Прочь от Европы?

Печать
Прочь от Европы?
Фото: Павел Отрощенко

Последние тенденции в нашей политической жизни заставляют говорить о том, что украинские партии и отдельные деятели решили пересмотреть концепции внешнеполитической ориентации Украины.

Если ранее Европа воспринималась как «священная корова», а сомнения относительно целесообразности членства Украины в ЕС – как откровенная ересь, то сегодня правилом бонтона стала критика проевропейских позиций. Одна из отличительных черт кампании 2010 года – то, что большинство кандидатов решило базировать свою внешнеполитическую доктрину на критике ЕС и пути Украины в европейские и евроатлантические структуры

Автор данной статьи в апреле 2005 года выступал соавтором политического доклада «Блеф евроинтеграции», в котором прослеживалась попытка показать слабые стороны интеграционных процессов, риски и угрозы, стоящие перед Украиной. В ту пору большинство нынешних критиков евроинтеграции заявляли о том, что она неизбежна. Прошло время, и сегодня слишком грустно становится от осознания того, что вчерашние адепты европейской идеи столь дружно превратились в ее критиков. А значит, по большому счету, доминируют снова не убеждения, а конъюнктура.

Ситуация находит свое объяснение. И вина за охлаждение отношений между украинскими политиками и европейским сообществом лежит на обеих сторонах.

Для начала рассмотрим отношение Европы к Украине. Во-первых, Европейский Союз устами многих политиков неоднократно заявлял о нецелесообразности своего расширения. «Европа без границ – это Европа без традиций», – заявил не так давно президент Франции Николя Саркози. Канцлер ФРГ Ангела Меркель неоднократно критиковала попытки некоторых европолитиков дать обещания Украине, Турции и странам Балканского полуострова относительно их возможного членства в ЕС. Официальный Брюссель дал понять, что о членстве Украины в ЕС речи быть не может – по крайней мере, до 2020 года в планах ЕС нет комплекса мер, направленного на интеграцию Украины.

Во-вторых, из подготовленного к подписанию Соглашения между Украиной и ЕС об ассоциации по настоятельному требованию европейской стороны изъято положение о признании Украины европейским государством. А именно это, казалось бы, пустяковое, ничего не значащее, само собой разумеющееся положение и могло бы открыть перспективы членства нашей страны в Евросоюзе или же поставить на них крест.

В-третьих, Европа сегодня достигла пика своего расширения, и в условиях экономического кризиса новое расширение (предвидящее жесткое квотирование тех или иных видов продукции, компенсации для собственников, понесших потери в бизнесе, и т.д.) попросту нецелесообразно. Неравномерное развитие Европы и приводит к внутренним противоречиям, которые с каждой волной расширения только усугубляются.

В-четвертых, Украина рассматривается как угроза для Европы из-за «шатаний» ее элиты между Россией и США. И в первом, и во втором случае Украина является фактором возможного усиления потенциальных соперников ЕС. Принятие Украины в ЕС означало бы в перспективе усиление либо пророссийского, либо проамериканского лобби на уровне Брюсселя и Страсбурга.

В то же время украинские политические элиты поняли, что, во-первых, Европа не только не собирается открывать свою дверь перед Украиной, но и готовит новые ограничения для въезда наших граждан на ее территории. Известно, что после подписания в Хельсинки соглашения между Украиной и ЕС об упрощении визового режима реально режим въезда украинцев на территорию стран Европейского Союза только усилился. Позиция консульских отделов некоторых государств относительно выдачи виз нашим гражданам иногда доходит до маразма. Это не может не вызывать волну разочарования украинцев в ЕС.

Сами европолитики перестали посылать Украине необходимые обнадеживающие сигналы. Брюссель перестал влиять на ситуацию в Украине. Если ранее Европейский Союз пытался быть одним из активных участников политического процесса в нашей стране, влияя на принятие решений, то сегодня в меру охлаждения отношений между Украиной и ЕС привлекательность Европейского Союза для наших политиков резко снижается. Это ощущается и по количеству официальных и неофициальных украинских делегаций, посещающих Брюссель.

К тому же, в условиях экономического кризиса в Украину из стран ЕС вынуждены вернуться десятки тысяч мигрантов, ранее зарабатывавших деньги в Евросоюзе. Отныне ЕС не воспринимается рядовыми гражданами Украины как некий синоним рая или кормушки, почти недостижимого идеала. Оказалось, что и в раю существуют проблемы, а на Солнце бывают свои пятна.

Позиция Европейского Союза в нескольких конфликтах между Украиной и Российской Федерацией неизменно была не совсем дружественной по отношению к нашей стране. Евросоюз понимает: Россия – это энергоносители, Украина – это всего лишь их транзит. И портить отношения с поставщиком ради интересов транзитера – не совсем разумно. Именно поэтому Евросоюз поддержал Россию в ее информационной войне с Украиной в начале 2009 года – хотя правота была на стороне Украины. Осознав, что поддержка Евросоюза не является важным аргументом во внутриукраинских политических раскладах, наши политики кинулись дружно критиковать Европу, стараясь заслужить внимание со стороны России.

Сегодня наиболее последовательной сторонницей интеграции Украины в ЕС остается Юлия Тимошенко, которая откровенно водит дружбу с Николя Саркози и Ангелой Меркель – при этом постоянно подчеркивая, что и в России у нее существуют свои надежные связи. Ситуация выглядит таким образом, что Тимошенко может оказаться цементирующим фактором в налаживании мостов между «старой Европой» и «новой Россией». Тем более что она резко противопоставляет себя проамериканским моделям (критикует идею форсированного вступления Украины в НАТО, демонстративно и вызывающе ведет себя с политиками – представителями проамериканской оси в Евросоюзе, например, с польским премьером Дональдом Туском).

Важную роль в окружении Тимошенко играет вице-премьер Григорий Немыря, который находится в дружеских отношениях с половиной членов Европарламента и имеет свои механизмы воздействия на формирование имиджа Тимошенко в Европе.

Концепция Виктора Януковича – слишком размыта и неясна. С одной стороны, Партия регионов (на программном уровне) выступает за европейскую и евроатлантическую интеграцию. С другой стороны – на уровне заявлений – Янукович критикует Европу и НАТО, призывает к тесной интеграции на постсоветском пространстве. А по меткому определению Анатолия Гриценко, «ни одно правительство в Украине не сделало больше для интеграции Украины в НАТО и ЕС, чем правительство Януковича». Эта размытость позиций не дает возможность классифицировать Виктора Федоровича. Скорее всего, в его случае мы имеем яркий пример пресловутой «многовекторности».

Наибольшей неожиданностью нового политического сезона стала эволюция Арсения Яценюка, которого еще недавно считали наиболее прозападным политиком в Украине. Последние тенденции опровергают это мнение. Еще вчера Арсений Яценюк, будучи министром иностранных дел, выступал за солидарную позицию с Европейским Союзом по вопросу Косова. Позже он начал критиковать ЕС и Россию за действия, направленные на разрушение Хельсинкской архитектуры безопасности в Европе. Сегодня Арсений Петрович выступает с позиций панславизма и чуть ли не украинского империализма.

В недавних публикациях и выступлениях на ТВ Арсений Яценюк начал развивать идею «Великой Европы», простирающейся от Атлантики до Владивостока. Он сейчас активно пропагандирует старые концепции Жана Тириара. Лет десять назад их обсуждали в московских политических салонах – однако тогда они казались утопическими. Сегодня в украинской политике их не просто воспринимают всерьез – они ложатся в основу новой внешнеполитической концепции.

Арсений Яценюк говорит о возможном союзе Украины с Россией, Беларусью и Казахстаном, поскольку в ЕС Украину уже никто не ждет. Также Яценюк говорит о возможном присоединении к этому союзу Сербии и других балканских народов. Можно предположить, что некогда похороненная идея Единого экономического пространства может стать экономическим обоснованием и экономической концепцией «Большой Европы».

Выступая в Черновцах в самом начале октября, Арсений Яценюк заявил: «Великое историческое прошлое всегда формирует великое историческое будущее. Так всегда случалось, что Украина была частью больших объединений. Но я убежден в том, что обязательно будет так, что Украина станет инициатором больших объединений. Украина может и обязана быть инициатором нового объединения – Восточноевропейского, которое я вижу от Ужгорода до Владивостока. И Киев будет центром!».

Киевоцентрическая модель новой Панславистской империи – это уже нечто новое, что, с одной стороны, входит в противоречия с идеями, пропагандируемыми ныне Патриархом московским Кириллом – идеями «русского мира», а с другой – фактически развивает их. В этой связи основной акцент Яценюка ставится на православии как основе Восточноевропейского проекта. Это несмотря на то, что еще месяц назад Яценюка позиционировали как грекокатолика…

Одним словом, Яценюк предлагает систему противопоставлений: Восточная Европа – Западная Европа, православие – протестантская этика, империя – республика (конфедерация) и т.д. В этом отношении он, очевидно, находится под влиянием не только собственного мировоззрения, но и действий политтехнологов, внушающих ему необходимость выхода за рамки «украинского хутора» и восприятия «глобальных» идей. Кстати, новая программа Яценюка уже сыграла с ним злую шутку: он начал активно терять голоса на Западе Украины, но в то же время – согласно замыслам авторов концепции – он может попытаться более активно играть на электоральном поле Востока Украины. В этом отношении будет проще договариваться между первым и вторым турами с Виктором Януковичем, о чем «Левый берег» уже писал…

Фактически в том же русле начал работать и Владимир Литвин, заявивший на VII съезде Народной партии о необходимости поиска Украиной «собственного пути» развития. В частности, он призвал «отбросить навязываемые Украине костыли, в частности, НАТО». Главная задача, по мнению Литвина, – это создание пояса безопасности за счет нормализации отношений Украины с соседними государствами, в первую очередь, с Российской Федерацией.

О позициях Петра Симоненко или Инны Богословской говорить не приходится. Они и так всем понятны и остаются неизменными.

Таким образом, можем сделать вывод: в ближайшем времени нас ждет новый «восточный ренессанс». Посему приходится вновь констатировать: в Украине нет политиков пророссийских или проевропейских – есть политики, которые спекулируют на российской или европейской риторике. Президентские выборы это наглядно демонстрируют.

Тэги: внешняя политика, Арсений Яценюк
Печать
Читайте в разделе
Анонс
Выбор читателей