Все публикацииПолитика

Труба – стране, труба – народу

При Советах сей креативный слоган украшал проходную одного из предприятий, ныне принадлежащих Виктору Пинчуку. Завода по изготовлению труб, как несложно догадаться. Сегодня он бы вполне уместно смотрелся над фасадом Печерского райсуда. «Труба» народу - лучшая характеристика происходящего в его стенах. Лучшая, поскольку народу, который подобное терпит, действительно «труба». В кавычках, разумеется. А стране – без кавычек. Точнее, верховным ее представителям. Желающих «впаять» срок Юлии Тимошенко не потому, что они ее не любят; не потому, что боятся, потому, что только вынесение ей обвинительного приговора – относительно приемлемый предлог для расторжения газовых контрактов. Стоимость актива под названием «труба» - не менее 150 миллиардов долларов (по оценкам весьма скромным), за такой куш стоит побороться. И если для этого потребуется кого-то посадить – посадят. Без всяких колебаний. Причем не только Тимошенко. Не сомневайтесь.

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua
Труба – стране, труба – народу
Фото: trumanlibrary.org

Один из главных принципов военной тактики гласит: нельзя недооценивать врага.

Если власть затеяла суд над Тимошенко, очевидно не забавы лишь ради. Конечно, фактор «личной мести» никто не отменял. Как и получения ряда приятных бонусов. Вроде невозможности условно осужденной Юлии Владимировны участвовать в избирательных кампаниях.

Только все эти резоны – политические. А у верховных руководителей страны логика не политическая – бизнесовая. Логика не государственных деятелей - дельцов. Не спешите осуждать. Просто таков их психотип; особенность, которую необходимо учитывать. При которой экономические мотивы превалируют над политическими, следовательно – обогащение важнее политической целесообразности.

***

Согласитесь, сбить одним шаром десять кеглей очень приятно. Особенно, если изначально вы не очень-то целились.

К «делу Тимошенко» эта аналогия вполне уместна. Не стоит подозревать его инициаторов в гениальной прозорливости. В том, что изначально все тщательно распланировали, запрограммировали и т.д. Скорее – действовали наобум, по принципу «будь, что будет, а там – посмотрим». В отличие от «чистой» бизнесовой, логика «политико-бизнесовая» системностью не отличается.

Тем не менее, на сегодня, «дело Тимошенко» превратилось в настоящую многоходовку. Со сложно прогнозируемыми последствиями. И надежд на «хэппи энд» все меньше. При том, что еще недели три тому, мало кто сомневался в благополучном для ЮВТ исходе. Хотя сама она, также – адвокат Власенко, с первого же заседания декларировали прямо противоположное. Дескать, Юлию Владимировну хотят не просто условно осудить – «впаять» ей лет 7-10. Особо резкие заявления звучали в дни, когда под Печерским судом не собиралось недостаточно внушительное количество сторонников ЮВТ. Либо – когда их смывало оттуда дождем.

Фото: Макс Левин

Было б даже странно, заявляй Юлия Владимировна что-то другое. Публичность, публичность и еще раз публичность – один из немногих, оставшихся в ее распоряжении, инструментов защиты. Об инструментах правовых, говорить, к сожалению, не приходится. В условиях внеправовой ситуации они неприменимы.

Поэтому, лучшая защита для лидера БЮТ – нападение. Сама она серьезность ситуации вполне осознает. Как и спектр всех выгод, которые получит нынешняя власть, упрятав ее за решетку. Именно:

  • Создаст базис для расторжения газовых контрактов;
  • Сформирует образ мощной державы с мощным руководителем во главе (как ни странно прозвучит);
  • «Утрет нос» Северному соседу.

Теперь – подробно.

1. Газовые контракты

Оппоненты Юлии Владимировны – от Ющенко до Азарова ни раз заявляли: договариваясь с Путиным, Тимошенко получала некий свой интерес. С какой, спрашивается, стати, до сих пор действуют контракты, в которых заложен интерес не действующих руководителей страны, а их предшественницы? То-то.

Как их расторгнуть? Только на основе обвинительного приговора для той, которая их породила. Иначе не объясниться ни перед мировым сообществом, ни, прости Господи, перед собственным электоратом. Который по-прежнему свято верит в то, что Украина и Россия – стратегические партнеры. На самом деле, стратегическое партнерство имеет место в бизнесе. На межгосударственном уровне его и близко нет. И быть не может. Еще в начале президентской каденции Виктора Федоровича, как уже писал Lb.ua, стало понятно: на «особые» отношения с Москвой Киеву рассчитывать не стоит. Россия не обязана любить Украину просто потому, что ПР – партнер «Единой России». Другое дело – развивать взаимовыгодную предпринимательскую кооперацию.

Скажите, слышали ли вы что-то о корпоративных конфликтах российского и украинского бизнеса? Действительно крупных корпоративных конфликтах? Нет? То-то. А сколько противоречивых политических заявлений сделали руководители наших стран? Сколько раз Азаров опровергал сказанное Путиным и наоборот? Вот-вот. Как сказал однажды Виктор Федорович Владимиру Владимировичу: «Россия – ваш бизнес. Украина – мой». Не лезьте, де, со своим уставом в мой монастырь. Мало кто знает: тот разговор и стал началом «ледникового периода» между Кремлем и Банковой. Разговоры относительно участи Игоря Диденко датированы более поздним временем. В том числе – ключевой, после которого Владимир Владимирович окончательно утвердился в чувстве неприязни к Виктору Федоровичу.

Фото: EPA/UPG

Дело было еще с полгода тому. Когда, в завершение одного из двусторонних визитов, Премьер РФ и Президент Украины сели отобедать, первый – на правах гостя - обратился с вкрадчивой просьбой:

- Виктор Федорович, мне бы очень хотелось, чтобы до конца нашей трапезы вопрос по Диденко был решен.

Виктор Федорович, не меняя выражение лица, принялся ныть что-то относительно того, что на правосудие влияния не имеет.

Владимир Владимирович не настаивал, но аппетит у него резко испортился. Гость откланялся значительно раньше того, как подали десерт.

Позже – уже в Москве – у Владимира Владимировича испортилось еще и настроение. Оттого, что ему передали фразу, будто бы невзначай оброненную Виктором Федоровичем: «Чего он мне про Диденко вопросы задает? Я же у него про Ходорковского не спрашиваю».

Думаю, реакцию российского премьера пересказывать излишне.

Зато нелишне добавить: по ходу последней встречи со своим коллегой Азаровым, он мягко намекнул уже на три «пожелания российской стороны». Первое – Таможенный союз, второе – оставить в покое Тимошенко, третье – выпустить Диденко. Николай Янович, не мудрствуя лукаво, дал ответ на следующий же день – публично, в довольно резкой, если не сказать хамской, манере.

Последующие контакты Виктора Федоровича с Владимиром Владимировичем позитивного сдвига также не дали. Что вполне подтвердилось во вторник, когда зал Апелляционного суда покинули Шепитько и Макаренко. Диденко остался за решеткой. Хотя все трое, протомившись в СИЗО год (!), проходили по одному делу.

Фото: Макс Левин

Зачем, спрашивается россиянам украинские оппозиционеры? Не из гуманистических, конечно, соображений, исключительно для того, чтоб самим не оставаться заложниками дурацкой ситуации, при которой в соседней стране людей судят за то, что они вместе подписывали.

«Ресурс страны – мой ресурс»

…Впрочем, мы отвлеклись. Основной вопрос – как качать деньги «из трубы» по новой схеме.

Сегодня приблизительная стоимость актива под названием «труба» - 150 миллиардов. Плюс-минус. Куш, на который можно работать всю жизнь. Сравнимый, разве что, с прибылями от дерибана земли, ради которого, собственно, затеяна земельная реформа.

Как его заполучить? Предложить долю тому, кто поможет в борьбе.

Что на практике? Де-факто – нового, по обоюдному согласию созданного, посредника, которому «на входе» Туркменистан продает газ. У которого – «на выходе» - Россия его покупает. Украина, в свою очередь, покупает не у России – тоже у посредника. Все при делах, все зарабатывают, значит – все мотивированы настолько, что обсуждать вопросы политические, не остается уже ни времени, ни желания.

Фото: willbe.ru

Второй вариант – Россия схему отвергает (что кажется даже более вероятным). Но контракты-то уже аннулированы, значит – руки Киева развязаны: покупать себе газ она может напрямую – на восточной границе. Собственно, такие попытки и раньше предпринимались, но Туркменистан и Азербайджан категорически отказывались «передавать» товар на границе. Нынче – никакой категоричности: украинским чинам (конкретно – Бойко и Фирташу) удалось выстроить с новым туркменским руководством свои отношения. Которым – что крайне важно – рада Европа, хронически уставшая от российского газового шантажа.

