Форма и содержание

Печать

"Избави нас Бог от такой демократии!"– сказал однажды Владимир Путин. Он тогда был президентом, цены на нефть зашкаливали – и в России, с ее запредельными доходами в тот момент, можно было быть высокомерным.

Высокомерие Путина было направлено на Украину, где две ветви власти боролись на смерть, а г-н Путин с насмешкой наблюдал за этой сварой со своего газово-нефтяного Олимпа. Барабанная антигрузинская и антиукраинская пропаганда того времени были точным отражением путинского неприятия «неконтролируемых процессов». Это было время неистовства путинских иллюзий: казалось, еще немного – и возмущенные народы сметут лидеров «цветных» революций и на сопредельных территориях воцарится понятная прозрачность.

Но только поверхностный наблюдатель слепо повторяет кремлевскую сказку, что главный раздражитель для Путина – это возможное вступление смутьянов в НАТО или элементы ПРО в странах бывшей восточной Европы. Дело гораздо хуже. Дело в разности стилей. Однажды один остроумный политолог спросил меня, представляю ли я себе, что за одним столом, например, на саммите глав стран СНГ, будут сидеть Путин, Саакашвили и, гипотетически, Ющенко. И когда войдет Путин, нужно встать, а потом, когда он будет произносить свое выступление, нужно будет, изображая подобострастное внимание, делать вид, что записываешь его реплики в блокнот. Я ответил политологу, что такого я себе представить не могу. «А Путин именно так себе все и представляет, – ответил мой собеседник. – Вот почему нет СНГ».

И он прав – нельзя собрать за одним столом людей с разных планет.

Восемь лет правления Владимира Путина в качестве президента и год в качестве премьера – это восемь лет его борьбы с собственными комплексами. И смею утверждать, что именно комплексы, а не какие-то таинственные планы по захвату, отделению, изменению и отторжению и привели Россию к краху взаимоотношений со всеми соседями. Вряд ли история может продемонстрировать нам пример, когда страна называет врагами всех, кто ее окружает. Украина и Грузия враги, потому что хотят в НАТО, Запад враг – потому что хочет их туда взять. Центральноазиатские страны враги, потому что насылают в Россию трудовых мигрантов, Белоруссия – потому что не хочет окончательно отдаться.

Нормальные отношения у России только с Азербайджаном и только потому, что Алиев, сидящий на своей нефти, смотрит на Путина с нескрываемой иронией, ему от России ничего не надо. Окончательный удар по путинскому самолюбию был нанесен непризнанием соседей отторгнутых Абхазии и Южной Осетии. Путин невнимателен: если бы он вдумался в значение этого факта, то вынужден был бы признать, что ему остался только один путь – меняться. Но он выбрал другой – в очередной раз обидеться. Так проще. И тут же грозно заявил, что Россия отныне не будет в ущерб себе продавать республикам СНГ энергоносители по сниженным ценам. Абсурд подобного заявления очевиден: Россия со всеми партнерами связана долгосрочными договорами по поставкам и в них прописан алгоритм изменения цены. Кто опять обидел Путина? Почему не названа страна-отступница? Почему Путин вновь шантажирует соседей ценой на газ? Какова цена договоренностей с Россией?

Крах путинской манеры правления, основанной на тезисе «Мы великие, потому что большие», – это главное, что мешает России прийти в себя даже сегодня, когда колосс российской экономики показал свою полную несостоятельность. Кризис обнажил простую истину: бороться с собственными СМИ и оппозицией и развивать свою экономику – это не одно и то же. Да, Россия сейчас тратит миллиарды, которые заработала. И этим можно было бы гордиться, если бы не один нюанс: в тех странах, где нет своих газа и нефти и нет, соответственно, газово-нефтяных миллиардов, мы, тем не менее, не видим умирающих от голода людей. И тогда к премьеру Путину возникает множество вопросов, главные из которых – так как же они живут без газовых и нефтяных денег и куда мы швыряем свои миллиарды? И не упадет ли Россия ниже соседей, когда миллиарды закончатся? Но ответа нет, потому что некому спросить – свободные СМИ и гражданское общество растоптаны Путиным еще до прихода Медведева. А еще ответа нет потому, что у Путина есть надежда, что США очнутся от кризиса, потянут за собой Китай, а Китай потянет за собой Россию. И денежный поток вновь начнет падать с неба, латая все дыры и снимая все вопросы. И вновь можно будет высокомерно отзываться о соседях и искать внешних врагов. Архаичный путинский стиль правления, смазанный деньгами энергоносителей, пока неизменен. Путин не чувствует стиля времени.

Печать
Читайте в разделе
Анонс
Выбор читателей