Все публикацииПолитика

Ленин в Межигорье

Одно из воспоминаний детства: несколько раз в год (к Первомаю, к Великому Октябрю, ко дню рождения и дню смерти Ленина) по телевизору показывали трилогию – «Ленин в Октябре», «Ленин в 1918 году» и «Рассказы о Ленине». Наиболее драматическим казался второй фильм трилогии – соседка-бабушка, приходившая к нам смотреть этот фильм за неимением собственного телевизора, дождавшись момента покушения на Ленина, неизменно выкрикивала: «Вот курва!!!» (понятное дело, это адресовалось Фанни Каплан, чью роль блистательно сыграла Наталья Ефрон). А вот третий фильм (снятый несколько позже и другим режиссёром, но якобы венчающий трилогию, придающий ей завершённости и чёткости) запомнился одним эпизодом: больной Ленин, 1923 год, ему приносят издаваемую в единственном экземпляре газету «Правда», в которой – especially for Ленин – печатают исключительно положительную и оптимистическую информацию. Ну чтобы Вождь не волновался. И тут Ленин случайно узнаёт правду, послушав передачи по радиоприёмнику – ну почти как советские диссиденты, сидя на кухнях во времена застоя.

Наталья ПриходькоНаталья Приходько, независимый журналист Института Горшенина
Ленин в Межигорье
Фото: Макс Левин

Почему это вспомнилось? Да потому, что Виктора Януковича, кажется, тоже пичкают информацией, выходящей в единственном экземпляре. Ленин в своё время был ограждён от реальной жизни в Горках. Янукович оградился от мира в Межигорье и не замечает, как среди его окружения началась острейшая борьба за власть, в которой его именем прикрываются – как в своё время прикрывались именем Ленина различные троцкие, бухарины, рыковы, пятаковы, каменевы и зиновьевы.

***

Косвенным свидетельством борьбы за власть является раскрутка дела Тимошенко. Янукович не понимает, что Тимошенко используют именно против него – и используют представители его же окружения. Для самой Тимошенко наиболее страшным является забвение, потеря к ней интереса со стороны политических оппонентов. Но кому-то выгодно сегодня выставлять Президента Украины в виде диктатора и самодура, который преследует политических соперников. Кому-то в окружении Януковича не хочется отказываться от войны с Тимошенко, искусственно подогревая к ней интерес. Ведь война не только разрушает – многих она ещё и кормит. Не случайно во время войны в Чечне чеченским боевикам поставляли оружие именно российские структуры. Та же история с Тимошенко. Янукович же в это время находится в своих комфортабельных Горках, и единственная возможность посмотреть правде в глаза – заглянуть в Интернет, который от него тщательно прячут…

Фото: Макс Левин

При детальном рассмотрении ситуации можно заметить, насколько события 2011 года напоминают начало 20-х годов ХХ века в России. У истории есть свойство повторяться. Но ведь не клонироваться же! Хотя… Давайте сопоставим ряд личностей – из истории ВКП(б) и нынешней политической действительности в Украине.

Итак…

Сергей Лёвочкин – Иосиф Сталин

Фото: Макс Левин

Сергей Владимирович сегодня занимает должность, которая реально должна быть обычной канцелярской должностью. Иосиф Виссарионович по состоянию на 1922 год занимал приблизительно такую же должность – Генерального секретаря. В его обязанности входило следить за рабочими графиками, вести заседания ЦК, вести архив и делопроизводство. Но постепенно Сталин понял: в его руках – все коммуникации. Кто владеет коммуникациями – владеет миром. Сталин единственный знал регламент, повестку, умел манипулировать людьми, а когда Ленин тяжело заболел, то стал главным оракулом партии, вещая от имени больного Вождя. Спустя годы, когда Крупская пыталась протестовать против искривлений воли Ленина, Сталин грубо её перебил и сказал: «Будешь спорить – вдовой Ленина назначим Стасову».

Лёвочкин понимает ценность тактических союзов и умеет выстраивать стратегические цепочки. Он умён, разбирается в аппаратной работе, умеет выжидать, не прощает обид. Почти как Сталин. Помните ленинское «Письмо к съезду»? «Сталин слишком груб, и этот недостаток, вполне терпимый в среде и в общениях между нами, коммунистами, становится нетерпимым в должности генсека. Поэтому я предлагаю товарищам обдумать способ перемещения Сталина с этого места и назначить на это место другого человека, который во всех других отношениях отличается от тов. Сталина только одним перевесом, именно, более терпим, более лоялен, более вежлив и более внимателен к товарищам, меньше капризности и т. д. Это обстоятельство может показаться ничтожной мелочью. Но я думаю, что с точки зрения предохранения от раскола и с точки зрения написанного мною выше о взаимоотношении Сталина и Троцкого, это не мелочь, или это такая мелочь, которая может получить решающее значение».

Кстати, Сталин – по воспоминаниям Троцкого – тогда ответил: «– Что ж, я действительно груб… Ильич предлагает вам найти другого, который отличался бы от меня только большей вежливостью. Что же, попробуйте найти.

– Ничего, – отвечал с места голос одного из тогдашних друзей Сталина. – Нас грубостью не испугаешь, вся наша партия грубая, пролетарская».

Партию регионов тоже грубостью не испугаешь – вся партия грубая, пролетарская…

Андрей Клюев – Лев Троцкий

Фото: Макс Левин

Троцкий был главным оппонентом Сталина. Точно так же, как Клюев является главным оппонентом Лёвочкина. При этом именно Троцкий был главным трибуном и организатором революций, он не боялся выходить на митинги и организовывать митинги. Почти как Клюев, умеющий находить общий язык с митингующими и протестующими и умеющий собирать искусственные майданы (например, в 2007 году). Клюев честолюбив, амбициозен, умён, он не боится фрондировать, и вокруг него сосредотачиваются значительные силы партии – в первую очередь те, кто не доволен Лёвочкиным.

Юрий Иванющенко – Григорий Зиновьев

Фото: newsru.ua

Григорий Зиновьев был человеком одиозным. Его не любили и боялись в ВКП(б). Единственное его преимущество над другими членами Политбюро – близость к Ленину, дружба с Лениным. В 1917 году Ленин прятался в одном шалаше с Зиновьевым – в Разливе вблизи Петербурга. Иванющенко – по рассказам очевидцев – был ближайшим соратником Януковича в бурные 90-е. Зиновьев обладал острым умом, однако при этом считался морально разложившимся субъектом, любящим чрезмерную роскошь, проявляющий склонность к барству и чванству, высокомерию и алчности. Близость Зиновьева к Ленину раздражала и Сталина, и Троцкого – поэтому Зиновьев ставал одним из объектов нападок в статьях в партийной прессе и одним из наиболее одиозных персонажей публикаций в эмигрантских газетах. Впрочем, есть данные, что члены Политбюро не гнушались тем, что заказывали эмигрантам стати против своих же политических оппонентов.

Дмитрий Фирташ – Лев Каменев

Фото: Макс Левин

Влияние Дмитрия Фирташа – сродни тому влиянию, которое имел в начале 20-х годов Лев Каменев. Влиятельный человек, который знал толк во внешнеполитической деятельности. В своё время дома у Каменева прятался молодой Сталин, и – говорят – Каменев не слишком церемонился с ним. Почти как Фирташ с Лёвочкиным несколько лет тому назад. Но вскоре Сталин окреп и возмужал… На некотором этапе у Сталина и Каменева был тактический союз против Троцкого – но вскоре Троцкий и Каменев смогли создать альянс. Плюс Зиновьев…

Борис Бажанов вспоминал: «Сам по себе он не властолюбивый, добродушный и довольно «буржуазного» склада человек. Правда, он старый большевик, но не трус, идёт на риски революционного подполья, не раз арестовывается; во время войны в ссылке; освобождается лишь революцией. Человек он умный, образованный, с талантами хорошего государственного работника (теперь сказали бы «технократа»). Если бы не коммунизм, быть бы ему хорошим социалистическим министром в «капиталистической» стране. В области интриг, хитрости и цепкости Каменев совсем слаб. Официально он «сидит на Москве» — столица считается такой же его вотчиной, как Ленинград у Зиновьева. Но Зиновьев в Ленинграде организовал свой клан, рассадил его и держит свою вторую столицу в руках. В то время как Каменев этой технике чужд, никакого своего клана не имеет и сидит на Москве по инерции».

У Фирташа тоже нет своего клана – такого, как у Иванющенко. У него есть тактические союзники, но не вассалы. И это – уязвимое место нового Каменева. Хотя сегодня его союз с Лёвочкиным и Иванющенко кажется естественным, вполне возможно, что в меру усиления Лёвочкина Иванющенко и Фирташ будут вынуждены создавать общий фронт против «Сталина».

Валерий Хорошковский – Феликс Дзержинский

Фото: Макс Левин

Главный момент в этой аналогии: Дзержинский был профаном в деле формирования спецслужб и при этом отличным экономистом. Сегодня все знают Дзержинского как чекиста и мало кто знает, что на посту председателя Всесоюзного совета народного хозяйства именно Дзержинский разработал концепцию «новой экономической политики» - нэпа, позволившей вывести страну из кризиса. Хорошковского знают как руководителя СБУ, но при этом забывают, что он ещё и отличный экономист, который своими действиями в бытность председателем Государственного таможенного комитета смог создать устойчивые доходы в госбюджет и предотвратить сильнейший удар экономического кризиса.

Дзержинский старался не фрондировать, балансируя между Сталиным и Каменевым, но не приемля Троцкого на ментальном уровне.

Анна Герман – Анатолий Луначарский

Фото: Макс Левин

Анна Николаевна Герман по своему статусу очень похожа на Анатолия Луначарского: после победы Октябрьской революции ему поручили руководить культурой, наукой и искусствами. Фактически он получил прозвище «профессорский нарком». Если кто-то облагораживал революцию, то это именно он. Луначарский всегда был инородным телом в организме большевиков. Он это чувствовал и сам, а потому старался не играть в политические игры, не фрондировал, а просто пытался лавировать между сложных хитросплетений кремлёвской политики. Возможно, будь у него больше возможностей и полномочий, он не упустил бы свой шанс.

Михаил Бродский – Николай Бухарин

Фото: Макс Левин

Николай Бухарин был любимцем партии. Многие его не воспринимали всерьёз. Демонстрируя раскомплексованность, он запросто мог сделать стойку на голове во время выступления в ЦК или на Политбюро. Он был – как говорится – без царя в голове. Его главная ценность состояла в том, что именно он был главным редактором партийного органа – газеты «Правда». То есть, главным пропагандистом и агитатором, а также главным пиарщиком. При этом Бухарин был ещё и блестящим экономистом, сторонником новой экономической политики, защитником нэпманов – как сейчас бы назвали представителей малого и среднего бизнеса. Полемист и задира, Бухарин пользовался тем, что его никто не мог переспорить. Он метко раздавал прозвища и ярлыки, от которых потом оппонентам было сложно отмыться.

Ленин в письме к Шляпникову давал оценку Бухарину: «Ник. Ив. [Бухарин] занимающийся экономист, и в этом мы его всегда поддерживали. Но он (1) доверчив к сплетням и (2) в политике дьявольски неустойчив». Чем не Бродский? В «Письме к съезду» Ленин писал о Бухарине: «Бухарин не только ценнейший и крупнейший теоретик партии, он также законно считается любимцем всей партии, но его теоретические воззрения очень с большим сомнением могут быть отнесены к вполне марксистским, ибо в нём есть нечто схоластическое (он никогда не учился и, думаю, никогда не понимал вполне диалектики)».

Бродского от Бухарина отличает разве что комплекция.

Николай Азаров – Михаил Калинин

Фото: Макс Левин

Николай Янович Азаров всё больше превращается в Михаила Ивановича Калинина. Их роднит не только финно-угорское происхождение (отец Азарова – из эстонцев, Калинин – тверской карел). Занимая высочайшую должность в государстве, Калинин был, по сути, номинальным руководителем, полностью подчинённым воле других – настоящих – лидеров. В конце концов, попал под влияние Сталина и превратился во Всесоюзного козла отпущения, как его ласково называли в народе.

Ринат Ахметов – Алексей Рыков

Фото: Макс Левин

Алексей Иванович Рыков многими считался чуть ли не теневым руководителем страны в последние годы жизни Ленина. Хотя таковым не являлся. Личность явно демонизированная, Рыков стал героем легенд, а его именем в народе назвали водку, которую стали выпускать после десятилетнего «сухого закона» («рыковка», крепостью в 42 градуса, из-за чего народ даже шутил: «Стоило-то из-за двух градусов революцию делать») и деньги («рыковки»). Рыков горячо поддержал лозунг Бухарина «Обогащайтесь!». Сегодня многие по инерции считают Ахметова чуть ли не самым влиятельным человеком в команде Януковича, однако реально Ахметов стал лишь символом, далёким отголоском тех времён, когда от его голоса и слова что-то значило. Сближает Ахметова с Рыковым также то, что оба были (а Ринат Леонидович и по сей день остаётся) фанатами футбола. Существенная разница – в том, что Ахметов вообще не употребляет алкоголь, а о Рыкове ходил анекдот: «После смерти Ленина собрали консилиум, на котором решалась судьба мозга Ленина. Решили: мозг Ленина пересадить Рыкову. Во-первых, Рыков поумнеет, во-вторых, мозг хорошо заспиртуется».

Сергей Тигипко – Георгий Пятаков

Фото: Макс Левин

Георгий Пятаков – некогда видный партийный деятель всеукраинского масштаба, серьёзный экономист, один из руководителей Центробанка, чьи подписи стоят на первых советских деньгах – «пятаковках». Именно на Пятакова Ленин взвалил наиболее непопулярную работу – по реформированию и сокращению аппарата, созданию новой управленческой системы. В одной из своих записок Ленин писал: ««Г. Л. ПЯТАКОВУ 25/IX. Тов. Пятаков! Вот примерная запись нашего вчерашнего разговора. 1) На т. Пятакова возлагается организация (и подтягивание по-военному) самого аппарата Госплана (или аппарата самого Госплана); главным образом через исполнительного управдела. Самому на это около получаса в день максимум. 2) Главная задача т. Пятакова: а) проверка общегосударственного плана, в первую очередь хозяйственного, с точки зрения преимущественно аппарата в целом, б) сокращение аппарата, включая наши тресты, в) проверка пропорциональности разных частей госаппарата, г) работа над удешевлением госаппарата по типу американского треста: непроизводительные расходы — долой». Почти что то, чем занимался Тигипко до декабря 2010. Да и портрет Пятакова, который даёт нам Ленин в «Письме к съезду», очень уж красноречив: «Пятаков, — человек несомненно выдающейся воли и выдающихся способностей, но слишком увлекающийся администраторством и администраторской стороной дела, чтобы на него можно было положиться в серьезном политическом вопросе».

Пятаков был одним из самых молодых членов правительства и – как говорится – подавал надежды. Постоянные метания между Сталиным и Троцким, раскаяния и шарахания из стороны в сторону привели к тому, что он так и не стал членом какой-либо команды. «Мальчик для битья», - это о Пятакове.

Вообще можно проводить множество аналогий. Слишком много общего у Ющенко и Керенского, у Сергеева-Артёма и Колесникова, у Кирова и Джарты… Даже Кушнарёв, таинственным образом погибший на охоте в 2007-м, напоминает Якова Свердлова, умершего при загадочных обстоятельствах – а ведь историки говорят, что именно Свердлова в 1918 году хотели выдвинуть на роль Вождя вместо Ленина…

***

Вот так и живём – в круге вечного возвращения. История ничему не учит. История заставляет наступать на одни и те же грабли. Вполне закономерным станет постепенный отход нынешней команды в прошлое. Останется только Сталин… Или всё же Троцкий? А дальше вылезут на свет Божий те, кто сегодня составляют «второй эшелон» - новоявленные ждановы, кагановичи, молотовы, микояны, берии, хрущёвы… И все – как продолжатели и наследники великого дела Януковича.

Фото: Макс Левин

…Сам Янукович об этом не думает. Он наслаждается жизнью в Межигорье – вдали от столичной суеты. Он знает, что вписал своё имя в историю и не слишком заботится о том, что это за история. А вот то, что творится за его спиной на Печерских холмах, напоминает старый советский анекдот. В тюрьме сидит художник. «За что сидишь?» - спрашивают его сокамерники. «Да вот – нарисовал картину «Ленин в Польше». – «Да ты что? Кто ж за это сажает? За это премии дают. Что ж это за картина?» - «Картина как картина. Кровать, в которой лежат Крупская и Сталин…» - «А где же Ленин?» - «А Ленин – в Польше…»

А Янукович – в Межигорье…

Р.S. И всё же: Сталину было легче, чем Лёвочкину. У Ленина не было детей, претендующих на власть. А у Януковича есть наследники. Которые не понимают, зачем стране Сталин. Ленин – да, нужен. А вот Сталин… Как-то не по-европейски, что ли?

Наталья ПриходькоНаталья Приходько, независимый журналист Института Горшенина