Все публикацииПолитика

Горькое эхо Чернобыля. Ч.1

25-я годовщина аварии на Чернобыльской АЭС – повод вспомнить не только тех, кто участвовал в ликвидации последствий катастрофы, но и тех, кто нажился на чужой беде. Вспомнить украинцев, русских, французов, американцев и многих, многих других.

Горькое эхо Чернобыля. Ч.1

Первая ласточка

…С момента аварии на ЧАЭС прошло пять лет. Путч ГКЧП уже состоялся и бесславно провалился, СССР еще окончательно не распался, а Украина стремительно обретала независимость. 24 августа 1991г. Верховная рада постановила: «Проголосити Україну незалежною демократичною державою». 1 декабря того же года состоялся референдум и первые президентские выборы!

Но было поздно. Киевские чиновники перестали зависеть от Москвы много раньше. Пока Леонид Кравчук и народные депутаты постановляли и провозглашали, в Совете министров распоряжались и делили.

12 октября 1991г. постановлением № 512 правительство создало «Фонд социальной адаптации молодежи». Председателем был назначен депутат Юрий Збитнев, советник недавнего премьера, Виталия Масола. Нуждались украинские юноши и девушки в «социальной адаптации», нет ли, министрам было безразлично. Зато Фонд нуждался в льготах – в освобождении от любых налогов и сборов, что и было ему даровано действующим премьером, Витольдом Фокиным. Эти льготы предполагалось превратить в деньги, и, чем быстрее, тем лучше.

Необходимые оборотные средства нашли в «Коммерческом центре», существовавшем под «крышей» Чернобыльской АЭС. Бизнесмены-«атомщики» переводили деньги Фонду; Фонд закупал нефтепродукты в России; бензин и дизельное топливо беспошлинно ввозились в Украину, где без уплаты налогов успешно продавались. Выручка делилась между участниками аферы.

Фонд работал с такой эффективностью, что его руководители вскоре перессорились между собой. Начались «разборки» с похищениями, «стрелками», уголовными делами…

О ликвидации последствий аварии на ЧАЭС никто, конечно, и не думал.

Секретная сделка

Следующая попытка «нажиться» была предпринята в декабре 1991г.

По результатам работы депутатской комиссии, Верховная рада и правительство Украины приняли два постановления о проведении международного конкурса на лучшее научно-инженерное решение по строительству объекта «Укрытие». Общее руководство назначили осуществлять первого вице-премьера, Константина Масика.

Высокопоставленный чиновник, наверное, не знал, что такое «конкурс», поэтому командировал во Францию директора ЧАЭС, Михаила Уманца. А вслед ему, 17 января 1992г., отправил письмо руководству фирмы «Bouygues» с эксклюзивным предложением. Вскоре был подписано соглашение: «Заказчик (Украина) обязуется не назначать какой-либо другой субъект или организацию для выполнения задачи, определенной в настоящем контракте».

Об этой секретной сделке народные депутаты и пресса узнали несколько позже, когда международный тендер уже был официально объявлен постановлением Кабинета министров Украины № 94 от 24 февраля 1992г. Так, в первый, но не в последний (!) раз, наше правительство заранее определило победителя.

Сегодня уже не интересно, кто именно организовал утечку информации. Важнее то, что независимая Украина была скомпрометирована в глазах всего мира!

Трагедия как бизнес

Фонды и общественные организации, призванные, якобы, заботиться о ликвидации последствий аварии и о здоровье пострадавших от нее, росли в Украине быстрее, чем грибы!

«Дети Чернобыля», «Благотворительный фонд детей-чернобыльцев «Меченые чернобыльским атомом», «Украинский национальный фонд помощи инвалидам Чернобыля», ассоциация «Чернобыль» органов и войск МВД Украины, международная ассоциация «SOS-Чернобыль», «Центр медико-социальной реабилитации инвалидов и потерпевших от Чернобыльской катастрофы», «Спілка робітників Чорнобиля», «Украинский молодежный Чернобыльский фонд», объединение инвалидов Чернобыля и войны «Возрождение Украины», «Афганцы Чернобыля», Всеукраинская Чернобыльская народная партия «За благополучие и социальную защиту»…

Фото: img0.liveinternet.ru

Всего, воспользовавшись услугами министерства статистики Украины, я насчитал более двухсот таких «благотворителей». А при них – более пятисот фирм, СП, банков, производств, бирж… И при каждой компании – несколько физических лиц-соучредителей. Знаете, что между ними общего? Основной вид деятельности - «оптова торгівля недержавних організацій, крім споживчої кооперації»!

По неполной, опять же, статистике, по фактам хищений средств, государственных и общественных, предназначенных для ликвидации последствий аварии, только Генеральная прокуратура Украины возбудила 63 уголовных дела.

Данных о результатах следствия и о вынесенных судами приговорах мне найти не удалось.

«Чернобыльские» деньги

В начале 90-х годов тайную сделку Украины и компании «Bouygues» чиновники публично объясняли так: французы гарантировали, их правительство оплатит все проектные работы. Эксперты, украинские и международные, не менее официально спрашивали: хорошо, но кто, в таком случае, оплатит строительство самого «саркофага»?

Наши чиновники решили начать с себя. На каждой международной встрече или конференции они били себя в грудь: «Украина выделила на решение проблем Чернобыля…»

Действительно, к 2005г. общие бюджетные расходы на эти цели составили 24 млрд гривен!

Сколько это в долларах США? Трудно сказать. На что именно были потрачены эти деньги? Ответить еще труднее.

Тогда, быть может, давайте, попытаемся ответить на вопрос, сколько денег и на что именно выделило международное сообщество?

Первые, полушепотом, разговоры о выводе ЧАЭС из эксплуатации начались уже в 1991г. Вслух закрыть станцию Украина пообещала в ноябре 1996г. Однако потом Президент Леонид Кучма и многочисленные премьер-министры Украины публично и неоднократно шантажировали весь остальной мир: «продолжение эксплуатации не исключено, если Украине не будет оказана финансовая помощь». Безмозмездная!

Сначала речь шла о $4 млрд. При этом назывались и другие цифры: $200 млрд – ущерб, причиненный непосредственно Украине: людям, территориям, окружающей среде; $1 трлн – ущерб, причиненный мировому сообществу и планете Земля, в целом.

Согласитесь, 4 млрд на фоне $1 трлн смотрятся, как-то несерьезно! На этом и строился весь расчет.

В том же ноябре 1996г. были подписаны:

  • договор о предоставлении Киеву гранта на проект по повышению ядерной безопасности ЧАЭС;
  • рамочное соглашение о создании фонда «Укрытие».

Цель проекта - превращение энергоблока №4 ЧАЭС в экологически безопасную систему, т.н. «план SIP». Согласно этим документам, Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР) обещал предоставить Украине $758 млн.

Однако США пошли еще дальше. В феврале 2000г. Президент Кучма и министр энергетики Билл Ричардсон договорились о:

  • завершении проекта создания компенсационных мощностей (новые энергоблоки Хмельницкой и Ровенской АЭС);
  • поставке американскими компаниями ядерного топлива и других энергоносителей до завершения строительства новых реакторов.

А еще Вашингтон гарантировал:

  • профинансировать строительство тепло-энергетической подстанции на ЧАЭС;
  • поддержать проект трубопровода «Одесса-Броды»;
  • содействовать проведению в Берлине весной-летом 2000г. международной конференции стран-доноров, где предполагалось выделить Украине грант на строительство «саркофага» в сумме $700 млн;
  • сделать самый большой взнос.

И американцы свое слово сдержали. Во время своего символического визита в Киев 5 июня 2000г. - в международный День защиты окружающей среды - Президент США Клинтон сообщил о выделении $78 млн. для фонда «Укрытие».

Президент Кучма, в ответ, пообещал вывести ЧАЭС из эксплуатации 15 декабря 2000г., «исходя из значительности этого шага, продиктованного доброй волей и ответственностью за судьбу человечества».

Обещать – не значит сделать

Тем не менее, Украина снова не удержалась от шантажа. В октябре 2000г. Совет национальной безопасности и обороны (СНБО) на своем заседании принял «рабочее» решение «изучить возможность поставки на ЧАЭС в течение нескольких месяцев свежего ядерного топлива».

Комментируя эту информацию, премьер Виктор Ющенко, ни мало не стесняясь, еще раз назвал украинскую «цену ответственности за судьбу человечества»: поставки топлива (угля и газа) для тепловых генерирующих станций, финансирование и введение в действие новых энергоблоков на Ровенской и Хмельницкой АЭС. И никак иначе!

Будущего Президента поддержал спикер ВР, Иван Плющ: «Если не будут даны средства, я буду одним из тех, кто инициирует пересмотр решения президента о закрытии ЧАЭС. Чернобыльская трагедия - это не трагедия Украины, это трагедия всего мира, и поэтому Украина рассчитывает не только на понимание, но и на ликвидацию последствий этой трагедии».

Для чего делались эти громкие заявления? Ради получения средств на строительство нового «саркофага»? Нет! Только для того, чтобы вынудить ЕБРР профинансировать достройку двух ядерных блоков на Ровенской и Хмельницкой АЭС!

Хитрые хохлы

7 декабря 2000г. нужное Украине решение было принято. «За», на основании специальных решений правительств своих стран, проголосовал 41 член Совета директоров ЕБРР. 11 - воздержались (в т.ч., Италия и Германия), 8 – высказались «против»: Австрия, Босния-Герцоговина, Венгрия, Израиль, Кипр, Мальта, Нидерланды и Норвегия.

Украине тогда были поставлены четыре обязательных условия:

  • Верховная рада и правительство заявляют об остановке всех 4-х блоков ЧАЭС;
  • Украина безусловно выполняет требования Совета директоров Международного валютного фонда (МВФ) по возобновлению программы расширенного финансирования;
  • все доноры письменно подтверждают готовность выполнить свои финансовые обязательства:
  • «Евроатом» - $585 млн или 39,5%;
  • ЕБРР - $215 млн или 14,5%;
  • экспортные кредитные агентства стран ЕС - $348,3 млн или 23,5%;
  • Россия - $123,7 млн или 8,4% (топливо для первой загрузки новых ядерных блоков в счет технического кредита);
  • «Энергоатом» (Украина) - $158,7 млн или 10,7% (обслуживание кредитов на период строительства новых энергоблоков);
  • государство Украина - $50 млн или 3,4% (строительство линии электропередачи от блока-4 Ровенской АЭС до общей энергосети).

Итого: 100% или $1,48 млрд.

И, наконец, четвертое. ЕБРР потребовал от Украины письменных гарантий стабильного состояния энергетической отрасли, вообще, и дальнейшего повышения стандартов ядерной безопасности, в частности.

Как вы думаете, какое из этих условий было главным?

Конечно, последнее! Под «стабильным состоянием» подразумевалось привлечение в энергетику частных инвесторов, т.е. – приватизация!

Киев, естественно, ответил согласием. И 15 декабря 2000г. Европа и США получили свой «Рождественский подарок» - Украина объявила о закрытии ЧАЭС.

В тот день в Киеве, в Софийском соборе, в память о погибших в результате Чернобыльской катастрофы молились представители всех религиозных конфессий Украины и Президент Кучма. Во дворце «Украина» прошло собрание общественности и иностранных гостей. Между залом и станцией была установлена прямая телевизионная связь. В 13час 15 мин Президент Кучма дал команду: «Остановка!»

В прямом эфире УТ-1 вело трансляцию…

Окончание следует.