Все публикацииПолитика

​Хорошо забытое старое, или О роли подметных писем в смутные времена

Еще с незапамятных времен неприятели власти использовали весьма действенный механизм политической борьбы – так называемые «подметные письма».

Наталья ПриходькоНаталья Приходько, независимый журналист Института Горшенина
​Хорошо забытое старое, или О роли подметных писем в смутные времена
Фото: Lb.ua

В Европе в виде памфлетов они впервые появились еще в 15 столетии. Потом были подметные письма Пугачева, революционеров всех мастей, диссидентствующей интеллигенции времен СССР….

Лето 1610 года

«У дворян и детей боярских зашевелилась зависть к высшим чинам – стольникам, окольничим, боярам; у мелких промышленников и торговцев — к богатым гостям. Воевод и дьяков вязали и отправляли в Путивль; холопы разоряли дома господ, убивали мужчин, насиловали женщин и девиц. В Москве умножились подметные письма, призывавшие народ восстать на царя Василия за истинного, законного государя Димитрия Ивановича». Так Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона описывает смуту времен Василия Шуйского.

11 ноября 1987 года

Михаил Горбачев устраивает публичную порку первому секретарю Московского горкома партии Борису Ельцину. Тот униженно кается перед генсеком, признает ошибки, но должности все-таки лишается.

Между тем в Москве и окрестностях начинают активно ходить по рукам подметные письма с якобы настоящим выступлением Бориса Ельцина на партийном пленуме: «Очень трудно работать, когда вместо конкретной дружеской помощи получаешь только одни нагоняи и грубые разносы. В этой связи, товарищи, я вынужден был просить Политбюро оградить меня от мелочной опеки Раисы Максимовны и от ее почти ежедневных телефонных звонков и нотаций».

«Мне трудно объяснить рабочему завода, почему на семидесятом году жизни его политической власти, он должен стоять в очереди за сосисками, в которых крахмала больше, чем мяса, а на наших, товарищи, праздничных столах есть и балык и икорка, и другие деликатесы, полученные без хлопот там, куда его и близко не пустят. Как я должен объяснить это ветеранам Великой Отечественной войны и участникам гражданской, которых сейчас уже можно пересчитать по пальцам. Вы видели список продуктов из праздничного заказа? А мне принесли, показали. И каково мне выслушивать их, когда они говорят, что это объедки с барского стола? И вы понимаете, товарищи, чей стол они имеют ввиду! Как я должен смотреть им в глаза? Ведь они же не щадя жизни, завоевали и вручили нам власть. Что я могу им теперь ответить? Может, товарищ Лигачев мне подскажет»?

Эти подметные письма создали Борису Ельцину образ оппозиционера, бескомпромиссного борца с компартийной номенклатурой. Каковым он, говоря по правде, никогда не являлся. Спустя годы соратник Ельцина Михаил Полторанин, возглавлявший в 1980-х газету «Московская правда», в одном из интервью сознался, что сочинил вместе с коллегами текст для «раскрутки» Бориса Ельцина...

Но подметные письма – это далеко не всегда голая пропаганда. В условиях, когда легальные СМИ уходят от греха подальше в желтизну или сообщают о властях по известному принципу хорошо или ничего, когда у оппозиции не хватает мозгов чтобы наладить нормальный диалог со страной, у людей не остается ничего иного, как использовать подобный способ распространения достоверной информации.

Январь 2011 года

Симпатичные тетеньки, работающие в ЖЭКе, размещенном неподалеку от моего дома, рассказывают последние политические новости. Я стараюсь общаться с ними более-менее регулярно: они, если хотите, моя персональная фокус-группа, очень точно отображающая настроения так называемого «молчаливого большинства». Тех, кто не ходит на митинги, не принимает участия в работе политических партий, не является ярым приверженцем того или иного вождя, но голосует на выборах, а самое главное – принимает близко к сердцу все, что происходит в стране. И, надо сказать, меня всегда поражала их информированность и понимание сути происходящего.

– Слышали, скоро эту банду перестанут в Европу пускать? Не будут им визы выдавать и все! Как Лукашенко и тем русским, которые адвоката убили, – информируют меня тетеньки.

Про «эту банду» не спрашиваю, все понятно, интереснее другое: откуда инфа?

– Да у вас в газете и прочитали, – отвечают.

Я раньше действительно приносила им «Левый берег» и даже хвалилась (каюсь!), что имела к ней некое отношение.

– Так не выходит газета еще с прошлого года, – информирую верных читателей.

– Да вы что! А мы и не знали, – грустят тетеньки. – Газеты ты не приносила, но нам статьи из интернета распечатывают в одном офисе. И вашу, и «Украинскую правду», и «Обком»… Сами читаем, и другим на работе отдаем, а что делать-то? Иногда жильцам знакомым отдаем.

Дела. Пока власть брала под контроль «телевизор» и выстраивала инфорпространство страны «под себя», страна вернулась к проверенному способу узнавать правду. Так в конце 80-х передавали из рук в руки последний выпуск «Огонька» и «Литературки», а те, кто посмелее – самиздатовскую периодику.

Хорошо это или плохо? С одной стороны, сие – явный признак очень нездоровой ситуации в стране. Будь у нас все хорошо, «подметные письма» вряд ли вернулись бы в нашу жизнь.

С другой – их появление означает одно: нынешняя «стабильность» вряд ли продержится долго.

Наталья ПриходькоНаталья Приходько, независимый журналист Института Горшенина