Что, если не это, называется превышением власти?

Что, если не это, называется превышением власти?

Премьер-министр Украины дал понять, что он лучше парламента и общества знает, какие законы исполнять, а какие законы игнорировать. Почему он присвоил себе право принимать такие решения?

Если уж правительство решило сэкономить на пенсионерах, то не надо экономить хотя бы на спичрайтерах. А то ведь полезнее и для себя лично, и чтобы страну не позорить – говорить качественными заготовками, а не всем тем, что “льётся” от души. Ибо от души у власть имущих “льются” удивительно страшные вещи.

Вот премьер-министр Николай Азаров на днях сделал интереснейшее заявление об исках “чернобыльцев”, после удовлетворения которых государство им должно выплачивать пенсии большего размера: “Значительная доля судебных решений ещё не выполнена. И, откровенно говоря, в державе нет ресурса, которого было бы достаточно, чтобы закрыть эти судебные иски”.

Чтобы мало не показалось, Азаров добавил: “Совершенно очевидно и политикам-провокаторам, и даже самим “чернобыльцам”, что у государства нет возможности реализовывать все те законы, которые исключительно из популистских соображений принимались и никогда не исполнялись”.

Он вообще понял, что именно он сказал?

Да, ему хотелось сказать, что народные депутаты в страшной и омерзительной погоне за голосами избирателей напринимали ну совершенно неадекватные нормативные акты. Хотелось сказать, что государство у нас хотя и социальное, но не рай на земле, и поэтому “чернобыльцы” понимают, что бюджет им сладкую жизнь обеспечить не может.

Однако получилось так, что премьер-министр без тени сомнения и смущения признался: во-первых, государство отказывается платить по своим обязательствам; во-вторых, исполнительная ветвь власти в гробу видала решения законодательной и судебной ветвей власти.

Почему премьер-министр делает такие заявления, столкнувшись с проблемой протестов “чернобыльцев”? Хотя и не могут терпеть действующие руководители Украины Юлию Тимошенко, им всё же следует вспомнить, что ещё совсем недавно, в 2009 году, Тимошенко продемонстрировала хороший пример того, как направлять протест в безопасное русло.

Что сделала Тимошенко, когда автомобилисты зимой 2008-2009 годов начали протестовать против новых ставок транспортного сбора? Тимошенко решила создать комиссию для урегулирования проблемы.

Подозреваю, никто сейчас не скажет уверенно, а была ли вообще урегулирована проблема, однако в тот момент за счёт включения в комиссию представителей протестовавших автомобилистов и правительственных чиновников – удалось погасить возмущение.

Не удивлюсь, если потом ещё создали другую комиссию для того, чтобы выяснить результаты работы этой комиссии.

Собственно, в этом и заключается один из эффективнейших бюрократических ответов на социальное возмущение – попытка “переварить” его в аппаратной игре.

Столкнулись с протестами “чернобыльцев”? Что ж, можно было создать какую-нибудь многостороннюю комиссию в ответ на протесты “чернобыльцев”. У тех просто не осталось бы времени и пафоса для того, чтобы ломать забор у здания парламента.

Не нравятся методы, так сказать, “бюрократической политики”? Что ж, можно было проработать методы информационной политики и хотя бы согласовать, как лексически реагировать на протесты “чернобыльцев”.

Вот мог же Николай Азаров приберечь свою откровенность для более подходящего случая и ответить нечто вроде известного Ельцинского: “Лягу поперёк рельс, если цены вырастут”?

Это ведь безрассудно – обладать огромным бюрократическим аппаратом и при этом использовать всего лишь укреплённый бетоном забор, чтобы погасить протест.

Безрассудно – всякий раз сталкиваться с беспощадной критикой и так и не позаботиться о формулировании информационной политики государства.

Да хотя бы позаботиться о том, чтобы научить высших должностных лиц заявлять то, что нужно заявлять, а не то, что во тьме души лежит и просится выйти на свет божий.

Вот представьте себе типичного гражданина Украины, который не в курсе, что такое, например, акцепт и оферта. Гражданин услышал: “Откровенно говоря, в державе нет ресурса, которого было бы достаточно...”.

“Это уже дефолт?!” – мог подумать такой гражданин.

Люди обычно не задумываются о том, что не одно и то же – обязательства государства, которые называются “внутренний долг”, и обязательства государства своевременно выплачивать установленные законом пенсии.

Не надо быть пророком, чтобы сказать: раз уж последние несколько лет чуть ли не из каждой дырки в стране можно было услышать голос какого-нибудь “эксперта”, пояснявшего, когда ждать дефолт Украины (или когда не ждать), то вполне ясно, что в восприятии многих граждан смешаются слово “дефолт” и слова о недостаточности финансового ресурса государства.

И попробуйте объяснить, что дефолт не предвидится, если премьер-министр лично заявляет об отказе производить установленные законом выплаты.

Ещё более опасна и для Азарова лично, и для правящего режима, и для общества в целом вторая часть “откровений” премьер-министра: “У государства нет возможности реализовать все те законы, которые исключительно из популистских соображений принимались”.

Так и хочется спросить: а у граждан есть возможность исполнять все те законы, которые исключительно из грабительских соображений принимались? Например, Налоговый кодекс...

Что касается общества в целом, то вот это заявление премьер-министра указывает на одно из серьёзнейших препятствий для еврочиновников в признании украинцев в качестве адекватных партнёров. Николай Азаров даровал “городу и миру” чистейшее выражение авторитаризма: мол, это я, премьер-министр, буду решать, какие законы и какие судебные решения исполнять.

Ну и, дорогие власть имущие, как же будете смотреть в глаза европейским партнёрам – не полякам, а, например, датчанам, – и рассказывать им, что у нас тут уже почти правовое государство, – вот только некоторые реформы ещё нужны, – если премьер-министр, воплощающий собой исполнительную ветвь власти, буквально ставит себя над разделением властей?

Понятно, что законы Украины многим в Украине не нравятся. Понятно, что многие законы Украины было бы неплохо отменить или исправить как можно быстрее. Однако явно не премьер-министру одному или даже в консенсусе с правительством решать, какой закон и в каких условиях следует выполнять, а какой закон и в каких условиях выполнять не следует.

Да и... что, если не это, называется превышением власти?

Не нравится какой-то закон? У правительства есть право законодательной инициативы – пользуйтесь им.

Не можете позволить себе принять поправки к закону? Тут нужно пользоваться бюрократическими методами и вырабатывать соответствующую информационную политику.

Не просто забор поставить возле парламента или наговорить глупостей журналистам, а отреагировать на социальный вызов некой системой мер, некой адекватной и канализирующей протест риторикой.

Вот для этого у высших должностных лиц точно есть достаточный ресурс.

Чего же не хватает, чтобы этим ресурсом воспользоваться? Чего не хватает, чтобы перестать наконец превышать свою власть?

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст новости и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции

Материалы автора

Читайте также
Тэги
Новости
Читают
Комментируют

Все новости

Топ-тема
Новости партнеров
Новости, загрузка...
Loading...