создании самопровозглашенной республики, не менее активноь занимался ее разворовыванием. Проще говоря – разворовыванием российских дотаций, так как ПМР существует исключительно за московские деньги. Когда России это время от времени надоедало, Смирнов имитировал заигрывание с Киевом – ну это примерно так, как Янукович имитрует заигрывание с Москвой в надежде напугать Запад. Особенно активным заигрывание Смирнова с Украиной было в последний период правления высокопоставленного жулика, когда в Москве приняли решение заменить его спикером местного парламента Анатолием Каминским.

Московский ставленник, правда, выборы проиграл своему предшественнику на посту главы парламента Евгению Шевчуку. Но парадокс состоит в том, что Шевчук, изначально не планировавшийся Москвой на место президента ПМР, может позволить себе куда более гармоничные отношения со спонсором, так как не воспринимается – по крайней мере пока – как жулик. Подобная метаморфоза, кстати, в свое время произошла с покойным абхазским президентом Сергеем Багапшем – Россия отчаянно противилась его избранию, даже устроила блокаду Абхазии, но когда Багапш пришел к власти, он в конечном счете договорился с Москвой по всем моментам, которые могли восприниматься как чувствительные.

Проще говоря, Шевчук не нуждается в Киеве, зато российское влияние на левом берегу Днестра увеличилось – именно это и пытался объяснить своему коллеге Сергей Лавров, когда в Черновцах посоветовал Кишиневу и Тирасполю сосредоточиться на социальных и экономических вопросах. Это именно то, чего сейчас добивается Россия: решения экономических проблем, восстановления связей – но при этом сохранения статус-кво, превращения ПМР в этакий Северный Кипр на границах Украины и Молдовы. Кожара явно не понял этого намека. Перед своим приездом в регион он опубликовал в местной прессе весьма оптимистичную статью, рассказывая о своем видении «главного приоритета». Но реальность оказалась жестокой.

Приднестровский лидер без объяснения причин отказался от встречи с молдавским премьером в присутствии украинского министра. Отказался Шевчук и от обсуждения вопроса о статусе Приднестровья: «Мы не предусматриваем рассмотрение политических вопросов в рамках переговорного формата. Считаем, что на сегодняшний момент не созданы соответствующие предпосылки для их обсуждения». Поразительно, что после этого заявления приднестровского президента Леонид Кожара заявил, что его собеседник в Тирасполе «подтвердил, что Приднестровье готово обсуждать политический статус этого региона в рамках Республики Молдова». Эти слова украинского гостя были немедленно опровергнуты приднестровской красавицей – министром иностранных дел ПМР Ниной Штански, отметившей в интервью молдавской версии «Коммерсанта», что «вопрос о статусе Приднестровья в ходе встречи поднимался. Жаль, что уже после встречи выявилось определенное недопонимание позиций. Евгений Шевчук подчеркнул, что у Приднестровья есть статус. А международное непризнание влечет за собой неопределенность, которая препятствует развитию республики».

Не знаю, нужно ли объяснять, что если Украина и в самом деле собирается сделать приднестровское урегулирование приоритетом своего председательства в ОБСЕ, то ее ожидает фиаско – впрочем, не первое и не последнее в украинской внешней политике эпохи Януковича. Однако дело не только и не столько в этом, в конце концов, все заявления о Приднестровье для нашего внешнеполитического ведомства – PR чистой воды. Дело в том, что в России столь активную украинскую позицию в регионе – да еще и со стремлением изменить статус ПМР с задействованием механизма ОБСЕ и в обход Москвы – воспринимают как еще один фронт, открытый Виктором Януковичем против неприятеля, наряду с попыткой поставить под сомнение легитимность газовых договоров, разработкой сланцевого газа, упрощением условий усыновления детей иностранцами и многими другими решениями, вызывающими раздражение российского руководства и уже приведшими к фактическому бойкоту Януковича Путиным. У меня только один вопрос: а Леонид Кожара знает, что он воюет?