Если внимательно отследить динамику обмена двусторонними любезностями, сделаете вывод: из глухой обороны, украинская сторона перешла в довольно агрессивную атаку. Приободрилась, так сказать. Активация первого варианта гарантирует скорую прибыль. Второго – постепенное, но солидное обогащение, которое сулят европейские рынки. Путь к коим - без российского «тормоза» - куда короче и веселее. А ведь украинские правящие элиты и так туда держат курс...

Тем более, через пару лет, достроив альтернативные мощности, россияне их и так «отожмут». И пока Киев в "дамках" – этим надо пользоваться. В чем приоритет? В газовых хранилищах. Российская сторона таким количеством «резервуаров» не обладает – вынуждена перегонять туркменский газ в Европу довольно быстро. И единственный «запасной аэродром» - Украина.

Пока, по крайней мере.

Экономическое обоснование, более глубокий анализ предпосылок и последствий подобной кооперации – тема для отдельного материала, подготовку которого Lb.ua уже осуществляет.

Вам все недостает политических обоснований? Ладно, вот – мнение со стороны. Конкретно - директора Международного института политической экспертизы Евгения Минченко, который напрямую увязывает прессинг Тимошенко с газовым конфликтом. По мнению Минченко, процитированное «Московским комсомольцем» 27-го июня, «столь своеобразным способом «донецкие» доказывают, что нынешняя цена на газ не справедлива». Акцентирую еще раз – это важно. Любая власть развивается в рамках определенной парадигмы, любая имеет собственную корпоративную идеологему. Подчеркиваю: любая.

Для российской власти идеологема неизменна – имперская идея. Практически все высшие руководители РФ обременены – в той или иной степени – осознанием некоей особой своей миссии, мечтой о «великой России», ну и т.д.

В Киеве все гораздо проще. Идеологема наших лидеров – бизнес. Бизнес на власти.

Фото: Макс Левин

Для полноты картины – метафора. Вы знаете, что такое «синдром Хосни Мубарака?». То же, что «синдром Каддафи». Это когда базовая установка: «все вокруг народное, все вокруг мое». Действующая украинская власть этому синдрому также подвержена. Ее парадигма: «ресурс страны – мой ресурс». Не использовать его для личностного обогащения – несусветная глупость. Отсюда – подходы и методы.

2. Сильное государство

Что лично у вас ассоциируется со словосочетанием «сильное государство»? Европейские демократии, американские свободы или жестко централизованная вертикаль Российской Федерации? Подозреваю, последнее. Продолжим ассоциативный ряд. В «сильном государстве» центр – сильный лидер с откровенно авторитарными замашками; есть не слишком свободные СМИ; есть марионеточная оппозиция… Данному «стандарту» Украина уже практически полностью соответствует (про нефть и газ, позволяющие кое-кому чувствовать себя довольно вольготно как внутри страны, так за ее пределами, промолчим). Не хватает только «политических сидельцев». Которые маются как бы не за политику – экономику, но ведь все всё понимают. Рефлексирующее меньшинство – своё (да, только, кто его спрашивает). Голосующее большинство – своё.

Для последних «легенда» такая: сильный лидер закрыл того, кто мешал ему строить страну. Верят ли в это люди? А какая разница, если выбирают тех, кого нужно?! Причем сами, никто их не заставляет.

Кстати, мало кто, даже из свободомыслящей публики знает истинную историю «начала конца» Михаила Ходорковского. А было это так. Давным-давно, на одном из совещаний у Путина (собравшего, к слову, довольно узкий круг), тогдашний глава государства российского обратился к владельцу «Юкоса»: «Михаил Борисович, вам не следует помогать оппозиции». Для убедительности – ввернул что-то о пользе Отечеству. «Я не могу, я обещал», - потупив взгляд, сообщил Ходорковский.

Позже, в кругу еще более узком, повторно прозвучала та же просьба (сформулированная именно как просьба) и тот же ответ. Больше ВВП вопросов не задавал, а Ходорковский уже восемь лет как сидит. Безусловно, одной этой зарисовкой «дела Ходорковского» не объяснить. Да, и цели-то подобной не стоит. Так – дополнительный мазок на полотне. Ведь, на сложные вопросы не бывает простых ответов. Не трудитесь их искать. Несправедливость? Что вы говорите?!

Собственно, с «дела Ходорковского» и началось в России действительно тотальное «закручивание гаек», усиление репрессивного аппарата. В результате сегодня, альтернативы предлагать некому – вольнодумцы либо посажены, либо эмигрировали, либо сидят по кухням. Сопротивляться тоже некому – все боятся.

Как известно, страх – безотказный инструментарий автократии (Николай Янович даже лично это подтверждал). За короткое время страх превращается в привычку. Сперва люди просто боятся, потом – привыкают бояться. В итоге: сильное государство, сильный лидер, послушный и довольный (!) народ, Тимошенко сидит (Луценко - тоже).

Не это ли – прекрасная мечта владельца «Межигорья»?

3. Утереть нос соседу

Комплекс «меншовартости» относительно Северного соседа, присущ не только большинству народонаселения Украины, но и ее руководителям. Да-да, не сомневайтесь.

Причем ощущение собственной неполноценности обусловлено не тем, что российские лидеры столь продвинуты, говорят об инновациях и столь любимы народом. Не тем, что они больше зарабатывают на государстве. Не тем, что на геополитическом поле Россия – крупнейший игрок. Не тем, что в РФ «вертикаль и порядок» (излюбленный киевский стереотип). Не тем, что Москва чаще сама диктует условия, чем позволяет что-либо себе навязывать. Нет, «меншовартисть» в том, что ни Путин, ни Медведев, ни даже Грызлов не признают в Викторе Федоровиче и Ко равных. Не признают, и все тут. Следы прошлого можно зарихтовать перед электоратом, но напрочь их не удалить. Никак не удалить. Это самое неудавшееся прошлое и тяготеет над правящими украинскими элитами. По формальным признакам от российских коллег они не отстают. У них тоже есть яхты, дворцы, угодья, дзюдо подменяет теннис\гольф, нанотехнологии – футбол. Они тоже умеют отдыхать на Сардинии (распугивая иностранную детвору наколотыми на груди куполами. Я не шучу). Сочи принимает Олимпиаду, Киев – Евро. Перечень можно продолжать… Все это так, но… Заковыка – в бесконечных но. Которые ничем не исправить. Как не стереть в глазах лидеров РФ надменного презрения. Вслух они, конечно, промолчат, но от этого, право, не легче.

Что же предпринять, как утереть нос гордецам? Превратить Украину в государство более прогрессивное, успешное, более процветающее? Для носителей имперского мышления, государственнической логики – вариант. Для дельцов во власти – нет.

Монополизация коррупционной вертикали, укрепление силового ресурса – для них более понятны. Ну, и посадка главного оппозиционера Тимошенко, разумеется.

См.пункт номер два: чтоб боялись. Пункт номер три: чтоб не насмехались, особенно – соседи.

Забавный способ самоутверждения, однако.

Тимошенко поможет Запад? Ой, не смешите! Много вы вспомните примеров предметной реакции украинских властей на гневные эскапады Европы и США?

Вот-вот. Не говоря уж о том, что Старый свет сам довольно прагматичен. Как не единожды уже заключал Lb.ua - исходя из опыта множественных своих брюссельских контактов – во имя осуществления Киевом выгодных Европе экономических шагов, ЕС готов даже временно закрыть глаза на сворачивание демократических процессов в Украине.

Сомневаетесь? Зря. Сколько мировые лидеры ни намекали Путину (и даже уже Медведеву) на целесообразность освобождения Ходорковского, свободнее от этого узник не стал, но и руки Владимиру Владимировичу не перестали подавать.

Отечественные правители сие приметили. И это дополнительно минимизировало шансы Юлии Тимошенко выйти из воды сухой, из Печерского суда - вольной.

Спасти ее, вместе с ней – всю страну, может лишь чудо. Я пишу «всю страну» не потому, что подозреваю ЮВТ в непреодолимом желании, наличии мощного потенциала для превращения Украины в рай. Причем в сжатые сроки. Вовсе нет. «Вся страна» - это не политик А., не деятель Б., это – простые граждане. Которые если один раз эту подачу пропустят, второй раз головы уже не поднимут. Страх, как было сказано, быстро превращается в привычку.

***

Ну, и напоследок – о газовом куше. Законопроект №7562, открывающий дорогу Кабинету министров к приватизации, продаже ГТС, распоряжению ее имуществом, в ВР уже зарегистрирован. И ожидает рассмотрения. С его принятием автоматически утратит силу ныне действующий мораторий на любые подобные операции с ГТС. То есть, решать участь украинской трубы Кабмин сможет единолично. Кто-то сомневается в том, что депутаты проголосуют «за»?

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua