ГлавнаяПолитика

Александр Данилюк: «Собственники «Привата» понимают, что обязаны компенсировать потери государства»

Национализация Приватбанка стала, без сомнения, одним из главных событий года и точно – важнейшим экономическим событием в истории современной Украины (при том, что и в мире-то подобных аналогов не много).

Системные проблемы у банка начались давно, однако в перспективу его перехода под госконтроль долго не верилось. Да и собственники - на пару с правлением - всячески это отрицали. При том, что «звоночки» звучали. Причем с разных сторон. Один из - интервью Михаила Саакашвили программе «Левый берег с Соней Кошкиной», в котором он заявил, что национализация Приватбанка прописана в соглашении с МВФ. Коломойский назвал это «бредом сумасшедшего», а самого Саакашвили - «космонавтом». Но, как оказалось, Приват действительно фигурирует в договоренностях, заключенных с Международным валютным фондом, и министр финансов Александр Данилюк сие подтвердил.

Итак, поздним вечером 18-го декабря – по результатам заседания СНБО и КМУ – решение было принято. Это, однако, не конец истории, а только начало. Вопросов на повестке много – от определения собственника «Приват24» и того, подконтрольна ли система государству, до участи филиала на Кипре и «дочки» в Латвии. Еще один акцент – будущая продажа банка (уже анонсированная представителями государства). После его, банка, «выздоровления», конечно.

По информации LB.ua, формально соглашение между экс-собственниками «Привата» и представителями государства завизировали НБУ и Минфин с одной стороны, Игорь Коломойский и Геннадий Боголюбов – с другой. Соглашение конфиденциально, однако, по имеющимся сведениям, предусматривает обязательства экс-собственников в течении полугода обеспечить многочисленные кредиты реальными залогами, далее – компенсировать потери государства. Примечательно, по – по данным тех же источников – перед этим у господина Коломойского состоялся весьма непростой разговор с послом США в Украине Марией Йованович. Что и стало окончательной «точкой невозвращения».

Останется ли Игорь Коломойский верен одной из своих любимых фраз о том, «долги возвращают только лохи», покажет время. Министр финансов Александр Данилюк понимает, что гарантий - «ноль», но в десятый раз повторяет: другого выхода для спасения банка не было. Ну, а с не/ответственностью экс-владельцев разбираться станут компетентные органы. Если станут.

Об этапах переговоров, о гарантиях, о дальнейшей продаже Приватбанка, обо всем этом и многом другом, мы говорили с министром финансов Александром Данилюком в специальном выпуске программы «Левый берег с Соней Кошкиной». Представляем вам текстовую версию интервью.

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua

«Собственники понимают, что обязаны фактически компенсировать потери государства» 

Итак, национализация «Привата». Объявлено о ней было ранним утром понедельника, в воскресение вечером – специально для этого – собиралось заседание сперва СНБО, потом – Кабмина. Расскажите обо всех этапах кулуарных переговоров.

Почему вы наделяете их статусом «кулуарных»?

Потому что проходили они не публично.

Это - очень ответственное решение, для которого необходимо было взвесить все аргументы, все "за" и "против" и мы приняли во внимание все факторы: размер банка (Приватбанк - самый большой банк в стране); фактор его системного значения для финансовой системы; количество вкладчиков - около 20 млн человек. Все это нужно было рассудительно анализировать, взвесить «за» и «против». После обсуждения, решение было принято единогласно! Важно было не дать поводов для провокаций, но дать толчок, уверенность рынку, что и было сделано. Банк перешел в государственную собственность, это - сигнал стабильности для всей финансовой системы и уверенность для вкладчиков.

Насколько мне известно, Владимир Гройсман выступал против национализации. Как удалось изменить его точку зрения?

Это абсолютно не соответствует действительности! Правительство начало рассматривать данный вопрос после того, как получило обращение от Национального банка, который долго следил за ситуацией в Приватбанке. НБУ понял, что дела плохи, и обратился к правительству с предложением рассмотреть возможность национализации банка для стабилизации финансовой системы. Мы все внимательно взвесили и приняли решение.

До обнародования решения о национализации Приватбанка, его акционеры, в частности Игорь Коломойский, в течение недели несколько раз встречались с Президентом Украины. Известно ли вам содержание этих встреч? И правда ли, что именно по результатам данных переговоров было принято окончательное решение о переводе банка в государственную собственность?

Ситуация очень простая - законодательство Украины предусматривает серьезную ответственность за доведение банка до неплатежеспособности. Собственники (Приватбанка - С.К.) это понимали. Перед ними стояла объективно непростая задача - учитывая ситуацию в банке - выполнить программу по докапитализации, улучшению кредитного портфеля и т.д., согласованную с Национальным банком Украины. Сделать этого они не смогли. Для акционеров принять решение тоже было непросто - Приватбанку много лет, на выстраивание системы его функционирования ушли годы, важно было найти решение, которое бы не навредило банку, и этим решением стала передача в госсобственность.

Вы о чем?

Правительство приняло решение о внесении в банк очень серьезной суммы. Поэтому они (акционеры - С.К.), понимая свою ответственность, дали обязательства правительству, что на протяжении шести месяцев - путем реструктуризации своего корпоративного портфеля, довнесения залогов - они компенсируют потери, понесенные государством.

Но потери здесь рассматриваются как определенный взнос в стабильность системы.

Фото: 24tv.ua

Вы говорите о Коломойском и Боголюбове как о главных акционерах?

Ключевых акционерах, конечно.

И как эти гарантии оформлены? Существует юридический договор?

Правительство действует исключительно в рамках закона, который прописывает каждый шаг передачи в госсобственность. Согласно ему, государство становится 100% собственником, и никакие члены правления не могут сохранить свои доли, должности, поскольку фактические они…

Довели банк до «ручки»?

Мы идем по закону, дополнительного договора нет. Есть предоставленные обязательства.

Как они написаны?

В виде письма из нескольких пунктов, в котором говорится о том, что акционеры будут максимально содействовать входу в банк государства и обеспечивать стабильность, потому что понимают, что система достаточно сложная. Они взяли на себя обязательства обеспечить плавный переход в процессе передачи собственности, а также реструктуризировать свой кредитный портфель. Мы это письмо приняли во внимание.

Принято оно было по факсу, если верить СМИ? Это ж филькина грамота, без какой-либо юридической силы!

Вопрос не в этом. Надо просто понимать, кому это письмо необходимо. Мы спасали банк, думали о судьбах вкладчиков, поэтому приняли решение о национализации. Мы думали о стабильности финансовой системы, поэтому в процессе национализации предусмотрели очень серьезный ресурс, который будет внесен в капитал банка и стабилизирует всю финансовую систему. Обязательства нужны собственникам. А как они были оформлены - по факсу/не по факсу - не имеет значения.

Игорю Валерьевичу Коломойскому приписывают фразу о том, что «долги возвращают только лохи», извините. Зная его, не очень-то верится в то, что если ситуация не изменится, а обязательства юридически закреплены не будут, письмо будет иметь какую-то силу.

Представьте, что письма нет.

Допустим.

Банк доведен до неплатежеспособности, это признано аудитом, всеми международными институциями, которые наблюдали за процессом. Очевидно, что за это предусмотрена ответственность. Письмо было инициативой собственников (Приватбанка - С.К.). Они понимают, что обязаны выполнять реструктуризацию портфеля, фактически компенсировать потери государства. Если они этого не сделают, в Украине и за ее пределами ( масштаб банка колоссальный), есть компетентные органы.

Угу, не говоря уже про Латвию, Кипр и все остальное.

И это тоже правда. Здесь же вопрос даже не столько банковский. Это же уникальное, беспрецедентное решение, таких в Украине я, в принципе, не припомню.

Не только в Украине.

Именно поэтому оно привлекло такое пристальное внимание. Ситуация с Приватбанком также прописана в программе сотрудничества с МВФ. Было понятно, что если собственники не выполнят своих обязательств, необходимо предусмотреть четкий механизм того, что в таком случае будет с банком.

Если бы у Коломойского были деньги, очевидно, он влил бы их в банк для стабилизации и спасения. С какой стати ему отдавать государству успешный банк? Где же он теперь, в таком случае, найдет средства для компенсации государству? У него их просто нет, и – за полгода - вряд ли появятся в таком объеме. 

В своем решении мы руководствовались значимостью банка для финансовой системы и тем фактом, что у Приватбанка 20 млн вкладчиков.

В случае падения, он обвалил бы всю банковскую систему.

Определенные риски были. Но неразрешимых ситуаций нет.

Фото: 24tv.ua

«Не сравнивайте губернаторство с самым большим банком в стране. Если бы этот банк начал рассыпаться в руках Коломойского, вкладчики такое не простили бы»

Как известно, в самом начале переговоров по национализации, Коломойский выдвигал ряд условий перед тем, как дать свое согласие...

Это не так.

Вы даже вопрос не дослушали.

Передача в госсосбственность – шаг со стороны государства. Никто раньше не мог представить, что столь системный банк в принципе может оказаться в столь сложной ситуации.

Я почти уверена, что ему и топ-менеджменту (Приватбанка - С.К.) гарантировали личную безопасность.

От кого? От людей?

От Президента.

Это - только ваше убеждение.

Точно такие же гарантии были в момент увольнения Коломойского с должности губернатора Днепропетровской области.

Не сравнивайте губернаторство с владением самым большим банком в стране. Если бы этот банк начал рассыпаться в руках Коломойского, вкладчики такое не простили бы. Мы это предотвратили. Сейчас Приватбанк - стабильный банк, все вклады в котором находятся под защитой государства.

Если бы банк начал рассыпаться, вкладчики усмотрели бы в этом вину Президента, а не Коломойского.

Почему вы так решили?

Потому что, по мнению людей, за все в стране отвечает Президент. Несмотря на то, что у нас - парламентско-президентская республика.

А в том, что на улице скользко, тоже Президент виноват?

Нет, Кличко, наверное.

А за Кличко отвечает Президент?

Естественно.

Значит, следуя вашей логике, все сходится на Президенте. Я позволю себе не согласиться. Думаю, люди все-таки понимают, кто за что отвечает, и ответственность собственника здесь очевидна.

Фото: 24tv.ua

«Ответственность может наступить в любой момент. Но собственники сами предложили обязательства по внесению дополнительных залогов»

Проблемы у Приватбанка начались не вчера. Со слов Валерии Гонтаревой, по состоянию на 1 апреля 2015 года «дыра» в Приватбанке составляла 113 миллиардов гривен, сегодня эта цифра достигла 148 миллиардов. Почему, понимая, что банк скатывается по наклонной, государство все это время не предпринимало каких-либо действий для стабилизации ситуации? Почему национализация не случилась раньше? Сейчас за ошибки менеджмента, за бездеятельность государства заплатят простые граждане Украины, независимо от того, были они вкладчиками или нет. Редакция LB.ua подсчитала, что украинец человек, включая пенсионеров и младенцев, заплатит (за национализацию - С.К.) 3 473 гривны. Вам не кажется, что это, мягко говоря, несправедливо?

Во-первых, важно отметить, что вклады до 200 тысяч гривен гарантируются государством через Фонд гарантирования вкладов, часть суммы покрывается фондом. Поэтому ваши подсчеты не совсем верные.

Что касается задержки, то это вопрос, скорее не к Кабинету министров. Наша задача - принять правильное решение - передавать или не передавать банк в госсобственность. Это - полномочия Кабинета министров. Почему была определенная задержка со стороны Национального банка? Там есть совершенно объективные причины - собственники ранее брали на себя обязательства по реструктуризации, и об этом Валерия Гонтарева говорила.

Нацбанк мониторил ситуацию, видел, что собственник не выполняет обязательства! Чего было тянуть?

Национальному банку было непросто, учитывая системность этого банка. Они тоже искали возможность максимально стабилизировать ситуацию, идя на уступки, давая определенные отсрочки, лишь бы собственники выполнили обязательства. Но, к сожалению, это привело к тому, что мы имеем. Национальный банк принял соответствующее решение, и мы откликнулись на него буквально в течение одного дня - было решено переводить банк в государственную собственность.

По имеющейся у меня информации, у правоохранительных органов есть доказательства того, что на протяжении последних нескольких месяцев – минимум шести – из Приватбанка системно выводились деньги. Как минимум, по миллиарду в месяц. Это соответствует действительности?

Это не входит в компетенцию Кабинета министров. Это был частный банк, есть регулятор – НБУ, который следил за процессом. Я бы склонялся к тому, что это неправда, потому что Национальный банк, на самом деле, очень жестко регулировал ситуацию вокруг Приватбанка, понимая все возможные сложности и риски.

Если все же это - правда, у государства есть вполне предметные рычаги влияния. Есть же еще одна печальная история: а в 2014 году структурами «Привата» было выведено за рубеж два миллиарда. Эта ситуация будет каким-то образом разрешаться, или все делают вид, что просто забыли?

Давайте проведем линию: банк находится в государственной собственности, мы его докапитализируем на определенную сумму. Откуда она взялась? Возможно, из-за неэффективной кредитной политики, возможно, из-за вывода денег. Сумма докапитализации включает все.

Фото: 24tv.ua

И за эти два миллиарда в 14-ом году? Меня интересует они.

А меня - не совсем. Объясню почему. Правительство приняло решение докапитализировать банк, исходя из обращений Национального банка, который определил общую «дыру» в 148 миллиардов гривен. Сумма учитывает и 2014 год. Она - общая, кумулятивная. И ответственны за нее собственники. И эта ответственность создает достаточную мотивацию для акционеров внести залог. Вспомнить можно много чего, но важно сконцентрироваться то том, что сейчас происходит. Эта сумма создает правильную мотивацию для акционеров - довнести залоги, обеспечить корпоративный портфель.

Тут опять хочется вспомнить слова Коломойского о долгах и лохах.

Еще раз: это, в первую очередь, необходимо им.

Судя по вашим высказываниям, на два миллиарда государство решило закрыть глаза.

Откуда такой вывод? Мы не закрываем глаза ни на эти два, ни на остальные 146 миллиардов, которые составляет общую сумму. Чем они отличаются?

За факт возникновения такой «дыры» в 148 миллиардов гривен - закроют ее, не закроют - должен же кто-то ответить!?

Я вам объяснял: закон предусматривает ответственность.

Я так понимаю: если «дыру» закроют - взятки гладки. Не закроют - наступит криминальная ответственность. Но сам факт того, что произошла такая ситуация, которая потребовала вмешательства государства, никаких санкций не предусматривает?

В принципе, ответственность может наступить в любой момент. Но собственники сами предоставили обязательства по внесению дополнительных залогов. В интересах государства - дать им возможность выполнить гарантии - это усиливает банк, компенсирует потери государства. В случае невыполнения - смотрите пункт первый.

А как вы думаете, почему на протяжении долгого времени из банка выводились деньги?

Этот вопрос лучше задать Национальному банку, у него очень много информации собрано по разным юрисдикциям.

Но вы - министр финансов. Вы компетентны об этом говорить?

Лишь о том, что касается государственных денег. До какого-то момента, деньги Приватбанка - были исключительно частными, деньгами вкладчиков, простых людей, собиравшиеся банком. И эти депозиты использовались для кредитования бизнеса группы, для их целей. В конце концов, это привело к определенным проблемам, и государство вынуждено было вступиться и защитить вкладчиков. Но это не совсем компетенция Министерства финансов, это - частный сектор, за которым должен наблюдать НБУ. И Национальный банк давно за ней следит.

Фото: 24tv.ua

«Пистолет, приставленный к виску всей финансовой системы…»

Поскольку вы затронули тему кредитов, давайте поговорим о них. На совместном с вами брифинге Валерия Гонтарева сказала о том, что 97% кредитов Приватбанка были инсайдерские, т.е. – де-факто - выдавались самим себе и, по словам экспертов, зачастую залоги по ним были фиктивными - их попросту не существовало. Это при том, что нормативной базой НБУ предусмотрена возможность выдачи «самим себе» лишь 5% кредитов и 20% - аффилированным лицам. Почему Нацбанк, наблюдая за тем, как Приват системно выдает кредиты «самим себе», ничего не предпринимал? Где-то можно, конечно, обмануть аудит, но не до такой же степени!

Вы задаете вопрос министру финансов. Это не входит в мою компетенцию.

Позвольте, вы столько времени занимались данным вопросом!

Лично я не так долго. Предлагаю посмотреть на все с другой точки зрения. Одно дело, когда на твоих глазах развивается какая-то ситуация и ты можешь ее предотвратить, совсем другое - разрешить ее. Банк много лет представлял собой большую депозитную базу с миллионами вкладчиков, кредитами, выданными группе Приват. Задолго до нынешней главы НБУ или ее предшественника.

В итоге, сложилась практически ультимативная ситуация. Потому что банк зависит от того, будет ли оплачиваться кредитный портфель. Учитывая масштабы, это - определенный ультиматум, пистолет, приставленный к виску всей финансовой системы. Поэтому, поверьте, никому не показалось бы простой задачей разрешить такую ситуацию.

Согласна.

Поэтому это заняло определенное время, и мы выбрали самый безопасный для вкладчиков вариант.

Что будет с залогами Приватбанка? С курортом “Буковель”, например? Может ли государство выступить эффективным его распорядителем? Может ли провести прозрачную приватизацию?

Мы поймем полную ситуацию с кредитным портфелем после проведения аудита.

До конца года?

На аудит дается 90 дней. Но, объективно, для такого большущего банка вписаться в 90 дней будет тяжеловато. Тем не менее, мы будем делать все возможное, чтобы в ближайшее время провести аудит, и тогда мы узнаем четкую ситуацию с кредитами. Если кредит, под который заложен “Буковель”, не оплачивается или не соответствует сумме займа, у банка есть право забрать этот залог. А вопрос относительно того, как он будет управляться – по-моему, не актуален. Для банка же главное – качество кредита.

Чтобы он выплачивался.

Фото: 24tv.ua

Оценивая качество кредита, оценивается и качество залога. Если банк считает, что он не сможет управлять “Буковелем”, или стоимость его меньше суммы займа, - брать этот залог он не должен. Иначе решение о выдаче кредита является необоснованным и не соответствующим риску.

Вы говорите - ссылаясь на некое письмо собственников Приватбанка - о том, что у Коломойского, по сути, есть полгода на выполнение обязательств.

Полгода, да.

А на письмо это можно будет взглянуть? Оригинал у вас?

Нет.

А где?

Это письмо собственника, которое находится в Кабинете министров.

Вы могли бы его предоставить?

Я могу рассказать об обязательствах, которые там описываются.

Хотелось бы самой глянуть текст. Не верю вам на слово.

Плохо, что вы не верите министру финансов.

Было бы красиво, если бы вы сейчас сказали, что попробуете его раздобыть и предоставить.

Я не стремлюсь выглядеть красиво. Говорю, как есть. Это - важное решение, в рамках которого, в том числе, рассматривались обязательства, предоставленные акционерам.

Ситуация с Приватбанком отразится на курсе гривны?

Не должна. Курс валют - ответственность Национального банка. Я, как и многие другие, являюсь пользователем данной информации, потому что курс гривны влияет на бюджет.

Фото: 24tv.ua

«На данный момент софт «Привата» - под контролем государства»

В СМИ появилась информация о том, что для пополнения капиталов Привата Кабмин собирается выпустить 30-летние облигации госзайма на 150 млрд. Она соответствует действительности?

Нет.

За счет чего тогда вы собираетесь пополнять уставный капитал Приватбанка?

За счет облигаций на сумму 148 млрд гривен максимум, со сроком погашения 15 лет и максимальной ставкой 10,5%.

Плюс у Минфина есть свой резервный фонд, что тоже предусмотрено бюджетом на следующий год.

Нет, когда идет речь о капитализации, мы говорим исключительно об одном ресурсе - 15-летние облигации на сумму 148 млрд. Она может быть уменьшена, в зависимости от результатов аудита.

Правильно ли я понимаю, что в бюджет 2017 не будут вноситься какие-либо изменения в связи со сложившейся ситуацией?

Нет. Таких изменений не предусматривается, потому что для выпуска облигаций будет использоваться бюджет 2016 года, в котором на это предусмотрены необходимые средства.

Хорошо. Давайте разберемся с тем, что вы, собственно, национализировали.

Попробуем.

Знающие люди говорят, что у Привата все было в аренде, за исключением офисных стульев, может. Что есть огромное количество разных компаний, с разной юрисдикцией, и национализировать все это вместе достаточно непросто. На брифинге в понедельник утром журналист LB.ua задал вопрос Валерии Гонтаревой относительно «Привата24». Она не смогла тогда ответить, национализирован ли «Приват24». Добавив лишь, что в Днепре (где находится главный офис Приватбанка - С.К.) работает команда НБУ и Фонда гарантирования вкладов, которая разбирается со всей этой историей. Через несколько часов, первый заместитель главы правления Привата Олег Гороховский в фейсбуке написал, что «Приват24» таки принадлежит государству. Хочу от вас услышать: принадлежит или не принадлежит? И что конкретно вы национализировали? Кроме стульев.

Мы национализировали банк под названием Приватбанк, который в себя включал депозиты 20 млн людей, имеющих право рассчитывать на защиту своих денег. Государство поддержало именно их. Также мы поддержали 500 000 малых предприятий, которые являются клиентами Приватбанка.

...Мы не оцениваем стулья. Корпоративный портфель мы уже обсудили. Он, на самом деле, стоит немного, поскольку без залогов, и качество его не очень высокое. Собственники будут работать над улучшением качества портфеля, в этом есть их прямая мотивация.

Фото: 24tv.ua

«Приват24» - ваш или не ваш?

Приват24 – важная компонента банка. Все юридические моменты будут определены в процессе передачи. Сейчас эта система работает.

Для простого украинца главное, чтобы проходили платежи.

И вклады были защищены.

Совершенно верно. А прохождение платежей зависит от софта и того, кто его контролирует. Насколько я знаю, софт - в Швейцарии. Половина - в Швейцарии, половина - на Кипре, правильно?

Я не смогу вам сказать, где находится софт. Это такое явление - непонятно где что, вообще, может находиться. Главное, что он сейчас в Привате и работает.

Софт под контролем государства?

Он работает в интересах клиентов банка. Это - самое важное.

Он под контролем государства?

Он под контролем банка, который находится в госсобственности.

В идеале, на период проведения аудита временно арестовываются все активы. Очевидно, что в данной ситуации осуществить это нереально, поскольку юрисдикции разные.

Не только по этой причине.

Почему же тогда?

Была поставлена задача предотвратить какие-либо остановки в работе банка. Это было бы неправильно. Конечно, арест активов - нормальная практика, но - учитывая размер банка - и то, что люди меньше всего хотят думать о сложностях перед праздниками в конце непростого года, на это пойти мы не могли. Поэтому было принято именно такое решение для стабилизации системы.

А с Кипром и с Латвией что? Вообще, это будет первый государственный банк с филиалом на Кипре и «дочкой» в Латвии.

Пока что не могу детально ответить на этот вопрос, поскольку мы только будем изучать ситуацию. Отмечу, только что кипрское отделение было оштрафовано национальным регулятором (Нацбанком Кипра) несколько месяцев назад в связи с предъявленными подозрениями. Дальнейшая судьба этих подразделений будет решаться. Есть, в том числе, предложения Национального банка, которые могут быть реализованы в процессе передачи собственности Министерству финансов. Поэтому мы подождем. Во время принятия решения (по национализации - С.К.), для нас не было принципиально: есть Кипр или нет.

Фото: 24tv.ua

«В будущем банк будет продаваться!»

Государству, в любом случае, нужно как-то компенсировать затраты, которые вынужденно инвестируются в реабилитацию Привата, и не только за счет собственника. Вопрос простой: будет ли Приватбанк - после каких-то реанимационных мер - выставлен на продажу?

На данный момент вкладчикам важно понимать, что их вклады защищены, и банк является государственной собственностью.

Вы это уже десятый раз повторяете, ей-Богу! Я спрашиваю: продавать будете?

Повторяю, потому что это - самое важное. Безусловно, на рынке должна быть конкуренция. Именно конкуренция определяет качество обслуживания, стоимость кредитования и т.д.

В будущем: банк будет продаваться?

Естественно! На открытых условиях, с привлечением профессиональных собственников. И это не обязательно коснется только Приватбанка. Кто сказал, что остальные банки будут все время находиться в государственной собственности?! Мы постепенно будем продавать определенные доли в некоторых банках. Не роль государства – управлять банками.

Согласна.

Должен быть мощный регулятор, который не допустит ситуаций сродни Приватбанку и с другим банкам, которые, в отличие от него, были ликвидированы. Таких ситуаций не должно быть впредь! Для этого нужен сильный регулятор, частная собственность в банковском секторе и конкуренция!

Будет очень смешно, если Приватбанк после реабилитации купит условный Кононенко или кто-то из бизнес-партнеров Президента, фамилии которого мы пока не знаем. Правда?

К чему эти спекуляции? Важно, чтобы любая приватизация в стране происходила на конкурентных условиях с максимальной открытостью для того, чтобы все, кто заинтересованы, могли в ней участвовать.

Судя по вашей реакции, я попала «в яблочко»,?!

Я думаю, вы «попали в молоко»!

Цена вопроса - очень большая, счет идет на миллиарды гривен. Не у всех в Украине есть такие средства. Возможно, было бы логичней вести речь о западном капитале или частичном его участии в возможной покупке обновленного Приватбанка?

Однозначно! Я вот что хочу сказать, очень важное. Об этом уже говорил Президент, возможно, не все обратили внимание, я хочу подтвердить. Я, как министр финансов, являюсь управляющим в EBRD (EBRD - Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР) - С.К.) от имени Украины. EBRD будет оказывать максимальную поддержку в развитии Приватбанка.

Если будет понимать, что все процессы прозрачные. Важная ремарка.

Безусловно! Они, в частности, будут помогать с формированием совета для максимальной прозрачности, чтобы построить сильную систему корпоративного управления и подготовить банк к эффективной и прозрачной продаже в будущем.

Подобные подходы у нас и с «Ощадбанком». Недавно был заключен договор о сотрудничестве с ЕБРР, который будет помогать улучшать корпоративное управление.

Сколько процентов они намерены продать - 20, 25?

Речь о продаже пока не идет. Для того, чтобы ЕБРР вошел в банк, он должен работать на соответствующем уровне. Процессы должны быть выстроены (в этом ЕБРР помогает), что повышает стоимость для государства и качество для клиентов.

Фото: 24tv.ua

"Продажа все равно рано или поздно состоится"

Глобальный вопрос. Какой будет бизнес-стратегия развития банка в его новой ипостаси? Какой она была у предыдущих собственников – понятно. Хочется услышать ваше видение: как банк будет развиваться и как - зарабатывать?

Я думаю, будет некорректно сейчас об этом говорить.

Однако, это важно.

Конечно, важно. Однако, не менее важно отработать эту стратегию с новым менеджментом, которому ее выполнять. Мы сейчас формируем профессиональную команду, вместе с которой будем разрабатывать стратегию развития Приватбанка. Очевидно, что итогом станет продажа банка, поэтому мы должны максимизировать его стоимость, убрать неэффективность и токсичность, сделать его максимально привлекательным для внешних инвестиций и для клиентов. Чем больше клиентов, тем больше они доверяют банку, тем выше его стоимость.

Сколько времени может занять реабилитация и подготовка к продаже - год - два?

Здесь есть два момента: важна не только готовность банка, но и рынка.

Хоть приблизительно.

Когда к этому будет готов рынок. Сейчас банковский сектор в Европе переживает далеко не самые лучшие времена. И привлекательный момент нужно ждать.

Вопрос в том, сколько государство будет «тянуть» этот банк!

Я бы не хотел гадать. Но, думаю, такая возможность может появиться и через полгода, и через девять месяцев, а, возможно, придется подождать дольше.

Не могу не спросить о ваших ожиданиях относительно еще одного проблемного объекта – «Укрнафты». В 2016 году компания не доплатила в бюджет четыре млрд налогов за добычу нефти. Ожидаете ли вы, что в свете истории с Приватбанком ситуация в «Укрнафте» улучшится или ухудшится?

Не вижу связи.

У них фактически один и тот же владелец.

Я понимаю. К Приватбанку мы подходили с другой стороны, это не была какая-то схема, мы спасали банк. А как это скажется на «Укрнафте»?...

И на бюджете Украины. Дело не столько в «Укрнафте», столько в бюджете.

Мне трудно прокомментировать.

Вы не забывайте, что у одного из совладельцев Приватбанка (Коломойского - С.К.) - большие проблемы в Лондонском суде, где он с господином Пинчуком, как сообщают СМИ, заключил мировое соглашение. И только по одному делу якобы вынужден заплатить от 250 млн долларов. По моей информацией, даже больше.

А я тут причем? Вы хотите, чтобы я решал все проблемы?

Трудно представить, что вы верите обещаниям бывших владельцев Приватбанка финансировать банк.

Это - в их интересах.

Иначе сядут в тюрьму? К сожалению, украинские правоохранительные органы не слишком эффективно работают. Дотянуться к тому, кто находится не на территории Украины – что прямо относится к бывшим собственникам Приватбанка - практически невозможно. Факт.

Это - задание и ответственность правоохранительных органов - для этого они и созданы. Или вы, как всегда, хотите, чтобы за все отвечал Президент?

И будет отвечать, если вы не удержите ситуацию с банком…

Есть институт власти, и каждый должен исполнять свою функцию. Правоохранительные органы - свою, Минфин и НБУ - свою.

Фото: 24tv.ua

В стране де-факто продолжительное время функционировало два самых больших банка, которые занимались, в основном, операционными платежами с населением. Перечисление пенсий, зарплат, стипендий и т.д. происходило либо через «Ощадбанк», либо через Приват. На двоих у них было 90% рынка. Сейчас у государства два банка, которые дублируют функции друг друга. В чем смысл? Может, стоило их объединить, распределить функции?

Их функции не совсем одинаковые. Да и проработка стратегии только предстоит. Возможности объединения рассматривали и анализировали внешние эксперты. Теперь нужно взвесить плюсы и минусы. Хотя я считаю, что нужно сфокусироваться именно на Привате.

Если их объединить, зачем тогда продавать?

Тогда будет продаваться не Приватбанк, а то, какое название он получит в итоге. Главное - это собственность государства, как она структурирована - уже другой вопрос. Будет один банк объединённый, значит, будем исходить из этого. Продажа все равно рано или поздно состоится. Но к этому еще нужно прийти.

Еще один насущный вопрос касается мелких предпринимателей, которые иногда работают в так называемой “серой” зоне, занимаются, например, интернет-продажами не всегда, так сказать, в законодательном поле. Иногда нарушения закона минимальны, но они есть. И все эти данные содержатся в системе Приватбанка, где они кредитовались зачастую. Люди беспокоятся, не возникнет ли у них проблем с Государственной фискальной службой, поскольку теперь банк подотчетен Минфину и ГФС, в его состав входящей? Можете успокоить людей?

В чем? Что они смогут нарушать закон?

Что они смогут нормально работать как малые предприниматели.

Конечно, будут нормально работать, однако вопросы "серых зон" таким путем не решаются.

Да, ладно! Вы не знаете, как работает фискальная служба в стране?

Еще раз говорю: таким путем такие вопросы не решаются. Если есть системные проблемы, то вопрос не к Приватбанку, а к контролю фискальной службы. Если есть нарушение, то оно есть. Но профессиональное корпоративное правление будет вне политики. Министерство финансов, по сути, - собственник банка, но будет сформирован наблюдательный совет из независимых членов, который и будет руководить. Это нормальная мировая практика. А проблемы, о которых вы говорите, должны решаться по-другому.

То есть, малому бизнесу не стоит опасаться того, что ситуация с Приватбанком станет формальным толчком для “наезда” налоговой?

Такой формулировки точно не нужно бояться.

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua