Все публикацииПолитика

На Банковой снимали кино

Снафф — кино- или видеозапись настоящего убийства человека, сделанное с целью последующего распространения для развлекательных целей. Пелевин переосмыслил SNUFF как Special Newsreel/Universal Feature Film, после чего это слово прочно вошло в лексикон политтехнологов. Хотя явление, им обозначаемое, появилось гораздо раньше.

Наталья ПриходькоНаталья Приходько, независимый журналист Института Горшенина

Фото: Макс Левин

SNUFF – это и горы трупов в эфире CNN, для того, чтобы показать кровавый террор сирийского диктатора, и кадры этнических чисток накануне вторжения в Югославию.

Вчера в Киеве снимали SNUFF.

Для SNUFF’а крайне важен антураж, телегеничное пространство. Участок улицы Банковой, на котором происходило действо, подходит под такое определение как нельзя лучше: узкая улица, полностью умещающаяся в кадре, при этом - с достаточным количеством удобных точек для теле- и фотокамер. Место, имеющее высший государственный статус и при этом чисто символическое значение (захват здания АП в нынешних условиях для протестующих бессмыслен, и даже вреден).

Обратите внимание, что съемочная площадка SNUFF’а располагалась исключительно с одной стороны Банковой, в то время как с противоположной было спокойно.

Что интересно, с той стороны, где снимался SNUFF, в авангарде живого щита стояли молодые и неподготовленные «срочники» внутренних войск с чистыми погонами. Реальная сила располагалась в нескольких рядах позади. Первые ряды были уготованы в качестве ритуальной жертвы – так же, как и мирные демонстранты, давшие втянуть себя в стычку, организованную и спровоцированную максимум двумя сотнями подготовленных радикалов. В итоге, в полной мере ощутили на себе профессионализм реальных бойцов спецназа уже не провокаторы, успевшие скрыться с места событий, а как раз те, кто «повелся» на провокацию.

Фото: Макс Левин

Но сначала, по сценарию нехитрого гамбита, необходимо было пожертвовать пешками. Почему милиция 2 часа не предпринимала никаких действий, после того как в ряды правоохранителей полетели стеклянная крошка и булыжники, а на щиты попер бульдозер? Вывести из строя эту «бронетехнику» - дело 2 минут, как показало дальнейшее развитие событий. Примерно столько же времени потребовалось бы, чтоб аккуратно обезвредить нападавших, которых не поддерживали митингующие.

Два часа потребовалось для того, чтоб набрать достаточное количество эффектных кадров для картинки SNUFF’а. Для тех же целей нападавшие использовали эффектную, с точки зрения картинки, но малоэффективную с боевой точки зрения пиротехнику: фаера, дымовые шашки, шумовые гранаты. В том же ряду и бульдозер: если это не бронированный вариант с запечатанным люком – машина мало подходит для боевых действий. А вот для картинки – отлично.

При этом у меня и в мыслях нет убеждать кого-либо в том, что Банковую штурмовали нанятые «титушки». Кто видел «стрелки» и «разборки» с участием «спортсменов», представляет, как сложно с таким контингентом снимать SNUFF. Боевики-«титушки» подходят скорее для реальных разборок, да и то, если жертвами «титушек» выступают не такие же подготовленные бойцы, а студенты и интеллигенция. Они не столь артистичны, не поддаются модерированию по ходу спектакля, склонны терять самообладание в экстремальной ситуации. Все мы были тому свидетелями 18 мая в Киеве, когда группа «титушек» под «Интерконтиненталем», вместо того, чтобы до конца разыграть сценарий с бронетранспортёром, начала прыгать на журналистов, и в результате спровоцировала не столько «националистов-свободовцев», сколько «Беркут».

Нет, в массовке выступали люди, для которых протест, «по-честному», - часть внутренней идеологии. Органичное состояние души. Согласна с Речинским, который пишет на ОРД, что это были представители «поколения, которое считает нынешних ментов врагами по определению». Вчера на Банковой действительно варила кашу сборная-солянка из представителей праворадикальных организаций, футбольных хулов и «братчиков» Корчинского. Но вот никак не могу согласиться с утверждением того же Речинского, что «ими трудно манипулировать». Не менее чем десятилетний опыт доброй дружбы и сотрудничества того же Димы Корчинского с Виктором Медведчуком и Игорем Шуваловым дает основание аргументировано спорить с таким посылом.

Фото: Олекса Балюра/crime.in.ua

Вчера на Банковой агрессивное выражение протеста было абсолютно естественным и непринужденным. «Титушки» так не сыграли бы эту партию от начала до конца никогда. Им, как правило, отводится роль в постановках с гораздо более примитивным режиссерским замыслом.

На Банковой о цели действа были предупреждены участники с обеих сторон. Однако вполне реальными жертвами SNUFF’а, повторюсь, были «срочники» из первых рядов живого заграждения, а также митингующие, которые не смогли убежать от «Беркута» И естественно, журналисты, снимавшие всю эту «войнушку» до конца.

Беркут избивает фотографа Александра Перевозника
Фото: Александр Ратушняк
Беркут избивает фотографа Александра Перевозника

Кстати второй частью «кина» должны были стать события вокруг захвата административного здания КГГА. Но эта часть сценария не была реализована в полной мере: склад с «коктейлями Молотова» был обнаружен протестующими. Этими же протестующими была нейтрализована и группа провокаторов, готовая к любым действиям, вплоть до поджога здания. Согласитесь, пылающее административное здание в стиле сталинского ампира и несколько подожженных авто – это бы сильно украсило картинку не только российского Первого канала, но и всех мировых агентств. Вместе со штурмом АП, эти две части Марлезонского балета вполне потянули бы на введение чрезвычайного положения в Киеве «вже сьогодні». Однако, не все пошло по плану.

Совершенно ясно, что целевой аудиторией данного SNUFF’а являются, в первую очередь, европейцы. Для которых мирный протест – святое, а толпа, захватывающая и сжигающая админздания – достаточный повод для оправдания введения чрезвычайного положения украинской властью. Заявление послов ЕС и США в Украине Яна Томбинского и Джеффри Пайетта, осудивших попытки захвата админзданий протестующими – яркое свидетельство того, как с помощью такого «кино» можно умело играть на настроениях европейцев. Картинки с горящими домами и автомобилями, коктейлями Молотова и прочей пиротехникой – абсолютно понятны западному зрителю, подобный SNUFF и у них тоже снимается регулярно.

Ну и целевая группа второго порядка – телезрители юго-востока, купирование протестных настроений которых также является важной задачей на данном этапе тактической борьбы.

Отснятый вчера материал с успехом прошел по российским, и не только, каналам, но в силу своей незавершенности, не стал поводом для немедленного введения ЧП. Это говорит о том, что, возможно, готовятся к постановке и новые серии.

И постановщикам, и возможным участникам, надо хорошо понимать одно: SNUFF, как виртуальная война, не до конца виртуален. По законам жанра, в какой-то момент наступает перелом – и проливается реальная кровь. И масштаб кровопролития часто бывает непредсказуемым, и далеко не всегда приводит постановщиков к искомому результату. 

Наталья ПриходькоНаталья Приходько, независимый журналист Института Горшенина