Все публикацииПолитика

Арсен Аваков: «Я не могу ориентироваться на чьи-то «хотелки»

«Я терплю, чтобы двигаться вперед». Пожалуй, именно эту фразу главы МВД Арсена Авакова можно выделить в качестве лейтмотива большого его интервью, данного программе «Левый берег с Соней Кошкиной» на 24-м телеканале и сайту LB.ua.

Вопросов к Авакову накопилось более, чем достаточно. Поэтому беседу решили разделить на двое. Первую часть посвятили политике. Вторую – делам милицейского ведомства.

Фото: 24.ua

Впрочем, «политика» вышла специфической. Значительная часть – обсуждение расследования претензий к «группе РУЭ»: Фирташу, Левочкину, а также примкнувшему к ним Каськиву. Аваков и раньше часто говорил, и сейчас повторил: в парламенте довольно много депутатов Фирташа-Левочкина. В том числе – в президентском БПП. Логичный вопрос: почему молчал об этом (на тот момент – действующий глава МВД) на этапе формирования избирательных списков, на этапе выборов, далее – создания коалиции НФ и БПП? Были бы и БПП, и «Фронт» разборчивее в политических связях, значительной части нынешних проблем удалось бы избежать. Увы, признавать это «заклятые партнеры» не желают. Оттого – далее наступают на собственные грабли.

Сколько еще это продлится и чем чревато для страны – в откровенном разговоре с Арсеном Аваковым. Сегодня предлагаем вашему вниманию первую его часть. Публикацию второй ожидайте на LB.ua завтра.

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua

«МВД – вообще не конфетка»

Здравствуйте, Арсен Борисович. Сколько вы еще в должности проработаете?

Добрый вечер. Сколько судьбой положено. Эти стулья министерские, они как и любые другие стулья... Надо быть готовым в любой момент уходить. Ибо должности – лишь короткий промежуток времени, в длинном потоке нашей жизни.

В свете отставки Наливайченко, многие эксперты заговорили о том, что Президент стремится консолидировать силовиков под своим началом. Если гипотеза верна, значит, вы – следующий (на увольнение, - ред.).

Как там у Константина Бальмонта: «Мы - только капли в вечных чашах неотцветающих цветов».

Вы это в фейсбуке, по-моему, писали.

Да, недавно процитировал, вспомнил… Это замечательно.

…Что хочет президент, что хочет премьер, что хочет политический обозреватель Соня Кошкина – это есть одно, но существует реальный процесс. Процесс изменений, которые идут. В его рамках я что-то могу, что-то делаю, если же не справляюсь, не гожусь - меня на этом стуле нет. Появится любой другой министр. Это нормально.

Я не могу сказать, что я чувствую себя комфортно, это априори не может быть комфортная должность…

Ввиду публичных нападок?

Ввиду того, что в стране, в которой мы сейчас живем, в данный период времени, МВД – вообще не конфетка. Но, пока я знаю, что делать, я мотивирован выполнять свою роботу.

«Президенту стоит разобраться со своей фракцией – кто и чем там недоволен»

Фото: 24.ua

Презентация патрульной службы смягчила вокруг вас информационное пространство, однако представление на вашу отставку сейчас находится на рассмотрении в комитетах ВР. Его авторы – депутаты не только Оппоблока, но и БПП. Что-то в коалиции не в порядке или Президент, посредством своих депутатов, вас попросту троллит?

Демократия - всегда процедура. Так, чтобы любой сумасшедший или любой умник мог подать предложение об отставке кого-либо.

Депутаты БПП - сумасшедшие или умники?

Среди депутатов парламента есть и умные, и сумасшедшие. Думаю, вы хорошо знаете об этом.

Можно сумасшедших по фамилиям назвать?

Это вы назовете. Я сегодня не свободный журналист, я все-таки государственный служащий на определенной должности, поэтому когда я буду свободным беллетристом - вы же знаете мою натуру - я вещи называю своими именами. Так вот я хочу сказать, что это - процедура и если в сообществе наших депутатов есть те, кто ее инициирует – это нормально, когда такая процедура идет. И почему вы думаете, что это должно меня остановить?

Вы обсуждали с президентом эту ситуацию?

Какую «эту»?

Когда депутаты БПП выступают за вашу отставку.

Нет, не обсуждал.

Но, ведь это значит, что Президент недоволен вашей работой, а явно не депутаты БПП.

Это значит, что Президенту стоит разобраться со своей фракцией – кто и чем там недоволен. А у меня - свои функции рабочие. И, если бы я ориентировался на (мнение, - ред.) фракции, я бы не смог работать. Я не могу ориентироваться на чьи-либо настроения или «хотелки».

Коалиция - объединение депутатских фракций, раз. С другой стороны: коалиция – отражение выборного процесса; того, за что люди голосовали на выборах. Поэтому я предпочитаю ориентироваться на настроения людей, а не на настроение депутатов во фракциях. Хотелось бы, чтобы обо мне судили (в будущем, - ред.) не по тому, как я угадывал чьи-то настроения, а по тому, что я сумел сделать.

Допускаю: депутаты будут меня не любить. Допускаю.

Говоря о предпочтениях избирателей, намекаете, что НФ на выборах взял больше, чем Блок Петра Порошенко.

Я не намекаю, это - факт.

Но прошло полгода и рейтинги президентской «Солидарности» куда выше рейтингов НФ.

Я не знаю, где чьи рейтинги. Я знаю, что в ситуации, которой мы находимся, власть непопулярна.

Однако, предпочитаю говорить о себе. Передо мной стоит достаточно непростая задача и я пытаюсь ее реализовывать. При этом я могу не понравиться депутатам. Да, это - нормально. При этом депутаты могут взять на себя ответственность - отстранить министра.

Тогда развалится коалиция.

Вы со мной говорите как с министром внутренних дел или с представителем коалиции?

С министром внутренних дел мы поговорим обязательно. Однако, дело в том, что без политической составляющей ваша работа, тем более – эффективная, невозможна. Поэтому, нравится вам или нет, ситуацию в коалиции придется обсудить.

Ситуация в коалиции непростая. Могу выделить несколько партий. Внутри - огромное количество мнений. Непосвященный человек мог бы понаблюдать и сказать, что у них нет коалиции.

Со стороны оно действительно так и выглядит.

На данный момент времени - да, оно так и выглядит. А в какой-то момент наступает консолидация.

В сумме, это свидетельствует о том, что культура парламентаризма у нас еще достаточно невысока.

«В Стокгольме страна потеряла 70 млрд. гривен»

Фото: 24.ua

В одном из недавних интервью вы говорили, что в Блоке Петра Порошенко присутствует большое количество депутатов, которых завели туда Фирташ и Левочкин.

Есть такое.

Фирташ у вас сейчас проходит по нескольким аферам, связанным с группой компаний «Osthem». Левочкина вы безуспешно пытаетесь вызывать на допросы в деле об убийстве Олега Калашникова. Вам не кажется, это - замкнутый круг? Чего вы добьетесь, если у них в Раде такое лобби?

Давайте разложим это по частям.

Давайте.

Господин Левочкин – глава администрации президента Януковича на протяжении четырех лет, главный мастер и кукловод всех интриг, всех схем Семьи. Обладающий высоким чутьем, комбинаторикой ума. Прочувствовав - после разгона первого Майдана - ситуацию в стране, сумел верно позиционировать себя в СМИ, которыми владел. Телеканал «Интер», да…

И сегодня вместо того, чтобы сидеть в тюрьме, он сидит в парламенте и находит в себе наглость - из-за брони депутатского мандата – атаковать людей, ему противостоящих. Чья это недоработка? Это - недоработка той системы, субъектом которой являюсь и я. Но важно также восприятие общества. Потому что миллионы людей смотрят телеканал «Интер» и внимают его манипуляциям.

Парламентские выборы состоялись в октябре 2014-го. У вас, как министра, было достаточно времени.

Вы про кого конкретно говорите?

Про вас. Как про министра. Про весь силовой блок. Если Левочкин – такой негодяй, то как он попал в парламент? Куда вы смотрели? Только не надо, пожалуйста, сваливать на ответственность прокуратуры.

Вы же не примитивный популист, вы – журналист. Вы должны знать, что у нас в стране разделена власть. Что прокуратура и суд определяют наказание, определяют процедуру. А МВД может только расследовать, инициировать расследование.

Приведу пример: мы расследуем дело в отношении группы компаний «Ostchem». Дело на 8,5 миллиардов. Арестовываем активы и так далее. В ответ страна узнает о «злоупотреблениях» министра внутренних дел Авакова.

Посредством телеканала «Интер» узнает (принадлежит Дмитрию Фирташу и Сергею Левочкину, - ред.)?

Естественно.

Критика – «ответка» команды Левочкина за наезды на них?

Да, это же очевидно. И подобных примеров множество. Таким образом они формируют образ главного врага, всеобщего противника. Не в том дело, что меня задевает критика «Интера», просто важно, чтобы все понимали: это – манипуляция.

В парламенте сидит глава администрации Януковича и свободная пресса, попросту привыкнув к этому факту, берет факты, которые вам подбрасывает та же администрация Януковича.

Янукович сохраняет влияние на Левочкина?

Нет. Скорее всего, Левочкин, связанный с Фирташем, влияет на Януковича и использует те же схемы.

Фото: 24.ua

Относительно группы компаний «Ostchem». По делу проходят высокопоставленные чиновники. В том числе – бывшие топы НАКа. Кто-то из них дал показания на Фирташа лично?

Нет, таких показаний нет. Но, я с вами не буду обсуждать содержание уголовного дела.

Значит, к Фирташу у вас ничего нет.

Скажу о ключевых моментах – то, о чем можно говорить публично.

Итак, создали схему – не заплатили государству 5.8 млрд.грн. Что такое 5.8 млрд.грн.? Примерно: годовой бюджет Национальной гвардии. Хорошие деньги.

Начав расследование, мы сделали очень неудобные кое для кого вещи. В частности – арестовали газ, принадлежавший группе этих компаний, аналогично – 96 объектов, принадлежавших группе этих компаний. Еще сто – на очереди, идет процедура ареста земельных участков и так далее. В рамках делегированных мне полномочий, я пытаюсь обеспечить реализацию интересов государства.

Неожиданно для многих, мы прищемили хвост этой олигархической гидре…

Насколько я понимаю, деньги покамест заблокированы. Как минимум - до решения суда. То есть, преждевременно говорить о том, что вы вернули их государству.

Либо те, кто должен государству, добровольно отдадут долг… Это был бы очень хороший вариант, нам – государству - очень нужны сейчас эти 5,8 млрд. Либо же мы забираем – в счет долгов – имущество нарушителей, реализовываем его и получаем, таким образом, те же деньги.

Что-то я сомневаюсь, что Фирташ вам деньги отдаст. Тем более – позволит, в счет долгов, имущество свое забрать. Во всяком случае, быстро этого точно не произойдет.

Мы сейчас в той ситуации, когда «нравится – не нравится, спи моя красавица». Мы будем забирать имущество. Эти активы стоят денег. На данный момент, кроме компаний группы «Ostchem», есть еще одно дело. Это – дело о легендарных 11 млрд. кубов газа.

(от ред.: В конце 2009 года компания RosUkrEnergo подала иск в Стокгольмский суд против госкомпании "Нафтогаз Украины" с требованием вернуть ей 11 млрд кубометров газа, которые были отобраны при премьерстве Тимошенко в счет долгов.

После победы Януковича на выборах президента, в марте 2010 года, "Нафтогаз" занял пассивную позицию в судебном процессе. В результате в июне суд обязал "Нафтогаз" вернуть RosUkrEnergo 11 млрд кубометров газа и еще 1,1 млрд топлива в качестве неустойки. Совладельцами RUE были Centragas Holding AG Дмитрия Фирташа и Ивана Фурсина и российский госмонополист "Газпром»).

Государство Украина дело в Стокгольмском арбитраже практически выиграло, но с приходом Януковича к власти, мы вдруг внезапно изменили свою позицию и дело было проиграно. В этом случае идет речь о потере (для страны, - ред.) минимум 70 млрд. гривен.

Вы ведете расследование? Есть понимание, почему Украина вдруг резко изменила свою позицию в суде на противоположную?

Вели. Потом прокуратура у нас это дело забрала, потом его там закрывали. Дескать, не было оснований преследовать.

Позвольте, а кто его в ГПУ закрывал?

У нас прокуроры меняются очень часто.

Фото: 24.ua

Так это было при нынешнем Генеральном или при предыдущих?

При предыдущем. Но месяц назад мы нашли аргументы и основания возобновить дело.

Уже при Шокине, значит.

Да. Мы, в МВД, получили достаточно оснований для возобновления расследования. В том числе - свидетельства иностранных юристов, показавших: имела место немотивированная, это – мягко говоря – смена позиции представителей Украины в Стокгольмском арбитраже. И вот эта «ошибка» стоила минимум 70 млрд. гривен.

Кто подозреваемый по этому делу?

Все те же. Все та же компания. Тот же НАК Нефтегаз, ДК Газ Украины…

Значит, неприкосновенность депутатскую нужно снимать не только с Левочкина, но и с бывшего главы Нефтегаза, ныне – члена Оппоблока Бакулина?

Ну, конечно!

Я дорасскажу эту грустную историю. Третий эпизод. Раз уж мы посвящаем программу Левочкину.

Лишь короткую часть ее. Так уж вышло.

Великолепный государственный менеджер Владислав Каськив.

О, как раз хотела о нем спрашивать.

Есть конкретное дело. Расследуется в отношении инвест-проекта – формулировку точно не помню, но суть – компания, занимавшаяся привлечением зарубежный инвестиций в серьезные системные проекты. О некоторых проектах вы знаете: LNG-терминалы, лыжные инструкторы... О некоторых – не знаете и там совершенно потрясающий фактаж. Например: освоение денег на зимнюю Олимпиаду в Буковеле (один из фантасмагоричеких проектов эпохи Януковича, - ред.).

Где сейчас Каськив?

В Австрии, насколько я знаю.

Совсем потрясающий проект – воздушная или полувоздушная электричка «Борисполь-Киев» (речь об обещанной – еще к Евро 2012 – скоростной электричке между столицей и аэропортом «Борисполь», наподобие тех, что функционируют в большинстве европейских столиц, - ред.).

Подобных проектов было очень много и через них украли колоссальное количество денег. Знаю, журналистам не нравится, когда я говорю – «украли». Скажу тогда: подозреваются в воровстве.

Подозрение предъявлено Каськиву?

Если бы было подозрение, господин Каськив был уже то ли в розыске, то ли….

Сегодня расследуется дело, в рамках которого роль господина Каськива несомненна. Но существует процессуальный порядок и мы его соблюдаем. Безусловно, Каськив получит соответствующее подозрение и, может даже, возможность оправдаться.

Полагаю, после этого эфира он вряд ли поторопится возвращаться в Украину, за вашим подозрением.

Я как-то сказал публично несколько слов на эту тему, так он энергично ответил, что готов сотрудничать со следствием.

Одно дело – коммуницировать по фейсбуку, другое - приезжать сюда и получать подозрение. Итак, глава МВД сейчас фактически засветил свои планы по Каськиву.

Я публично говорю, что прокачка через подставные фирмы колоссального количества денег, в том числе - через оффшорные компании, в том числе - для выкупа земельных участков, которых не существует, в том числе - подряды, которые завышены в разы… Все это нам известно.

«У меня нет цели посадить в тюрьму Фирташа»

Фото: 24.ua

Так, ладно, давайте суммируем. По Каськиву дело расследуется. По Фирташу показаний нет. По Левочкину…

У меня нет цели посадить в тюрьму Фирташа. Моя цель - вернуть 5,8 млрд государству. Это - по одному делу. И – по другому - 11 млрд кубов газа. …Хотя, нет, там не только 11 млрд кубов было.

Что еще?

Там еще был штраф 1,1 млрд, который Украина заплатила Фирташу. Неустойка. Того - 12,1 млрд кубов газа. На минуточку. Нам бы этих миллиардов кубов газа хватило пройти значительную часть зимы.

Ну, на фоне истории с БРСМ, точно.

А это все люди, связанные с прошлым олигархатом: Левочкин, Фирташ… Почему их депутаты, сидящие в парламенте, должны меня любить? Не я ли (МВД, - ред.) арестовывал в марте месяце и вез господина Бакулина из НАК Нефтегаз в каталажку. Да?

Везли-то в каталажку, да попал он в парламент.

Попал в парламент, потому что цепочка есть: прокуратура, суды. Все - честные люди. Я не говорю, что в МВД все - честные. Совсем нет. Я говорю, что система коррумпирована, работает очень плохо. И в рамках этой системы мы должны хоть что-то делать.

Допустим, в какой-то момент внутри системы – на том или ином уровне – начинается сопротивление вашим действиям. Почему вы публично не говорите об этом в ту же минуту? Ведь только так это сопротивление можно купировать.

Что мы обсуждали: почему меня не любят некоторые депутаты. Есть за что не любить, отставки добиваться. Особенно – депутатам, которые в парламент прошли для того, чтобы служить не украинскому народу, но собственным интересам.

Что до публичности. Я несколько ограничен процессуальным кодексом. Кое-что я могу говорить, кое-что – нет. Из-за того, что озвучиваю, иногда случаются у меня обострения даже с моими следователями, которые считают, что нежелательно те или иные вещи придавать огласке до завершения процесса. А я им: «Люди добрые, мир изменился. Общество хочет знать некоторые нюансы прямо сейчас».

Все-таки: если дело МВД тормозится в прокуратуре, почему сразу об этом не рассказать?

Думаю, вы имеете возможность читать мои публичные выступления. Я в последнее время достаточно ясно говорю некоторые вещи. Возьмем, например, конфликт вокруг БРСМ. Когда дело открывалось-закрывалось. Когда в день возгорания БРСМ нам предписывали (прокурорские, - ред.) закрыть любые дела в отношении БРСМ. И тут я оказываюсь перед выбором (для самого себя, - ред.): эпатаж или движение дела вперед.

Как по БРСМ продвигается дело? В данной связи многие называли фамилию вашего близкого соратника Сергея Пашинского…

Удивляюсь, почему там не назвали Соню Кошкину. Потому что Соня Кошкина имеет к БРСМ такое же отношение, как и Пашинский.

Да?

Может, вы знаете больше?

Спаси Господи.

Расследование идет хорошо. Мы увидели факты, подтвердившие версию следствия. В частности, что вся система БРСМ занималась достаточно простой финансовой манипуляцией. Значительная часть дельцов этой компании брали низкокачественный бензин, конденсат или нефть, брали присадки, токсичные, запрещенные. По специальной процедуре, через специальные насосы, помпы, «бодяжили» - как говорят в народе - и получали контрафактный бензин 92-й, 95-й. Вы заправляли им свои дорогие машины и платили сверхдоходы владельцам БРСМ. Эти сверхдоходы, через фиктивные компании, выводились за рубеж или через конвертационные ямы раздавались наличкой всем участникам. Все были счастливы. Им всем было наплевать, что основные базы БРСМ построены практически на складе авиационных бомб.

Но, пока не начался пожар, вы этой темой не занимались!

Нет.

Более того, у нас были на руках процедуры обыска складов БРСМ. В том числе до пожара. В том числе этой конкретной базы. А за сутки до обыска прокуратура прекращала наши ордера для обыска.

Кому в генпрокуратуре БРСМ отбашляла?

Кто его знает. Я не знаю.

У вас есть все процессуальные возможности выяснить!

Да, они есть. Вот уже несколько дней, как все дела по БРСМ - решением генерального прокурора Шокина - переданы нам. До этого этих эпизодов было множество, десятки и они все были распорошены по системе.

Вы с Шокиным выясняли, кто в его ведомстве останавливал дела по БРСМ?

Мы не можем в прямом эфире это обсуждать.

Ответьте просто: вы обсуждали это или нет?

Да, обсуждали.

«В блоке БПП множество людей, которые мне не нравятся»

Фото: 24.ua

Хорошо, возвращаясь к троице: Левочкин, Каськив, Фирташ, чтобы мы с этой темой закончили.

Мы закончим тогда, когда они сядут в тюрьму, когда все подозрения подтвердятся.

Все трое?

Почему нет?

Какая прелесть. Но все же. Вы уже полтора года в должности, больше даже. Парламентские выборы у нас состоялись 25 октября 2014 года. Списки были обнародованы еще раньше. Если вы тогда понимали, что Левочкин - нехороший человек, что депутаты Фирташа и Левочкина есть в БПП, почему молчали? Почему?

Вопрос стоит задать тем, кто формировал списки БПП. Я буду отвечать за недостатки, которые есть политическом процессе, за который я сам отвечаю.

Э, нет, постойте. Причем тут политика? Вы – министр в должности. И вот видите, что в Раду хотят проникнуть нехорошие люди. Знаете, что они нехорошие, но молчите!

Соня, я видел, что вы на пресс-конференции задавали президенту эти вопросы – есть ли у него договоренности с Фирташем, Левочкиным, Кличко. Почему вы спрашиваете об этом меня?

Я спрашиваю о том, почему вы молчали до 25-го октября 2014-го.

Я не молчал. Вообще, я один из самых «говорящих» министров. Я усадил Бакулина в тюрьму. Я показал, как Бакулин подкупает людей в Северодонецке.

Бакулин в Оппозиционном блоке, а не в БПП, а теперь речь о людях Левочкина в БПП. И снова спрашиваю: почему вы – на этапе формирования списка БПП – видя там очевидных людей Левочкина, не указали на них?

В отличие от вас, я не занимаюсь чистой политологией или чистой политикой. На мне висит громадный груз моих личных обязанностей и ответственностей.

Слишком серьезная тема, чтобы ею манкировать.

Никто не манкирует. Я очень честен в этом вопросе. Всегда кошку называю кошкой. И если я говорю, что во фракции БПП есть люди Левочкина, и что они деструктивны, я говорю об этом открыто.

Но почему вы не заявили об этом на этапе формирования БПП? Вы ответите, наконец?

Кто вам сказал, что не заявил? Я должен был дать интервью «Левому берегу» или Соне Кошкиной, или вашей замечательной телепрограмме?

Хоть бы и в фейсбуке написать!

Почитайте мой фейсбук.

Регулярно читаю. Ничего подобного осенью прошлого года вы там не писали.

Товарищи (обращаясь в камеру, - ред.), читайте мой фейсбук, там есть много хорошего.

Вы создавали коалицию!

С кем?

Фото: 24.ua

С БПП! В котором люди Левочкина!

Народный фронт заключал коалицию с Блоком Петра Порошенко, который несет ответственность за это (ситуацию в собственной фракции, - ред).

Переводя на русский язык: Президент Порошенко несет ответственность за то, что в БПП есть люди Левочкина?

Ну, вероятно… Так же, как и мы, Народный фронт, несем ответственность за свою фракцию.

Это сейчас наезд на Президента?

Нет, это не наезд на Президента. Это - ответ на ваш вопрос.

Когда этот парламент просуществует год, людям будет уже глубоко наплевать кто там из какой фракции. Если он будет недееспособен, если правительство будет недееспособно…

Прошло уже достаточно времени…

Я вам отвечаю, глядя в глаза. Я абсолютно чувствую себя честным, выполняющим свою работу. Ни в чем не покривил…

Да-да, мы сейчас погорим о том, что касается МВД, но вы ведь еще и политик общенационального масштаба. Вы – один из лидеров Народного фронта. Поэтому я не могу не задавать вам эти вопросы.

Я так должен был, по-вашему, сказать: «Дорогой Петр Алексеевич, из 140 ваших депутатов - или сколько их там в БПП – двое есть люди…»?

Всего двое?

Ну, или 22 к примеру. И вот с этими 22-мя мы дружить-работать и т.д. не будем. Да?

Политики так не действуют. К сожалению моему великому, политика – грязная вещь. Но я вас верну сейчас к хорошему, Соня. Мой любимый писатель-фантаст Роберт Хайнлайн выдавал - в отношении политики - такую короткую сентенцию, которую я у себя отложил в сознании и запомнил. «Хороший политик - тот, который находит общий язык с тем, кто ему не нравится».

В блоке БПП, как и в других фракциях, множество людей, которые мне не нравятся. Однако, это не есть основанием, но это основание мне торпедировать всю ситуацию. Поэтому я иногда терплю, чтобы двигаться вперед. Это ситуация компромисса, которая иногда допустима. Иногда бывает бескомпромиссная ситуация, как на Майдане.

Если бы тогда вы, и не только вы, заняли бы принципиальную позицию, не было бы сегодняшней ситуации, не было бы скандалов в коалиции, не было бы разговоров относительно того, какой депутат на кого ориентируется. Сами виноваты. Наступаете на собственные грабли.

Я виноват также, как и вы. Мы все виноваты в этой ситуации. Такова жизнь.

Постойте…

Парламент есть прямое отражение общества. Политика – прямое отражение общества. Плохой министр – следствие….

В политических связях надо быть более разборчивым, Арсен Борисович.

Я не знаю, кому вы это сказали…

Я сказала это вам.

Будем считать, что вы это сказали кому-то, кто смотрит этот телевизор.

«В этот период правительство не может быть популярным»

Фото: 24.ua

«Народный фронт». Это - искусственное объединение, созданное специально для участия в выборах после того, как вам не удалось договориться о совместном походе…

Я думаю, вы манипулируете. Искусственное объединение – то, чего не существует в реальной жизни. Тогда как фракция «Народного фронта» – одна из самых монолитных и дисциплинированных фракций. И в этой фракции есть люди, которые прошли друг с дружкой достаточно большой путь, знают друг-друга не понаслышке. Я могу месяцами с некоторыми из них не видеться, но всегда знаю, что на них можно рассчитывать.

Это вы про Николая Мартыненко, который сейчас под подозрением швейцарских силовиков?

Нет, я не про Мартыненко. Это я про Макса Бурбака, который стал главой фракции. Или про Мишу Апостола, который очень достойно вел себя последние пять напряженных лет.

Я хотела все же уточнить относительно партии «Народный фронт». Ожидалось, сразу после парламентских вы займетесь системным партстроительством. Однако, получив на выборах головокружительный результат, о необходимости создания партии вы как-то забыли. Результат – сегодняшние рейтинги «НФ» - 3-4% в лучшем случае. Почему вы не занимались партстроительством? У вас были все карты в руках.

Соня, иногда вы видели, чем я занимался этот промежуток времени. Мы с вами встречались где-то под Славянском... Вчера, кстати, год, как его освободили. Встречались еще где-то в тех местах, уже не помню. Да?

Да.

Поэтому не надо все сваливать в одну кучу. Есть реальный объем и сектор работы, который мне страшнее провалить, чем, как вы сказали, партийную работу.

Я предполагал бы, что партийной работой, если она востребована – это, внимание, ключевое - должны заниматься партийные функционеры. И для себя ты всегда можешь выбирать: партийный ли ты функционер или, скажем, министр, который…

Я не обвиняю в провале партсроительства НФ лично вас, но вам – одному из лидеров политсилы – уместно адресовать вопрос о причинах его провала.

У вас есть ощущение, что политик должен гнаться за рейтингом. Это - логика политической борьбы. Но у меня сейчас ощущение несколько иное. Все с удовольствием цепляются к высказыванию: это – правительство (Яценюка, - ред.) камикадзе. Но это реально так. Мы все ясно понимаем, что в этот переходный период правительство не может быть не только популярным, но в итоге оно будет правительством, которое быстро отправят в отставку.

Оно уже достаточно давно функционирует. Поэтому сложно его сегодня назвать «правительством камикадзе». Давайте, чтоб мы закончили по «Народному фронту». Очевидно, в вашей команде достаточно людей, которые бы могли уделять время партстроительству. Почему этого не делалось? В результате сейчас накануне местных выборов…

Поверьте, я тоже переживаю из-за этой ситуации. И считаю, что если бы наши функционеры больше бы говорили о мотивах лидеров «Народного фронта», которые заняты реально работой, о самой этой работе…

То рейтинги были бы повыше?

То рейтинги были бы повыше. Но, все равно в какой-то момент приходится платить цену. То есть, я – как «Народный фронт» - получаю высокий рейтинг доверия не для того, чтобы меня дальше любили, а для того, чтобы работать, получать какой-то результаты. Мне так тяжело…

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ….

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua