Все публикацииПолитика

Dеjа vu. Часть 1. Президенты и «стрелочники»

Справедлив ли суд в отношении Юлии Тимошенко? Освободят ее или все-таки придется сидеть? А ведь не далее, чем десять лет назад, мы уже гадали на кофейной гуще о том, насколько избирательно действует украинское правосудие! И судили тогда Юлию Тимошенко, и вопросы были те же самые…

Dеjа vu. Часть 1. Президенты и «стрелочники»
Фото: willbe.ru

Экскурсия в прошлое №1

Итак, 1995 г. Украина давно и безнадежно должна России за поставки природного газа. НАК Нaфтогаз еще не создан, поэтому по долгам отвечает государство. В бюджете денег нет! Что делать?

Решение предложил премьер-министр Евгений Марчук. Давайте, сказал он, поменяем шило на мыло! Т.е. долг за газ - на облигации внешнего валютного займа, всего на сумму $1,4 млрд. А потом, когда-нибудь, Украина, быть может, погасит эти ценные бумаги «живыми» деньгами. Или, на худой конец, можно будет обменять эту макулатуру на собственность – на акции приватизируемых предприятий…

Естественно, в Кремле поинтересовались, а кто конкретно будет «гасить» или «менять»? Пожалуйста, ответил г-н Марчук, рекомендую - корпорация «Единые энергетические системы Украины».

Да-да, именно так, не Павел Лазаренко, призванный в правительство Украины на должность вице-премьера только в сентябре 1995г., а Евгений Марчук был «крестным отцом» ЕЭСУ!

Фото: zn.ua

Позднее Юлия Тимошенко сама вспоминала: «В начале 1995 г. грянул энергетический кризис, который был связан с украинским долгом по расчетам за газ. А мы [«Корпорация «Украинский бензин»] активно сотрудничали с Россией. Мы встретились с Марчуком и изложили ему, каким образом можно закрыть долги Украины перед Россией. Марчук готовил нам первые письма поддержки. Тогда же мы перерегистрировали компанию и назвали ее «Единые энергетические системы Украины». До нашего прихода долги Украины перед Россией составляли 2,4 миллиарда долларов. 1996 г. страна встретила почти без долгов. Весь газ, за который Украина должна была рассчитываться с Россией (кроме платы за транзит), шел через ЕЭСУ. И, кстати, Лазаренко еще не был премьер-министром Украины…»

Как именно предполагалось рассчитаться с Россией?

Киев предложил Москве список примерно из пятисот стратегических предприятий – на выбор. И две возможные схемы.

Первая - погашение долга гособлигациями, которыми Газпром сможет впоследствии оплатить акции приватизируемых заводов, комбинатов и фабрик. Естественно, обещал Марчук своим контрагентам, ценные бумаги будут учитываться не по реальной, а по номинальной их стоимости.

Вторая схема была сложнее. Газпром подписывал с ЕЭСУ договор на поставки в Украину природного газа. Корпорация, в свою очередь, продавала топливо через посредников, например, через «Индустриальный союз Донбасса», который получал по $0,50 комиссионных с каждой тысячи кубометров. А ИСД заключал с конечными потребителями договора, предусматривавшие штрафные санкции в размере 0,75% за каждый день просрочки платежа или 273% годовых!

Фото: EPA/UPG

Такая задолженность, надлежаще оформленная векселем, становилась эффективным инструментом приватизации в обход всех и всяческих запретов Верховной Рады, Кабинета Министров или Президента Украины. Причем взыскание по индоссированному и опротестованному векселю мог произвести кто угодно… Хоть Газпром, хоть артель им. Пупкина из глухой деревни дальнего Подмосковья! К счастью, ни «стратегическая распродажа», ни «вексельная приватизация» Украины не состоялись. 27 мая 1996 г. Евгений Марчук был отправлен в отставку. 3 ноября 1996 г. Евгения Щербаня, придумавшего «вексельную схему», застрелили в аэропорту Донецка.

Экскурсия в прошлое №2

Справедливости ради стоит сказать, что тогда, в середине 90-х годов, подобного рода аферы представляли собой обычное явление.

Например, в 1996 году Россия и Белоруссия также «поменяли шило на мыло» - безнадежные долги на вполне реальные доллары США. Суть сделки такова. Беларусь была должна Газпрому, который, в свою очередь, не заплатил налоги в бюджет, а Москва не имела денег, чтобы выплатить Минску компенсацию за ядерные боеголовки и ракеты, подлежавшие передаче России в соответствии с международными соглашениями.

Проблему решили очень просто. Газовые долги белорусы оплатили векселем на сумму $916,7 млн. Этой ценной бумагой, как предполагалось, Газпром погасил бы свои долги перед бюджетом, а министерство финансов РФ возвратило бы ее Минску в качестве «компенсаций».

На самом же деле злополучный вексель был продан Газпромом и куплен министерством финансов РФ за $650 млн, выплаченных казначейскими налоговыми освобождениями, и $200 млн наличными. Ценные бумаги пошли в уплату налогов, а «живые деньги» были списаны Газпромом на «результаты собственной хозяйственной деятельности» и растворились в недрах бухгалтерской отчетности…

Кто «распилил» эту сумму, могли знать чиновники, подготовившие и осуществившие эту сделку: глава Газпрома Рэм Вяхирев и заместитель министра финансов РФ Андрей Вавилов.

Запомните эти фамилии. Мы еще встретимся с этими людьми!

Экскурсия в прошлое №3

Изгнание Марчука из власти в мае 1996 года на судьбе ЕЭСУ почти никак не сказалось. Корпорация уже настолько встроилась в украино-российский газовый бизнес, а ее руководство настолько доказало свою полезность и «профессиональную пригодность», что от услуг Юлии Тимошенко и ее партнеров никто, ни в Москве, ни в Киеве и не думал отказываться. Более того, ЕЭСУ пригласили принять участие в проведении нового взаимозачета между Газпромом и бюджетом РФ.

Фото: EPA/UPG

Итак, следите за руками!

В один прекрасный день Газпром берет в своих дочерних банках кредит на $450 млн и погашает налоговую задолженность перед бюджетом. Министерство финансов, в свою очередь, перечисляет эти средства министерству обороны России, а военные заключают договор на поставку в некоем отдаленном будущем неких «материально-технических ценностей» с дочерней компанией ЕЭСУ – с зарегистрированной в Великобритании United Energy International, которая платит те же $450 млн Газпрому за поставки газа. Что остается делать российскому газовому монополисту? Правильно, погасить кредит!

Кто непосредственно разрабатывал эту схему и принимал участие в ее осуществлении? Наши старые знакомые, Рэм Вяхирев и Андрей Вавилов при соучастии корпорации ЕЭСУ и Юлии Тимошенко.

Впрочем, справедливости ради, необходимо сказать, что это был не единственный пример взаимозачета российского «мыла» и украинского «шила». 25 декабря 1995 г. между Газпромом и ЕЭСУ был заключен договор №4ГУ-96 на поставку газа на сумму $2,3 млрд. РАО обязалось передать 28,6 млрд куб. метров топлива, а Корпорация – «осуществить встречную поставку для РАО материально-технических ресурсов и оказать услуги на сумму, равную договорной стоимости поставляемого газа».

Разбор полетов

Кто такой Рэм Вяхирев?

Рэм Иванович работал в газовой отрасли всю свою жизнь. Занимал должности заместителя председателя, председателя правления, председателя совета директоров Газпрома и даже с благословения Президента Ельцина некоторое время управлял от имени Российской Федерации 35%-ным пакетом акций РАО.

Кто такой Андрей Вавилов?

Фото: ru-read.ru

В течение почти четырех лет Андрей Петрович работал заместителем министра финансов, курировал обслуживание внешних долгов Российской Федерации; состоял членом совета директоров Газпрома. И, главное, однажды Вавилов проговорился журналистам, что во время кампании по выборам Президента РФ в 1996 г. именно ему, Вавилову, Ельцин «доверил избирательные деньги».

А теперь, давайте, попробуем догадаться, кто же в России в 1996 г. мог одобрить международную многостороннюю сделку на сумму в несколько миллиардов долларов США и обеспечить проводку огромной суммы по счетам казначейства, министерства финансов и министерства обороны России в течение одного дня?

А кто в Украине в 1996 году мог безусловно гарантировать «встречную поставку материально-технических ресурсов и услуг» на сумму почти в $3 млрд?

Правильно. Это Президенты Борис Ельцин и Леонид Кучма.

Тогда получается, что все остальные участники газовых операций 1995-1996 гг. – это всего лишь «стрелочники». Доля их незавидна, судьба – печальна, ибо именно они обреченны, в случае провала, нести ответственность и за себя, и «за того парня».

Так, собственно, и случилось.

Окончание следует