Все публикацииПолитика

Королевский пасьянс-2: ошибки расклада

В июне 2010 года, анализируя происходившее в политикуме в первые 100 дней президентства Януковича, Институт Горшенина констатировал: главным игроком, определяющим направленность политического процесса и повестку дня на второе полугодие 2010 года, является Виктор Янукович.

Королевский пасьянс-2: ошибки расклада
Фото: Макс Левин

В феврале 2011-го мы провели очередной тематический «мозговой штурм». Информационный повод – годовщина президентства Виктора Януковича. Который – сегодня это уже можно утверждать с абсолютной уверенностью - взяв на себя всю полноту власти, сконцентрировав рычаги управления страной в одном кабинете – своем кабинете. Превратив, таким образом, всю украинскую политику в заложницу своих собственных успехов и неудач.

И первые, и вторые случались в минувшие полгода в большом количестве. Представляя вам результаты анализа, мы решили начать с ошибок. Как власти, так и оппозиции. Также – наши с вами, гражданского общества. Осознав промахи, планировать следующие шаги всегда проще. Приведенный ниже текст – рефлексия сотрудников Института Горшенина и редакции Lb.ua по результатам обсуждения.

Итак, ошибки власти.

Ошибка первая. С самого начала своего правления, команда Януковича заложила правовую мину под легитимность президента и других институтов государственной власти. Точнее, сразу несколько мин.

Мина первая – решение ВР от 9-го марта прошлого года, позволившее формировать коалицию не фракциям – «тушками». При том, что и 235 депутатов, голосовавших «за», и всех прочих парламентариев в 2007-м выбирали по партийным спискам. То есть – под условие комплектации большинства именно фракциями, не отдельными депутатами.

Оппоненты власти называли смену правил игры «искажением воли избирателей». На Банковой (не в ВР, заметьте) вяло отнекивались: мол, это – внутреннее дело самих парламентариев.

На том споры улеглись.

Мина вторая – отмена Конституционной реформы 2004-го года. 1-го октября Конституционный суд принял парадоксальное, хотя – к тому моменту уже прогнозируемое решение – аннулировал изменения в Конституцию через шесть лет после их принятия.

Все фото: Макс Левин

Резолюции Венецианской комиссии, принятой в декабре, в данной связи отмечалось следующее: «Конституция редакции 2004-го года была аннулирована именно по причине несоблюдения требований процедуры внесения в нее изменений. Принятие законодательных норм с тем, чтобы они соответствовали ныне действующей Конституции, не должно происходить в нарушение демократических процедур и нормального конституционного процесса. Необходимо помнить о том, что все законы, принятые в нарушение процедурных требований, могут быть в любой момент оспорены в Конституционном Суде. Такая ситуация создает правовую неясность и не соответствует европейским стандартам, в том числе принципу верховенства права».

И еще одна цитата: «Возникает вопрос легитимности настоящих органов власти, поскольку и Президент, и Парламент были избраны на основе правил, которые не имеют юридической силы на сегодняшний день».

Поскольку выводы Венецианской комиссии имеют характер исключительно рекомендательный, власть их просто не заметила.

Мина третья – недавнее подтверждение парламентом выводов Конституционного суда относительно продления срока полномочий Рады. 1-го февраля ВР дала 310 голосов «за». В тот же день несколько депутатов заявили об использовании их карточек «втемную». Мол, сами они в зале в тот момент отсутствовали, но карточки почему-то сработали «за». Один из «пострадавших», Владимир Арьев даже инициировал соответствующее внутреннее расследование. В ответ «регионал» Макеенко, недолго думая, предложил вообще отказаться от личного волеизъявления. Какой, мол, смысл, если практика нажатия кнопок «за себя и того парня» все равно прочно укоренилась под куполом. Для предметной реализации идеи господина Макеенко, опять-таки, требуется вносить изменения в Конституцию.

Попробуем решить несложную задачу.

Дано: партия власти контролирует в парламенте большинство голосов.

Спрашивается: что стоило регионалам в целом и спикеру Литвину в частности, объявив «всеобщую мобилизацию», обеспечить в зале физическое присутствие и соответственно позитивное голосование нужного количества штыков?

Ответ: только убеждение – и так, де, сгодится.

«Откладываем в уме» опыт 2007-го. Тогдашний премьер Янукович «под куполом» имел немало симпатиков. Фактически любое, необходимое правительству решение зал одобрял. Но «куратору парламента» от ПР Андрею Клюеву этого показалось мало – начал «собирательство» конституционного большинства. В результате президент Ющенко распустил парламент. Стоила ли игра свеч? Ведь следующим премьером стала Тимошенко.

Мина четвертая – судебная реформа. Первую же, из масштабных реформ, анонсированных новой властью, достаточно критично восприняли на Западе. Особенно – усиление роли Высшего совета юстиции одновременно с нивелированием роли Верховного суда. Плюс – укрепление позиций СБУ.

В сумме все это вызывало вполне обоснованные опасения Старого света относительно сворачивания демократии, гражданских прав и свобод в Украине.

Ошибка вторая – политические репрессии. На сегодняшний момент на нарах в Лукьяновском СИЗО пребывает уже полтора десятка «политических заключенных». Из них – два лидера парламентских партий. Конкретно – Корнийчук и Луценко. (Первый, впрочем, вышел на прошлой неделе на свободу)

Задержание большинства «сидельцев» сопровождалось своеобразными «спецэффектами». Так, Диденко «взяли» в кабинете стоматолога (случилось это за пару дней до юбилея Виктора Федоровича); Корнийчука задержали в день появления на свет его дочери; Луценко – под собственным подъездом, во время утреннего выгула собаки.

Все это, конечно, можно считать совпадением, но – здравая логика – наводит на мысль: форме «политических» процессов внимание уделяется значительно большее, чем содержанию.

Почему, с какой целью? Запугать общество, деморализовать оппонентов, покончить с коррупцией? На этот ответ вопроса нет. Но реноме «преследователей оппозиции» действующая власть себе уже заработала.

Кроме тех, кто уже сидит, многих (во главе с Юлией Тимошенко) регулярно вызывают на допросы в ГПУ. Еще несколько граждан – в бегах или в розыске. Бывшему министру экономики Данилишину повезло больше остальных – получил политическое убежище в Чехии.

Случилось это почти одновременно с обнародованием неутешительных выводов Фридом хаус и Всемирного конгресса украинцев относительно состояния демократии в нашей стране. В сумме – нанесло значительный урон внешнеполитическому имиджу Украины.

«Решение чешского правительство должно стать звоночком для правительства Украины относительно того, как Европа и международное сообщество воспринимает эти процессы… как путь развития Украины воспринимается международным сообществом», – прокомментировал помощник Госсекретаря США по вопросам демократии и прав человека Томас О. Мелиа.

Ошибка третья – испорченные отношения с Россией и Западом. Леонид Кучма исповедовал концепцию многовекторности во внешней политике и пытался сохранять ровные отношения со 3цвсеми партнерами Украины – как на Западе, так и на Востоке. Виктор Ющенко с Россией дружить не хотел и ориентировался исключительно на Запад, точнее, на США. Виктор Янукович умудрился поссориться с Россией (точнее, с Владимиром Путиным) и при этом не приобрести союзников на Западе. Конечно, украинскому президенту еще далеко до соседа Александра Лукашенко, который уже просто невыездной из собственной страны (Виктор Федорович наоборот путешествует часто и много), но вот случись что, ждать поддержки украинской власти неоткуда.

Ошибка четвертая – кадровая. Действующая власть создает благоприятные условия для будущей люстрации после смены власти в Украине – рано или поздно это все равно произойдет. Провести глобальную – в масштабах страны – чистку будет несложно – практически все сегодняшние руководители четко маркированы по региональному признаку. Что делает их весьма уязвимыми.

Лозунгом воинствующей оппозиции вполне может стать «Бей донецких!». Риск промазать – минимальный. Ибо «донецкие» сегодня есть в руководстве практически каждого органа власти каждого населенного пункта – от министерства в Киеве до ЖЭКа в Коломые.

Кроме уязвимости, подобная сегрегация порождает для высших чинов еще одну проблему – умножение числа недовольных элит. Сначала – недовольных, потом – протестных. Именно элиты, особенно – бизнес-элиты, напрочь лишенные доступа к распределению государством тех или иных благ, всегда выступали «двигателем» смены любой власти, любого режима. В том числе – умело стимулируя оппозицию.

Оппозиция: работа над ошибками

Системных ошибок власти, которые множатся с каждым днем, наверняка было бы ощутимо меньше, если бы не ошибки оппозиции, которая за год так и не нашла действенных способов противодействия Януковичу. Впрочем, украинская оппозиция понемногу крепнет. Ее ряды серьезно поредели, многих запугали, кого-то «закрыли». Но за год власти справиться с ней, окончательно ее добить, не удалось. Сильно просевшие летом, к концу зимы рейтинги Тимошенко начали восстанавливаться. На правом фланге активничает Тягнибок. На центральном – Валентин Наливайченко с оживающей «Нашей Украиной»...

Чтобы понять, что такое «украинская оппозиция» надо представить себе сценку массовой драки. Несколько мужчин и женщин ожесточенно мутузят друг друга кулаками, таскают за волосы, плюются и царапают лица. Чувствуется, что эти люди давно, а главное искренне терпеть не могут друг друга, что дерутся они не по долгу службы, не по необходимости, а, что называется, от души.

За что дерутся?

По мнению высоких дерущихся сторон, победитель получит право сразиться в финальном поединке с властью. Вопрос типа «почему вместо того, чтобы драться между собой, не объединиться на время, или хотя бы заключить пакт о ненападении и сообща не попытаться занять властные высоты» оставим любителям копаться в лабиринтах украинского менталитета. Для нас достаточно принять этот печальный факт как данность.

Итак, кто же эти участники драки?

«Непримиримая оппозиция» во главе с Юлией Тимошенко.

Пока это самая многочисленная (не смотря на массовое дезертирство соратников, которое ЮВТ пришлось пережить после президентских выборов) и относительно хорошо организованная часть оппозиции. После президентских выборов позиции БЮТ заметно пошатнулись, Тимошенко стремительно теряла позиции, рейтинг, штыки и финансовый ресурс… Но куча криминальных дел, а главное – откровенно брутальное поведение следователей ГПУ, держащих лидера БЮТ по 10-11 часов на допросе, немедленно вернули Тимошенко и какой-никакой рейтинг, и статус главного борца с нынешней властью. Вершиной пиар-кампании ГПУ в пользу Юлии Тимошенко стало дело о нецелевом использовании «киотских денег», в рамках которого экс-премьера обвинили в том, что она потратила средства на выплату пенсий. Пожалуй, Юлии Владимировне стоило бы, в случае возвращения во власть, по-царски наградить и следователей, которые это дело придумали, и их руководителей, давших ему ход.

Впрочем, во всей этой ситуации, когда за Тимошенко работают другие, ничего хорошего для БЮТ и ее лидера нет: это лишь свидетельствует о том, что главная оппозиционная политсила страны все еще не пришла в себя после последних поражений. И что к следующим выборам статус главного противника власти уже может принадлежать кому-то другому.

Идеологическая оппозиция. Кому то это утверждение может показаться весьма спорным, но мы смеем утверждать, что в украинской политике все еще остались партии, для которых некий набор идеологем является чем-то большим, чем способом прикрыть неуемное желание «сесть» на финансовые потоки, текущие по властным коридорам. Впрочем, если правый и правоцентристский фланг оппозиции плотно занят (на правом фланге хозяйничает Олег Тягныбок, правоцентристскую нишу понемногу занимает «Наша Украина»), то на левом фланге вакантные места в ассортименте. А после занимательной дискуссии между лидерами Компартии о том, кто больше денег брал у олигархов и у кого земли и недвижимости больше создание новой «красной» политсилы – вопрос ближайшего будущего.

Бизнес-оппозиция. Бунтом миллионеров против миллиардеров назвал некогда Майдан-2004 политолог Дмитрий Выдрин. Воспользуемся этим сравнением, чтобы обозначить вторую группу оппонентов власти – «миллионеры в оппозиции к миллиардерам». И если состав миллиардеров у власти с 2004 года претерпел некие изменения, то миллионеры все те же, что и во времена Майдана – Порошенко, Мартыненко, Жвания… Правда, фамилия фронтмена этого бизнес-проекта уже не Ющенко, а Яценюк. Но главная идея – фрондируя, получить доступ к государственным ресурсам, должностям, госмонополиям, подрядам – осталась прежней. Очень точно и подробно феномен украинской бизнес-оппозиции очертила сотрудник Института Горшенина и постоянный автор lb.ua Наталья Приходько в своей статье «Бизнес-оппозиция, или «любі друзі-2». Добавим лишь, что нынешние инвесторы бизнес-оппозиции очень быстро могут перестать быть таковыми или же заставить сам проект резко сбавить обороты – если в ближайшем будущем им удастся решить свои проблемы с нынешней властью. Или если объем возможных убытков для личного бизнеса из-за участия в оппозиционном проекте превысит потенциальную прибыль от его реализации. Воевать до победного конца любой ценой эти господа больше не будут.

Перспективные лидеры. Разговор об оппозиционном лагере (в нашем контексте уместнее, наверное, слово «табор») будет неполным, если не сказать о его потенциальных лидерах, способных кардинально поменять всю карту боя.

Во-первых, это нынешние «сидельцы» – Луценко, Диденко, Макаренко, Корнийчук… Конечно, Лукьяновское СИЗО – не сибирская каторга, где ковался характер большинства революционных вождей начала ХХ века, но многое в восприятии мира у этих людей поменяется. А уж как возрастет мотивация для борьбы с нынешней властью! Их выход на свободу (а он по нашему мнению – не за горами) придаст оппозиции новое качество, подарит новых лидеров и новых же финансистов. Кто следит за украинским политикумом давно хорошо помнит кем и чем была Юлия Тимошенко до все того же Лукьяновского СИЗО.

Во-вторых, это Сергей Тигипко. И не надо смеяться. Говорить о перспективах украинской оппозиции до самоопределения нынешнего вице-премьера, наверное, было бы неправильно. Сергей Леонидович по своей натуре никогда не был оппозиционным трибуном, его родная стихия – коридоры власти. Где, между прочим, вполне может вызреть запрос на мягкую смену власти, а, значит, и некий политический проект, который стал бы альтернативой нынешней партии власти. И Тигипко – самая подходящая кандидатура, чтобы стать лицом этой альтернативы – ведь он социально-близкий, практически свой для крупного капитала из Партии регионов. Тем более, у нынешнего режима уже наметились собственные – не внешние, внутренние, «линии разлома» между главными группами влияния – Ахметова-Колесникова, Бойко-Фирташа, Юры Енакиевского и друзей детства. У Виктора Федоровича Януковича есть свои «любі друзі». И есть те, кто очень хочет занять их место.

Но пока сидельцы еще сидят, а Сергей Тигипко определяется, стоит поговорить о тех ошибках, которые оппозиция сделала за последний год и, увы, продолжает делать сейчас.

Ошибка первая. Клоунада. Возможно, тем лидерам оппозиции, кто принимал решение бросать в парламенте дымовые шашки, это казалось очень героическим поступком. Возможно, Сергею Соболеву кажется важной и серьезной работа его потешного «теневого правительства». Наверное, очень многие из видных оппозиционеров всерьез считают, что пятничные пикировки с регионалами в эфире политических ток-шоу – это и есть их работа. Но общество, во всяком случае та его часть, которая не голосовала за Виктора Януковича ждет никак не шоу и клоунских выходок, а четких оценок происходящего.

Ошибка вторая. Бездеятельность и отсутствие стратегии отличий. Общество ждет от оппозиции оценок, но еще больше – эффективной работы по защите своих интересов. Но, увы, дождаться пока не может. В идеале, оппозиция должна идти на шаг впереди власти, упреждая ее деструктивные намерения. Украинские же оппозиционеры не способны даже использовать на системном уровне ошибки, уже допущенные властью. К тому же, не предлагая обществу идей или видений, альтернативных тем, которые предлагает власть, оппозиции остается некой безликой массой, которая просто против.

Ошибка третья. Отсутствие солидарности. Арсений Яценюк или Виктор Ющенко могут питать вполне понятные чувства к Юлии Тимошенко. Они имеют все резоны не считать ее «главным оппозиционным лидеров» и уж тем более никто не заставляет их создавать с ней любые коалиции или что-то в этом роде. Но они обязаны были ждать ее под Генеральной прокуратурой, узнав, что ее допрашивают 10 часов кряду! Ждать, хотя бы для того, чтобы показать власти, что разобраться с каждым по отдельности не получится. Или, если столь высокие материи для них чужды, для того, чтобы их с допросов (Арсений Петрович пока не ходит, а вот Виктор Андреевич уже) тоже кто-то ждал.

Ошибка четвертая. Фокусировка на мелочах. Послушайте, о чем говорят представители украинской оппозиции. Как правило – об «украденном у народа Межигорье», о вертолете президента за 18 миллионов евро, об украинофобских инициативах Табачника. В лучшем случае – критикует отдельные положение уже принятой налоговой реформы и готовящихся к принятию Трудового и Жилищного кодексов.

Сколько было болтовни по поводу налогового Майдана! Но кто при этом четко объяснил Западу, что последовавшие за протестами предпринимателей уголовные дела против зачинщиков протеста – это огромный шаг к ограничению свободы собраний в Украине?

Кто донес до иностранных лидеров, пока еще обнимающихся с Виктором Януковичем, что в его стране «сидят» лидеры парламентских партий? Запад очень чутко реагирует на подобные шалости авторитарных лидеров и изоляция Лукашенко – лишнее тому подтверждение.

А кто хоть раз четко заявил о том, что в Украине в 2010 году прошел конституционный переворот? Нет сомнения, что в стане оппозиции есть немало блестящих юристов, которые читали выводы Венецианской комиссии, приведенные в начале данного текста. Неужели никто из них не обратил внимание своих лидеров на то, что выводы главных оценщиков законодательства на Европейском континенте четко указывают на нелегитимность органов власти в Украине?

Кто-то из лидеров оппозиции попытался донести эти тезисы до граждан Украины? Или, может, эмиссары оппонентов режима объехали столицы сопредельных государств с текстом экспертизы Венецианской комиссии, объясняя нашим иностранным партнерам, что все соглашения, которые они подписывают с Виктором Януковичем могут быть признаны недействительными?

Рассказывать о Межигорье, конечно, проще…

Ошибка пятая. Отсутствие понятных обществу целей. Можно очень долго драться между собой, борясь за право вести народ на баррикады. А можно сформулировать цель, одинаково приемлемую для всех, недовольных нынешней властью. И ради нее хоть на время перестать бить друг друга. Осенью прошлого года, в ходе избирательной кампании в местные органы власти, такой целью могло стать укрепление местного самоуправления в противовес усилению президентской вертикали. И если бы БЮТ, «Наша Украина», «Фронт змін», «Свобода» и многие другие просто договорились, хотя бы о ненападении, если бы сообща двинули лозунг «Вся власть советам!» (с добавкой – без Партии регионов), политическая ситуация, да и вообще атмосфера в стране была бы совсем иной.

Но увы. Украинская оппозиция работу над ошибками пока еще не начала…

Вместо выводов. Наши с вами ошибки

Майдан-2004 вроде как продемонстрировал: самоопределение украинского народа состоялось. Что ценности демократии прижились и укоренились. Что гражданское общество заявило о себе. Теперь, спустя годы, можно констатировать, что радость была несколько преждевременной. Последующие досадные ошибки «оранжевой» команды сбили этот градус гражданского самосознания примерно так, как мы сбиваем ртутный столбик в термометре. Эйфория не переросла в уверенность, намерения не превратились в действия, народ устал, разочаровался и опустил руки гораздо раньше, чем можно было это предположить. Эта питательная среда всеобщего разочарования и смятения и породила феномен нынешней власти, на фоне которой критикуемый некогда режим Кучмы выглядит теперь как эра законности, мудрого государственного правления и торжества правопорядка. Нынешняя власть из опасной возможности превратилась в суровую реальность не благодаря выбору народа, а благодаря отказу украинского общества от выбора в принципе. Как принято говорить – «при молчаливом согласии большинства».

В схеме «власть – общество» основная миссия и функция гражданского общества – людей, объединенных общими, одинаково понимаемыми всеми ценностями – не допустить мутации института власти, слышать «первые звоночки», вовремя противостоять и реагировать, оказывать гражданское сопротивление и неповиновение, при необходимости выступать единым фронтом. Держать границу, охранять свою территорию.

К примеру, государственная власть в принципе не может и не должна осуществлять давление на гражданские права и свободы, ограничивать их. Потому, что гражданские права и свободы находятся на территории общества, в его, так сказать, юрисдикции. Власть не может вмешиваться в частную жизнь человека, потому что это – территория общества. На территории общества – конкуренция, религия, семья, частная собственность, свободные СМИ, творчество и свобода самовыражения. Власть и общество – два субъекта, которые находятся в непрерывном принципиальном диалоге.

Но тут важны два момента. Первый момент: для того, чтобы существовал вышеописанный порядок, необходим средний класс. Необходима весомая прослойка свободных, состоятельных и независимых людей, сломать и уничтожить которых, наверное, может военная хунта, но никакой ползучей контрреволюции это не под силу. И второй момент: гражданское общество невозможно без правового государства. Тем не менее, гражданское общество первично, своей волей и давлением оно способно сделать государство правовым.

Майдан-2010 при другой общественной структуре мог бы существенно изменить украинский политический ландшафт, но – не так уж силен дух немногочисленных украинских предпринимателей, и, как декабристы у Герцена, страшно далеки они от народа.

Горько и досадно это сознавать и констатировать, но украинское общество ведет себя не как осмысленный субъект, а как неодушевленный объект, с которым, в принципе, можно сделать что угодно. Не как турист, а как завтрак туриста. Не как разумная сила, а как потенциальная жертва. В криминалистике есть понятие «повышенная виктимность». Жертвами преступников часто становятся люди с этой самой повышенной виктимностью. На них чаще, чем на других, нападают уличные хулиганы, их грабят, насилуют, они становятся легкой добычей мошенников всех мастей.

Украинское общество – это общество с повышенной виктимностью. Инфантилизм, разобщенность, правовой нигилизм и молчаливая покорность судьбе. Страх перед начальством. Подсознательный страх репрессий. Общий депрессивный фон.

Если из этой ситуации провести проекцию в будущее, прогноз будет неутешительным.

Общество будет стремительно беднеть.

Разрыв между украинским «золотым миллионом» и остальным населением станет запредельным.

Имитация институтов демократии и прочая цивилизационная риторика скоро наскучит власть имущим и они с облегчением перейдут на привычный для себя язык.

Отсутствие экономической конкуренции окончательно похоронит средний класс – единственную силу, которая формирует запрос на демократию.

Следующие выборы могут не состояться – зачем?

***

Мы сознательно отказываемся от прогнозов по поводу того, что ждет Украину в 2011 году. В ходе «мозгового штурма» эксперты Института Горшенина, конечно же, выработали видение нашей обозримой перспективы. Однако, Lb.ua предлагает каждому читателю самому поразмыслить – что ожидает Украину и всех нас в сложившихся условиях.

Соня Кошкина, Марина Ткаченко, Олег Базар