Все публикацииПолитика

Реакция

«Черная магия и ее разоблачение» – одна из глав бессмертного булгаковского романа, фонтанирующая червонцами, впоследствии превратившимися в обычные бумажки.

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua
Реакция
Фото: uzhgorod.ua

Рискну предположить: Булгаков писал с натуры, не фантазировал. Благо в его время подобных примеров перед глазами было предостаточно. Как и в наше. Если сегодня миф о том, что «донецкие хотят отстроить вертикаль власти, создать правила игры», «навести порядок», многие легко принимают на веру, то завтра от него не останется и следа.

На веру, что поразительно, принимают не только массы голосующих граждан, но и крупные бизнесмены, по-детски радуясь тому, что «доны пришли надолго и у нас будет как в России».

Почему радуются, понять несложно. После анархии, царившей в стране пять лет, любое «закручивание гаек» мнится благом. Тем более после анархии, сопровождавшейся хроническим невозвратом НДС (задолженность свыше 24 млрд. грн), установлением завышенных пошлин, сбором податей «наперед» и т.д.

«Сердечной власти» социальная стабильность «любой ценой» нужна была до выборов, «бело-голубой» – после. «Любой ценой» – значит, за счет бизнеса. И забывая о «сердечном» вчера, бизнес рискует сам себя загнать в ловушку аналогичного «бело-голубого» завтра. Завтра уже не закрученных гаек – а диктатуры самодурства.

Почему не будет «как в России», понять несколько сложнее. Попробуем разобраться.

***

Итак, множество любопытных нюансов кадровой политики новой власти обнажило, в частности, заполнение губернаторских вакансий. Общие тенденции таковы.

Первое. В большинстве регионов губернаторами стали вовсе не те, чьи шансы давеча оценивали как наивысшие. Напротив, те, кто в «кастингах» не участвовал, общественностью не обсуждались. Те же, кто участвовал и обсуждался, играли роль технических дублеров, набивавших цену тем, кто впоследствии выиграл «Сектор “Приз”». «Набивали цену» в буквальном смысле.

За превращение из одиозного мэра в неодиозные пока еще губернаторы один известный деятель «отвалил» ни много ни мало двадцатку «лимонов зелени». Притом, что «стартовой ценой» была десятка.

Так случилось в Одессе, где Гриневецкого оперативно заменил Матвийчук. В Киеве, где ставленника Бойко опередил замглавы СБУ (привет Сергею Левочкину!). В Харькове, где в противостоянии Добкин–Шенцев («подогреваемом» Кернесом еще с лета прошлого года) последний потерпел очередное поражение.

Фото: Макс Левин

«Доход с кадров» – вовсе не новая технология обогащения тех, кто за кадры (на том или ином уровне) отвечает. Точно как и «смежная отрасль» – доход на награждениях.

Особо хлебным во все времена было распределение квот судей, налоговиков, таможенников-пограничников, силовиков всех мастей, глав местных администраций.

Вариантов два: или претендент платит за себя сам, или за него платят «родственные», заинтересованные в его пребывании во власти бизнесмены. Если дело происходит в регионе, заносят «старшему по области», тот передает «наверх», «сверху» – еще «наверх» и так до самого Киева. В редких случаях вопрос решается напрямую. Впрочем, как бы он ни решился, «на самый верх» «десятина» уходит при любой погоде. Даже если речь идет о назначении межрайонного прокурора где-нибудь в Никополе. Как, допустим, «десятина» уходила в АП Кучмы при приватизации крупного предприятия.

Сейчас она следует по тому же маршруту – в АП.

"Коррупционная вертикаль" всегда срабатывает безотказно. Пожалуй, это вообще единственное, что безотказно срабатывает в нашей стране.

Так что не стоит считать «одиозные» назначения политическими. Они сугубо бизнесовые. Каждый, кто хочет вернуться во власть, вполне может на это рассчитывать. Если, конечно, способен заплатить.

Особенно это касается силовиков всех мастей. Типы, подобные Варцабе, Сало (новые начальники Ивано-Франковского и Ровенского УВД соответственно, до недавнего времени оба находились в международном розыске), реинкарнируются не «за спасибо». И уж точно не потому, что были обижены в 2005-м.

Василий Варцаба. Фото: www.segodnya.ua

Олег Сало. Фото: www.segodnya.ua

Тут уместно вспомнить средневековую Европу, где продажа должностей считалась делом вполне обыденным и называлась красивым термином «симония» («в честь» библейского персонажа, пытавшегося приобрести себе дар творить чудеса).

Так, бывший пират Бальтазар Косса (чем не средневековый «донецкий»?!) нагреб денег на чин ни много ни мало папы римского. А Чезаре Борджиа титул кардинала подарил родной отец.

Маркиза де Помпадур прославилась, кроме прочего, тем, что многим достойным людям помогла стать еще более достойными. Не бесплатно, разумеется. При дворе Людовика XIV конкуренция за обладание «мздой от назначений» едва не обернулась братоубийственной войной.

Людовик XVI кадровые безобразия прекратил. Но от усекновения главы – в ходе Французской революции – его это не спасло.

В современной Украине симония расцвела пышным цветом. Все об этом знают, но стыдливо молчат. Вместо того чтобы выступить с инициативой ее легализации. Так, чтобы каждая должность – от начальника УВД города до премьер-министра – имела фиксированную стоимость, а деньги перечислялись бы в бюджет. Захотелось, скажем, миллиардеру возглавить СБУ – вынь да положь столько-то, тебе за это – голосование в ВР, бюджетникам – повышение «минималки». При таком раскладе присутствие богачей во власти было бы вполне оправданным. И вовсе не аморальным. Легальная симония точно не аморальнее легальной проституции (за «узаконивание» которой, кстати, активно в ходе кампании выступал Тигипко).

Второе. В регионах губернаторы назначены не столько «любимой женой» новой власти, сколько – главной ее боевой единицей, призванной «наводить порядок». При этом изначально закладывается конфликт между губернатором, мэром, областным и городскими советами. Ведь какие инструменты влияния есть у губернатора? Только силовики. Местные бюджеты подконтрольны не им – облсоветам.

Зато в присутствии силовиков отныне решено проводить все крупные региональные совещания. Подтекст такой: кто не выполняет распоряжения губернатора, на того тут же – не отходя от кассы, натравливают силовиков. С точки зрения формы, внешнего эффекта конструкция безупречная. С точки зрения сути – не очень.

Ибо первые распоряжения отданы в лучших традициях «наведения порядка» – так, как его понимают «донецкие».

Именно: налоговым на местах поступило негласное указание – увеличить сборы в 1,8 раза. Как это сделать? Варианта два.

Первый – непыльный, но электорально неблагодарный: отыграться на «единщиках», приписав им штрафов на 8 тыс. грн каждому.

Второй – более надежный, уже активно используется на северо-востоке страны. Суть его – «нафантазировать» предприятию штрафа на 2 млн. грн. И предложить альтернативу: либо судиться за право штраф не выплачивать, потратив на суды еще столько же; либо – «не отходя от кассы» выложить 10% от заявленной суммы.

Такая методика хороша тем, что позволяет отрапортовать «наверх» о выполнении «плана» по «увеличению стяжательств», искусно уклонившись от предметной ответственности (поступление платежей, идентификация источников – процесс не одного и не двух дней).

Подобные «приемчики» – то, что в народе называется «азаровщина».

Фото: Макс Левин

Третье. Какова цель этих драконовских методов? Наполнить казну? Да, но не затем, чтобы проводить системные реформы – чтоб откупиться от «бюджетников», залатать дыры социальной сферы, а уж потом спокойно дерибанить недодерибаненное. Проще говоря: наверстать упущенное за «оранжевую» пятилетку. Еще проще – махровая реакция. Которая, как известно из истории, ничем хорошим не заканчивается.

Тогда как цель мелких чинов – сохранить существовавшие прежде алгоритмы. В бардаке и хаосе всегда комфортнее, чем в концлагере и даже в системе. Тем более – мелкому чиновничьему бизнесу.

В Украине изначально заложен конфликт интересов тех, кто на должности назначает, с теми, кого на них назначают. Ибо интересы премьера Азарова с интересами сержанта Петренко, собирающего дань на трассе Киев–Чоп, не просто не совпадают – они диаметрально противоположны. Как интересы Азарова и чаяния главы областной налоговой.

Дорожные поборы – своего рода бизнес сержанта Петренко. Водители – его клиенты. Облагая их данью, сержант не просто не переступит черту дозволенного, а еще и предупредит, за каким поворотом следующий радар. Так он имеет ежедневный гарантированный доход. Пусть не астрономический, но стабильный. Поэтому когда сержанту Петренко поступает команда увеличить дорожные сборы в шесть раз, ему сложно поверить, что деньги эти пойдут не в карман лично Азарову со товарищи, а на реконструкцию старых дорог и возведение новых. Перед ним выбор: принести сегодня домой, как обычно, 200 грн – или новой власти дать «на-гора» 1 200 грн, но завтра уже домой не принести ничего. Что он выберет? Ответ очевиден. Очевиден не потому, что сержанту жаль «клиентов». Нет, печется-то он, в первую очередь, о себе, понимая: если дальше так пойдет, «клиентов» у него попросту не останется. Как и у главы налоговой, умудрившегося создать мини-оффшор на территории отдельно взятой области. Если завтра он разовьет активность в пользу госбюджета и всех, кто в КМУ из него кормится, – гарантированно угробит и оффшор, и весь местный бизнес, платящий налоги на «подотчетной территории».

Следовательно, оба сделают все для того, чтобы «ЦУ сверху» не выполнять. И единственное, чем грозят Азаров и Ко, – вероятностью замены на другого, «своего» исполнителя. Рожденного в Донецке, карьеру начинавшего в Макеевке. Но, как говорила Зоя Космодемьянская, «нас двести миллионов – всех не перевешаете».

Четвертое. Как ни странно, вместо логичного протеста этакие действия новой власти у многих вызывают блондинистый восторг. Подобный охватившему страну после Майдана. В 2005-м крушение надежд случилось через девять месяцев – после первого коррупционного скандала рейтинг Ющенко скатился до 20,3% (с 46,7% в феврале 2005-го). Думается, в 2010-м прозрение наступит быстрее. Прежде, чем навязчивое желание «встроиться» в новые реалии превратится в необходимость. Наступит одновременно с осознанием того, что невозможно вечно «встраиваться» – при Кучме, при Ющенко, при Януковиче. Самоуспокоение в духе «еще немножко потерпеть, а потом само наладится, главное – до пенсии дотянуть, а там пусть дети разбираются» – верная гарантия того, что детям придется не разбираться, даже не встраиваться – прогибаться.

Развенчать наиболее популярный миф – о том, что «доны пришли наводить порядок», достаточно просто.

Украина – не Россия и не Беларусь.

В РФ «система» – понятие политическое. Существование вне «системы» невозможно и для торговца сигаретами, и для владельца газодобывающей компании. Внедрение в нее сулит определенные бонусы – ту же помощь в разборках с конкурентами. Все желающие работать вне «системы» обречены на неприятнейшие контакты с силовиками, налоговыми инспекторами, пожарными и санэпидемстанцией. Индикаторы «свой»–«чужой» четкие, не подлежащие корректировкам для «хороших душевных людей».

В Беларуси «система» – продукт государственного управления. Уровень коррумпированности единоличной власти не столь высок, как власти клановой – отечественной.

Ну, а в Украине «систему» наивно пытаются превратить в понятие экономическое.

Но государственное регулирование экономики – вовсе не силовое построение вертикали, не равнение всех по команде «Смирно!», когда в регион приезжает «папа». Уж тем более нелепо сравнивать российских православных чекистов с бандой мелких жуликов, засевших на Банковой.

Главная задача государства – создание благоприятных условий для развития экономики. Развития, минимально зависящего от политических обстоятельств.

Иначе экономика превращается в подобие плановой, как при Союзе, доказавшей свою губительную несостоятельность целиком и полностью. Даже если называется она как-то по-другому.

Прогрессии блондинистого восторга активно способствуют центральные телеканалы. С экранов которых не сходит Тигипко. Толстого Ленин в свое время называл «зеркалом русской революции», Тигипко смело можно назвать «зеркалом неодонецкой власти».

С металлом в голосе – «под Азарова» – он рапортует о том, что за два дня успели «разобраться, приступить, начать процесс обновления» и т.д. Создается впечатление, что для этого его в Кабмин на работу и приняли. В такие моменты отчетливо звучит привет из его комсомольского прошлого. Когда партия говорила «Надо!», комсомол отвечал неизменное «Есть!». Надо повернуть реки вспять, проложить железнодорожное полотно в вечной мерзлоте – комсомольцы тут как тут. Их вожаки исправно рапортуют «партии и правительству» (заодно и телезависимой публике) о том, сколько метров дороги проложено, как изменена траектория русла, насколько увеличены поступления в бюджет, сколько проверок затеяно и т.д. Ну, а что на самом деле происходит на местах, никого, понятно, не интересует.

Поскольку конечную цель наполнения казны мы уже выяснили.

***

Конечно, наблюдая битву со стороны, мнить себя стратегом легко. Вполне вероятно, что «доны» правы и иначе как наездом на налоговые, «прижиманием» мелкого и среднего бизнеса, выводом из тени симонии экономику не оздоровишь. Понимающие граждане готовы потерпеть – получить бы только четкие сигналы того, что после руины и реакции наступит эпоха возрождения, а не очередного «занепада»; что дорожные поборы действительно пойдут на строительство новых шоссе, что «увеличение плана» налоговых весело «аукнется» бюджетникам; что НДС таки вернут. Пока подобные сигналы не поступают. И не предвидятся. Рыночная экономика представляется маревом еще более призрачным, чем вступление Украины в НАТО.

Зато наконец найден ответ на вопрос о том, откуда ждать появления новой оппозиции. Не только «изнутри» самой власти, как мы писали ранее, – изнутри крупного бизнеса. Прежде всего – из окружения топовых бизнесменов, помогавших «бело-голубым» в кампанию, а теперь оставшихся «не у дел». В смысле, и без преференций, и без кадровых квот во власти.

Не столь весело, как ожидалось, другу Веры Ивановны Новинскому, спонсору коммунистов Григоришину, относительно нейтральному Пинчуку и активно помогавшему ПР (после истории с ОПЗ) Коломойскому. Не говоря о самом Ахметове.

Фото: focus.ua

Вряд ли эта «невеселость» станет в ближайшее время достоянием общественности, но на позициях их СМИ наверняка скажется. Опосредованно – на формировании мнения международной общественности. И уж точно помешает планам Януковича нивелировать конституционную реформу 2004 года.

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua