Все публикацииПолитика

Полунеев: «Прилипалы - те, кто использует имя Тимошенко, прикрывается фракцией для того, чтобы тупо воровать»

Продолжение. Первую часть: Полунеев: «В БЮТ все строится на близости к первому лицу. Остальное – второстепенно. Главное – близость» читайте тут

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua
Полунеев: «Прилипалы - те, кто использует имя Тимошенко, прикрывается  фракцией для того, чтобы тупо воровать»
Фото: Макс Левин

«Янукович поблагодарил меня за поздравление. Сказал: я вас помню»

Решив для себя, что вам тут ловить уже нечего, вы стали ждать конца кампании, чтоб перебраться к «регионам»?

Кампания, к тому моменту, закончилась. Я решил, что если ко мне такое отношение, то мое участие в работе фракции будет сведенок нулю. Я перестал посещать ее заседания, забрал карточку. Сказал, что отныне стану голосовать, как считаю нужным.

Идя на инаугурацию – чуть ли не единственный из БЮТовцев – знали, что скоро будете инсталлированы в новую команду?

Нет. Я пришел на инаугурацию просто потому, что считал это правильным.

Не думали о том, что скажут на это коллеги по БЮТ?

С руководством фракции я на эту тему потом не общался. О чем, если ответа на то свое письмо так и не получил? Вместе с тем, мне звонили многие друзья, знакомые, те же коллеги, говорили: «ты – молодец! Мы тоже хотели бы быть там. Но, нас, как крупный рогатый скот, погрузили в автобусы и увезли на Туровскую».

Хоть одну фамилию этих несостоявшихся смельчаков назовите.

Не буду. Зачем подставлять людей. Но, не я один считаю, что игнорировать инаугурацию – варварство. Вообще эта партизанская война, которую ведет БЮТ против новой власти, абсурдна и губительна.

Уточните: ни встреч, ни разговоров ни с Тимошенко персонально, ни с Турчиновым у вас потом не было, а то вы только о руководителях фракции говорили.

Нет, не было.

Как вас восприняла публика в Украинском доме, пальцем на БЮТовца не показывали?

Я всегда очень дорожил своей репутацией, как профессионала. В нашей фракции, я надеюсь, ко мне так и относились. Тут – аналогично. Поэтому восприняли абсолютно нормально. Многие подходили – говорили слова поддержки. Я, в свою очередь, подошел к Януковичу, поздравил. Сказал: надеюсь, под его, как президента, руководством страна поднимется из ямы, в которую ее загнал кризис, встанет на пусть экономического развития, роста. Он поблагодарил, сказал: я вас помню.

Обычный обмен любезностями, ничего особенного.

Что произошло в промежуток после инаугурации и до вашего назначения?

Позвонили из АП, сообщили: со мной хочет встретится президент. Я отправился на Банковую. Говорили достаточно долго – минут 30-40, тет-а-тет. Янукович предложил мне пост советника.

Признаюсь, я поразился тому, насколько глубоко он разбирается в узкопрофильных вопросах финансов и банковской деятельности. Разговор получился очень содержательным. Виктор Федорович сказал, что рассчитывает на поддержку и помощь.

У вас будет кабинет на Банковой?

Нет.

А зарплата?

Нет, я же внештатный советник.

Значит, мандат складывать не намерены?

Нет. Зачем?

По-хорошему, должны бы.

В парламенте я еще многое смогу сделать для реформы банковского сектора.

Намерены предлагать законопроекты, которые б поддерживала «коалиция тушек»?

Да. Свою «полезность» вижу, хотя б, в том, чтобы написать эти законопроекты, провести в комитете, помочь коллегам депутатам с ними разобраться… Тем более, в нашем комитет мне удалось собрать хорошую команду, имеющую эффективные отношения с АП.

На прошлой неделе я задавала аналогичные вопросы Портнову. Он говорил, что не намерен ни выходить из состава фракции, ни складывать мандат, поскольку мандат получил именно с этой политсилой. Сразу, после назначения, изменил мнение, заявив намерение попрощаться с депутатством, в связи с переходом на другую работу.

Я мандат получил не от политсилы – от народа. Это - во-первых. Во-вторых, не вижу никаких проблем в том, чтобы, будучи членом оппозиционной фракции, я работал с законно избранным президентом. В третьих, моя сфера ответственности - банки, кредиты, инвестиции – аполитична.

«Я не чувствую себя предателем»

Принимая решение о перебазировании в стан новой власти, пример Ковтуненко и Надоши – перебежчиков прежнего парламента, не вспоминали?

Нет. Принимая решение, я думал только об одном: в стране должна, наконец, прекратиться гражданская война.

То есть, предателем себя не чувствуете?

Нет, не чувствую. Я же не стал членом Партии регионов. Я согласился работать с президентом, потому что он поставил перед собой и страной амбициозную задачу. А о партийной принадлежности мы и не говорили.

Признайтесь, ваш демарш из БЮТ был связан с тем, что вам посулили пост главы НБУ?

Нет. Мне не обещали пост главы НБУ.

Как демарш воспринял ваш друг Гайдук?

Не знаю, мы это не обсуждали, но, думаю, что негативно. Хотя, мою ситуацию в БЮТ – то, о чем я вам сейчас рассказывал, он знал.

Вы же не лелеете надежды на то, что станете «своим» в ПР, верно?

Честно сказать, я не думал об этом. Жизнь распорядилась - события сложились именно таким образом. Как будет дальше – не знаю. Наверняка знаю лишь то, что необходимо принять целый ряд важных законопроектов по банковскому сектору. Надеюсь, мне удастся реализовать в них некоторые конструкции, заложенные еще в «Прорыв». Правда, Президент говорит не о «прорыве» - о «скачке», «прыжке». Он употребляет другую терминологию.

Возможно, потому, что раньше Янукович называл программу Тимошенко «нарывом».

Это была избирательная кампания. Хоть, конечно, обидно, что на первый план вышли не смысл программы, не концепция – название.

Янукович обещал вам место в списке ПР в случае, если грянут досрочные?

Нет. Мы не говорили об этом. Поверьте, я не держусь за мандат. Для себя решил: будет, как будет, свет клином, в конце-концов, на парламенте не сошелся. К тому же, эта Рада, полагаю, доработает до 2012-го – как и положено.

Обоснуйте.

Я понимаю мотивы тех, кто хочет войти в парламент. Но, есть власть, способная обеспечить выход страны из кризиса. По оптимистическим прогнозам, для этого потребуется года три, по пессимистическим – 5-7 лет. Вопрос в том, где взять на это деньги. По моим подсчетам, только инвестиций для экстренной модернизации страны ежегодно требуется 20-30 млрд. долларов. Вот почему родилась идея «Украинского прорыва».

Значит, все мы должны сконцентрироваться на достижении поставленной цели, а не думать о досрочных выборах.

«Морально-психологический климат во фракции сейчас очень неблагополучный»

Центров влияния в ПР не меньше – больше, чем в БЮТ. В одном только экономическом секторе, в числе принимающих решения: Акимова, Азаров, Тигипко, Цушко. Кто из вас вам ближе, кто - напротив?

Абсолютно никаких проблем во взаимопонимании у меня нет с Акимовой. Фактически, мы говорим с ней на одном языке.

Значит, с Азаровым на разных.

Вовсе нет. Мы вместе работали в парламентском комитете – у меня была возможность познакомиться с его взглядами. Да, у нас случались глубокие дискуссии по экономическим вопросам. Но, они были сугубо профессиональные, квалифицированные. В его подходах мне импонирует системность.

История взаимоотношений с Цушко у меня, к сожалению, короткая. Как экономиста, я его, по правде, не знаю. Зато с Тигипко мы общались, в бытность его советником Премьера. Многие подходы к реформированию банковского сектора у нас совпадают.

Вы вспоминали о впечатлении, произведенном на вас Януковичем и Тимошенко при первой встрече. Можете сравнить их с тем, какое произвел на вас Янукович сейчас – на инаугурации, на Банковой и Тимошенко – во время последней вашей встречи?

Янукович в Украинском доме произвел впечатление лучшее, чем раньше. Мне кажется: он почувствовал себя президентом. Он спокоен, уверен… у главы государства не должно быть метаний-дерганий, излишне эмоциональных каких-то проявлений. Что поразило: Виктор Федорович постоянно говорит по-украински. И в Украинском доме так было, и когда он с советниками своими общался на Банковой.

С Азаровым, небось, тоже по-украински?

Не знаю. При его разговорах с Азаровым не присутствовал, а вот насчет советников – точно говорю.

Как насчет вашего впечатления от нынешней Тимошенко?

Эмоциональной составляющей у нее, к сожалению, стало больше.

Тем нее менее, кампанию вы честно отработали на БЮТ.

Да, за мной закрепили два округа в Николаевской области. И эти два округа дали Тимошенко лучший результат по региону. Мы не тратили там какие-то фантастические бюджеты, не применяли админресурс – обычная агитационная работа, просто грамотно спланированная. Эти два округа – глубинка. Я шучу: результат Тимошенко получился таким высоким потому, что представители ПР туда просто не доехали.

Вас хвалили на общем совещании, когда происходил разбор «поствыборных полетов»?

Нет. Хвалили тех, кто получил, по словам коллег, огромные финансовые ресурсы, но не получил результата. Хвалили непричастных, наказывали невиновных, что, кстати, тоже сыграло свою роль в росте внутреннего недовольства во фракции.

Сколько еще «отщепенцев», думаете, пойдут по вашему пути – из оппозиции во власть?

В приватных беседах, многие коллеги говорят следующее: «ощущение такое, что мы не просто наступаем на старые грабли, а строим большие, новые грабли – наступаем уже на них». Морально-психологический климат во фракции сейчас очень неблагополучный.

Тимошенко вполне могла принять меры для того, чтобы климат во фракции был лучше, чем сейчас. Не приняла

Как исправить ситуацию? Избавиться, посредством партчисток, от прилипал, «присосавшихся» в бытность БЮТ у руля?

Прилипалы - это те, кто использует имя Тимошенко, прикрывается фракцией для того, чтобы тупо воровать.

Хорошее заявление. «Тупо воровать» это как? Фамилии назовете?

Фамилии не назову. Насчет воровства – тендеры, лоббистские законопроекты, земельные аферы… дальше перечислять? Эти люди – действительно прилипалы. Когда лидер заходит в зал, они, ломая ноги, бросаются ей навстречу – поскорее бы к руке прильнуть. Если ее это устраивает…

«Я еще до выборов знал, что Президентом станет Янукович»

Так партийный пилинг поможет, нет?

Не знаю, я не хочу об этом говорить – не моя тема. Тимошенко вполне могла принять меры для того, чтобы климат во фракции был лучше, чем сейчас. Не приняла.

На самом деле, мощная оппозиция нужна стране. И БЮТ может быть хорошей оппозицией – НУ-НС на таковую явно не тянет, Яценюк тоже – он одиночка – но, это напрямую зависит от того, решится ли вопрос влияния на лидера БЮТ ее окружением. Тут я искренне желаю Юлии Владимировне удачи. Еще – в том, чтобы выбрать и обозначить платформу своей протестной деятельности, идеологическую основу. «Партизанская война» долго продолжаться не может.

Когда вы поняли, что президентом станет не она - Янукович?

Я знал это еще до выборов.

И оставались в БЮТ?

Нельзя было плевать в лицо своим коллегам. Команда есть команда, кампанию надо было отработать.

Я знал, что она проиграет. Определил по косвенным признакам. Ну, не может удержаться у власти глава правительства, при котором ВВП упало на 15%! Не говоря обо всем остальном.

Вы, насколько я знаю, были сторонником ее перехода в оппозицию еще накануне кризиса?

Да, многие тогда убеждали ее уйти в отставку. Курс, ведь, был на президентство, бороться за которое, при таких-то условиях, куда логичнее, из оппозиции. Почему она не послушала? Не знаю, видимо, были какие-то соображения… Были и люди, считавшие: зарабатывать при власти можно всегда. К сожалению, они имели на нее влияние.

Ну, а во время кампании?

Она должна была уйти если не в отставку, то в отпуск – оставив и.о. премьера Турчинова – так как это принято во всем цивилизованном мире.

Напоследок. Как вы восприняли назначение Портнова?

К Андрею Владимировичу я отношусь очень позитивно, считаю его профессионалом, умным человеком. Надеюсь, мы будем общаться с ним на Банковой. Поздравить его с должностью еще не успел – как раз собираюсь позвонить.

Все фото: Макс Левин

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua