Все публикацииПолитика

Варшава, саммит «Восточного партнерства». Шаги в евроинтеграции Украины

Читая некоторые комментарии к саммиту «Восточного партнерства» в Варшаве 29-30 сентября 2011-го, трудно избавиться от впечатления, что некоторые их авторы, похоже, злорадствуют. Злорадствуют, что в итоговой декларации этого саммита нет упоминания о перспективе Украины стать хоть когда-нибудь членом Европейского Союза.

Вячеслав ПиховшекВячеслав Пиховшек, публицист, постоянный автор Lb.ua
Варшава, саммит «Восточного партнерства». Шаги в евроинтеграции Украины
Фото: www.president.gov.ua

«Перевернем» вопрос. А предусматривалась ли формализация такой перспективы в каких-либо документах этого саммита? И вышли ли отношения Украины и Европейского Союза на уровень, когда постановка вопроса о подаче нашей страной заявки в ЕС возможна и, более того, целесообразна?

Нет, ничего подобного и не планировалось, и произойти не могло. Тогда зачем Украина участвовала в саммите?

«Восточное партнерство»: что это?

Инициатива Польши и Швеции для Украины, Молдовы, Беларуси, Грузии, Армении и Азербайджана, датированная маем 2008-го. Тогда, на состоявшемся в Праге первом саммите «Восточного партнерства» в отношении Украины ЕС задекларировал:

1. Упрощение визового режима и постепенное движение к его либерализации.

2. Соглашение о зоне свободной торговли.

3. Адаптация украинского законодательства к европейскому.

4. Региональное сотрудничество.

5. Создание интегрированной системы управления границами.

6. Сотрудничество в сфере энергетической безопасности.

Фото: EPA/UPG

Итак, шел 2008 год. Все уже в курсе приступов «братской дружбы» триумфаторов майдана Ющенко и Тимошенко. Произошли отставка первого «оранжевого правительства», разгон Ющенко в мае 2007-го Конституционного суда Украины. Евросоюз изнемогает под прессом хлестаковщины Виктора Ющенко. 5 февраля 2005-го тот заявил: Украина готова подать заявку на членство в ЕС. И еврокомиссар по внешним связям и политике европейского соседства Бенита Ферреро-Вальднер была вынуждена впервые в истории украино-еэсовских отношений ответить предельно жестко: «надо спуститься на землю. Посмотрите на украинскую экономику: там так много надо менять».

Конечно, Украина права, рассматривая «Восточное партнерство» как обещание женится, а не как замужество. Конечно, в Украине всегда рассматривали «Восточное партнерство» как эрзац членства в ЕС, неприемлемый эрзац, и не хотели этого «заменителя». Конечно, были правы Польша и Швеция, предлагая «Восточное партнерство» как «лучшее, что у нас есть» – если использовать в этом контексте слоган Тимошенко по предложению Турчинова мэром киевлян. И тем не менее…

«Восточное партнерство» как шаг к ЕС

Политику Виктора Януковича на европейском направлении надо помнить по датам. Первый его визит в качестве президента Украины, в марте 2010 года – в Брюссель. Принятие в начале лета 2010 года под руководством парламентской фракции Партии регионов законов, которые ЕС от Украины так долго при «оранжевых» добивался, но их не получил: о рынке газа, о НБУ, позже – о доступе к публичной информации, о защите персональной информации.

Фото: www.president.gov.ua

22 ноября 2010-го Виктор Янукович получил то, что «оранжевым» ЕС не дал: План действий Украина-ЕС. Следующая важная, с моей точки зрения, дата – 23 сентября 2011-го. Накануне саммита «Восточного партнерства», Еврокомиссия и Европейская служба внешних действий утвердили первую оценку прогресса Украиной в выполнении этого Плана. По «поддержке гражданского порядка» и «противодействию нелегальной миграции» прогресс Украины оценен как «хороший» и «очень хороший». Следующая оценка появится до конца 2011-го.

«Восточное партнерство» бессмысленно игнорировать. Украина – крупнейший торговый партнер Евросоюза из стран «Восточного партнерства». «Евростат», Европейская статистическая служба, перед варшавским саммитом выпустил сообщение: «товарооборот с Украиной охватывает половину торговых отношений ЕС с шестью странами «Восточного партнерства».

Из денег, запланированных Евросоюзом на «Восточное партнерство» на 2009-2013 годы, Украина получила и еще получит в общей сложности 964 млн. евро. Среди проектов – поддержка внедрения транспортной стратегии Украины в 65 млн. евро и модернизация системы аварийной защиты реактора первого блока Хмельницкой АС в 10,6 млн. евро.

Спецоперации накануне саммита

Информационно нас готовили к следующему. Украине «ничего не дадут» – как будто каждый саммит должен что-то «давать». Саммит проигнорируют ключевые фигуры – французский президент Саркози и британский премьер Кэмерон. Их заменят премьер Франции Фийон и заместитель премьера Великобритании Клэг. Подразумевалось, что якобы уровень Фийона и Клэга – третьестепенный.

Скепсис Саркози к «Восточному партнерству» понятен с пражского саммита, на который он тоже не приехал. Он и Кэмерон в этом месяце много времени уделили Ливии, побывали там вместе. И, конечно, Греции – члену Евросоюза.

Приехавших на саммит – предостаточно. Кроме президента Европейского совета Германа Ван Ромпея, участвовали президент Еврокомиссии Жозе Мануэль Баррозу, президент Европарламента Ежи Бузек, представитель ЕС по внешней политике и политике безопасности Кэтрин Эштон, канцлер ФРГ Ангела Меркель, премьер-министр Испании Хосе Луис Сапатеро, президенты Польши, Чехии, Румынии и Литвы. Из стран «Восточного партнерства», кроме президента Украины Виктора Януковича прибыли президенты Азербайджана Ильхам Алиев, Армении Серж Саргсян, Грузии Михаил Саакашвили.

Фото: www.president.gov.ua

Другие важные вещи «засветила» польская «Gazeta Wyborcza». Что Украина и ЕС решили вопрос по принципам отмены пошлины в автомобильном секторе и по фитосанитарным нормам в сельском хозяйстве. Что компенсация Украине за открытие энергетического рынка для европейских компаний еще обсуждается. Что 17 октября в Киеве еврокомиссар по вопросам торговли Карл де Гухт должен предварительно подтвердить завершение переговоров по ЗСТ, а официально это должно быть сделано во время визита президента Януковича в Брюссель 20 октября. Что Германия и Франция не хотят, чтобы в декларации саммита появилось обещание о присоединении в будущем Украины к ЕС. С этой мыслью солидаризировался брюссельский «EUobserver»: Франция «систематически блокирует» определение стран «Восточного партнерства» в официальных документах ЕС «европейскими государствами», так как это воспринимается почти как «страны-члены ЕС».

Как проходил саммит?

Виктор Янукович и президент Польши Бронислав Коморовский выступили перед прессой после «двусторонки» в замке «Бельведер». Затем Янукович и премьер Польши Дональд Туск после «двусторонки» выступили перед прессой в здании правительства Польши. Формат выступлений был специально продуман без вопросов журналистов. Мэссидж Коморовского содержал ключевое утверждение: Польша готова помогать Украине не только в заключении соглашений о ЗСТ и об ассоциации, но и в их ратификации национальными парламентами стран ЕС. Предложение объединить усилия дипломатов и лоббистов дорогого стоит. Премьер Туск говорил об усилиях Украины на европейском направлении.

Фото: www.president.gov.ua

Я присутствовал при начале «двусторонок» президента Януковича с премьером Ирландии Эндо Кенда и премьером Португалии Педру Пасуш Коэльо. Это была первая за 20 лет встреча на высшем уровне руководителей Ирландии и Украины. Янукович пригласил премьера Ирландии посетить с официальным визитом Киев и сказал, что на 20-м году отношений двух стран пора бы создавать договорно-правовую базу. Приглашение посетить Украину получил и премьер Португалии. Дальше были встречи Януковича с председателем Еврокомиссии Баррозу и председателем совета Евросоюза ван Ромпеем, а также канцлером Германии. И выступление Виктора Януковича непосредственно на саммите.

Ключевые мэссиджи:

«Предоставление Украине и другим государствам-партнерам, достигшим прогресса в сближении с ЕС, четких политических сигналов относительно европейской перспективы будет залогом успеха «Восточного партнерства».

«Подтверждаю готовность к поиску консенсусных решений относительно цели сближения с ЕС для тех партнеров, которые видят свое историческое место в объединенной Европе».

Довольно интересным было выступление канцлера Германии. Ангела Меркель обратилась лично к Януковичу в отношении его личной роли для возобновления отношений Евросоюза и Беларуси. Это, конечно, лестное признание. Но у Германии нет общих границ с Беларусью, и, следовательно, необходимости закончить их делимитацию и демаркацию. Украина сейчас границами занимается. Определенности границ Украины с Российской Федерацией и Беларусью требует и Евросоюз.

Фото: www.president.gov.ua

Помню, как 5 апреля 2005 года президенты Буш и Ющенко заявили о «поддержке свободы» в Беларуси, после чего о делимитации и демаркации границы с этой страной в Киеве по понятным причинам на пять лет «забыли». Впрочем, я и не пытаюсь переубедить считающих, что права человека в Беларуси важнее для Украины, чем статус границы. Просто граница – тоже важно.

Журналистам Виктор Янукович сказал, что Евросоюз позитивно оценивает прогресс Украины по выполнению обещанного ЕС. Что оставшиеся вопросы по ЗСТ, как он надеется, решат за следующие недели. Что в Украине накануне заключения договора о ЗСТ пройдут переговоры с товаропроизводителями – это об объединениях работодателей, входящих в УСПП. Сказал, что по Тимошенко вопросы ставят, не уточнил, кто, но он лично комментировать судебный процесс не будет, ибо это может истолковываться как давление на суд или на правоохранительные органы. Дал мэссидж и для внутренней политики – сказал о поручении Кабмину разработать механизм компенсации сбережений в Сбербанке СССР.

«Восточное партнерство» и будущее членство Украины в ЕС

Виктор Янукович многократно, в разных выражениях говорил о цели Украины – членстве в Европейском Союзе. Это означает, что Украина не дает себя «сбить», настаивает на своем, независимо от конъюнктуры на европейском политрынке. Тем более, что, как многим известно, выходу замуж иногда предшествует обещание жениться.

Но Украина и до варшавского саммита получала какие-то полуобещания-полунамеки. 25 февраля 2010 года Европарламент принял резолюцию по Украине: «поскольку Украина является европейским государством, в соответствии со статьей 49 Договора о Европейском Союзе, может запросить о членстве в ЕС, как все европейские страны».

Фото: EPA/UPG

25 мая 2011 года в Коммуникации Еврокомиссии относительно стран-соседей, есть ссылка на статью 49 «Договора о Европейском Союзе», в которой говорится о праве любой европейской страны подавать заявку на членство в ЕС.

Да, несмотря на настояния украинской власти о необходимости предоставления Украине перспективы членства в ЕС, в конечной декларации саммита такой формулировки не было. А было сказано о признании «европейских устремлений» стран, которые стремятся стать членами ЕС, в частности, Украины.

По словам источника в официальной делегации президента Украины, во время принятия этой декларации за ссылку на 49-ю статью Договора о Евросоюзе в отношении Украины проголосовали представители 13 стран. Против – 14-ть. Такова ныне раскладка сил по нашему вопросу. Но не надо увлекаться цифрами. Когда дело о членстве Украины в ЕС возникнет «в реале», понадобится согласие всех.

Представляется, что украинская политика в отношении Евросоюза состоит в тактике «рубить хвост коту по кусочкам». Сначала – план по безвизовому режиму, затем – соглашение по зоне свободной торговли, потом – соглашение об ассоциации. Медленно? А кто-то до этой украинской власти демонстрировал более высокую скорость? И каков результат – до Януковича?

Декларация варшавского саммита подтвердила реальность планов Украины по соглашениям о ЗСТ в этом году и об ассоциации в начале следующего. Ратификация соглашений в национальных парламентах стран-членов ЕС также будет требовать времени и, вероятно, многих визитов представителей украинской власти в европейские столицы.

ЕС и фактор Тимошенко

Из сообщений в отечественной прессе следует, что тема ареста и приговора Тимошенко была чуть ли не центральной на саммите. Так не было. А было вот как. Форматы совместных выступлений Януковича с Коморовским и Туском были продуманы без вопросов журналистов. Они при Януковиче ничего о Тимошенко не говорили. Ван Ромпей о Тимошенко высказался на пресс-конференции. Януковича к тому времени в Варшаве не было. Никакой конспирологии – как и многие другие руководители стран, он на официальный ужин не остался. По словам высокопоставленного источника в его делегации, президент решил лично находиться в стране в связи с известными событиями. Итак, мы знаем, что тема Тимошенко поднималась, но как – сказать трудно. Ни один журналист при этом не присутствовал. Слова ван Ромпея на пресс-конференции «мы выразили обеспокоенность по поводу судьбы бывшего премьера» вполне могут быть жестче, чем то, что он говорил непосредственно Януковичу.

Некоторые источники цитируют слова польского премьера Туска «путь Украины в Европу начался при премьере Тимошенко». Я их не слышал, но если г-н Туск так сказал, то он, конечно, не прав. Первые консультации Украины и ЕС состоялись 5 сентября 1997-го. 11 июня 1998-го появился Указ Президента «Об утверждении Стратегии интеграции Украины в ЕС». Руководил Украиной тогда Леонид Кучма.

Некоторое впечатление о том, что Виктору Януковичу хотела сказать Ангела Меркель, дает сайт бундесканцлера. Каждый, владеющий немецким языком в пределах школьной программы, прочитав сообщение о том, что «Меркель приведет в Варшаве двусторонние переговоры, в том числе с Президентом Украины Виктором Януковичем» и что «на саммите Восточного партнерства, канцлер Меркель указала на необходимость демократических реформ, особенно в Беларуси и Украине» может сравнить эти скупые строки с тем, что бундесканцлер адресовала руководству Беларуси. И прийти к выводу: немцы не перенесли тему Тимошенко в публичную плоскость.

Европейские перспективы Украины после Варшавы: выводы

Те же, что и до саммита. Логика, как и раньше – сначала ЗСТ, потом соглашение об ассоциации, парафирование, ратификация. Короче, дорогу осилит идущий.

По Тимошенко. Прав министр иностранных дел Константин Грищенко: «дело Тимошенко не может стать разменной монетой в обмен на фиксацию в соглашении об ассоциации нормы о членстве Украины в ЕС». Ибо «если представители власти об этом начнут так говорить, они признают, что в Украине судебная власть не является независимой».

Фото: Макс Левин

А если «перевернуть вопрос»? Допустим, судья Родион Киреев захочет войти в историю евроинтегратором и выпустит Тимошенко? Но я никогда не слышал от европейцев нечто вроде выражения – выпустите Тимошенко в обмен на членство в Евросоюзе? Или – так говорили?

Ситуация с Тимошенко напоминает студенческий анекдот. Штирлиц приходит к Мюллеру, признает, что он советский шпион, а тот отвечает: «что люди не придумают, чтобы на картошку не ехать». Ситуация с Тимошенко – повод, чтобы не формулировать для Украины перспективу членства в ЕС? Тогда какая разница, какой повод? Не будет Тимошенко, найдут другой? Или все-таки перестанут делать всю страну заложником решений человека, который, являясь в то время представителем власти, самолично издавал директивы, объявлял «эпидемию гриппа», решал, какие банки и в каких объемах «рекапитализировать» и может понести за это ответственность?

И последнее. На мой вопрос, может ли Украина сделать участие в запланированной приватизации сельскохозяйственной земли французских и немецких компаний предметом обмена на полноценное членство в Евросоюзе, высокопоставленный представитель Администрации президента Украины ответил отрицательно. Что тоже о многом говорит.

Вячеслав ПиховшекВячеслав Пиховшек, публицист, постоянный автор Lb.ua