Все публикацииПолитика

Пакт Януковича-Риббентропа

Ровно неделю по всей стране бушуют евромайданы. В момент, когда на улицу вышли студенты, стихийный протест оформился в настоящее предреволюционное движение.

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua

Студенты на Евромайдане
Фото: EPA/UPG
Студенты на Евромайдане

Свергнуть хунту. Дежавю или сорок лет спустя

Конечно, для студентов это, во многом, еще и персональная война. У большинства из них власть ассоциируется не с Януковичем и Азаровым, но с Дмитрием Табачником, методично уничтожающим систему образования в стране. Нынешние студенты «совок» уже не застали, но Табачник – вполне убедительное его воплощение, полный антипод европейских стремлений и ценностей.

Когда бастовать выходит Университет Шевченко – главный вуз страны, во всех отношениях благополучный и – уж если по правде – мажорный, это говорит о многом. И как только к львовянам и киевлянам присоединится хоть один вуз Юго-Востока, этот вал уже не остановить.

Более того, «загнать» студентов обратно в аудитории будет очень непросто. Их требования просты и очевидны: не только подписание Соглашения, но и выполнение всех требований Евросоюза. Иначе – смена власти. Так, чтобы власть новая смогла обеспечить искомое.

Фото: EPA/UPG

В отличие от старшего поколения, студенты митинговать могут долго. Их мозги не засорены клише, они не помнят разочарования 2004-го, в их лексиконе еще нет оборотов типа:

  • «Ну, в самом крайнем случае, можно будет уехать». Студенты, как никто другой, субъектны по отношению к стране, будущее свое видят в Украине и это самое будущее готовы отстаивать;
  • «Нужны лидеры. За кем идти?» Студенческая революция 2013 полностью самодостаточна: организовалась, структурировалась и продолжает развиваться без какой-либо внешней поддержки, проявления явных вожаков и т.д. Свои лидеры мнений в студенческой среде, безусловно, есть, и они еще проявятся глобально, но пока их активность локальна, и этого вполне достаточно;
  • «Оппозиция должна предложить план действий». В отличие от представителей старшего поколения, студенты не считают, что им кто-то что-то должен. Более того, для них, что власть, что оппозиция, по сути, одинаковы. Одни не обеспечили евроинтеграцию, вторые не смогли предотвратить «смену курса». Чего же от них еще ждать?
  • «Будет опять как в 2004-м: революцию делают романтики, а ее плодами пользуются… ну, вы знаете». Нынешняя молодежь не помнит разочарования Оранжевого Майдана. Оно, конечно, присутствует на периферии подсознания, но не затмевает желания попробовать самим обустроить страну.

Во власти потенциальную угрозу студенческих волнений в полной мере пока не осознали. Уговоры молодежи от Арбузова, Королевской и угрозы от Табачника – простое ритуальное действие.

На Банковой (а команда рассредоточиться по вузам министрам поступала, как вы понимаете, оттуда) не скрывают иронии: «у них это флеш-моб такой, постоят и разойдутся», «все равно они бездельники, им просто заняться нечем, на работу же ходить не надо».

Увы, в АП знатоков истории немного, а те, что наличествуют, вряд ли захотят приносить вождям дурные вести. Точнее – напоминать: в свое время в Греции хунта черных полковников пала именно под натиском студенческих волнений. Гибель 24 студентов афинского Политеха, на территорию которого даже ввели танки, ознаменовало начало конца хунты.

Произошло это – по загадочному стечению обстоятельств – ровно сорок лет тому, в ноябре 1973-го. Героев той бойни в Греции почитают как национальных героев, лидеры хунты – досиживают свои пожизненные сроки (на которые им заменили изначальный приговор суда – расстрел).

Оппозиция: в воскресенье был Майдан, а сейчас – так, молодежная дискотека

В оппозиции диалог со студактивом наладить тоже пока не сподобились. До сих пор не существует даже единого координационного штаба оппозиции, студентов и лидеров общественности.

Фото: Макс Левин

Заниматься этим, по сути, некому. Вожди отбыли в Вильнюс. Каждый из них отрабатывает собственную сольную программу.

«На хозяйстве» остался Юрий Луценко, единственный, пожалуй, кто вообще говорит о необходимости диалога и кооперации усилий. Что, в общем, неудивительно: в президенты он, в отличие от тройки лидеров ОО и Петра Порошенко, не идет, к тому же Майдан – его родная стихия и ему не все равно.

Однако следует признать: оппозиция не субъектна. Ситуацию она не контролирует, тем более – неспособна ею управлять.

Сейчас вспоминать об этом, конечно, не принято, но еще неделю тому некоторые лидеры ОО чуть ли не в глаза обвиняли общественных активистов в том, что они призывали людей выйти на площадь. Мол, мы «движняк» на воскресенье, 24-е планировали, а вы нам все испортили – народ пар выпустит и баста. При том, что исключительно собственными силами оппозиционеры, конечно, не собрали бы столько народу, сколько вышло по доброй воле.

И они это прекрасно понимают. Как и то, что каждое проявление подобной активности граждан стремительно девальвирует акции меньшевиков. Ведь граждане, по факту, делают за оппозицию ее работу. Так какой смысл в такой оппозиции и имеет ли она моральное право претендовать на 2015-й?

Фото: EPA/UPG

Следствие всего этого оппозиционного раздрая: неспособность не просто помочь протестному порыву граждан, но хотя бы просто не мешать. Решение о «слиянии» двух майданов, принятое, по сути, под давлением общества, многие непоследние люди в оппозиционной среде по-прежнему считают ошибочным. Мол, вот, в воскресенье был Майдан, а сейчас – так, молодежная дискотека.

Рассуждая подобным образом, они, правда, не хотят признавать: если бы не студенты, протестная волна уже бы схлынула. Ведь большинство украинцев может выходить только вечером, после работы. Это так называемый «болгарский формат». Массовые волнения, направленные против засилья монополий и повышения тарифов на электроэнергию (!), начались в Болгарии почти год тому. И продолжаются – с разной степенью интенсивности – до сих пор. По вечерам жители крупных городов заполняют улицы, озвучивают свои требования, митингуют, расходятся. Парадокс, но это работает – многие из этих требований болгар были выполнены, власть пошла на значительные уступки, диалог с правительством продолжается.

Готова ли к аналогичной форме сопротивления Украина? Достаточно ли у нас для этого времени? Главное: поймет ли наша власть язык такого протеста? Не говоря уже о том, сможет ли оппозиция его поддерживать? Ответ, по-моему, очевиден.

После воскресенья закулиса сцены на Европейской больше напоминала драку в партии накануне распределения квот в избирательном списке: кто, за кем, в какой очередности, кто кого на сцену за руку вывел, кто кого за уши стянул и т.д.

Хорошо, что это – закулиса, и народ ее не видит. А журналисты… Что, журналисты, мы уже привыкли.

«По соглашению сторон»

«Что дальше?» - главный вопрос, который задают друг другу в эти дни сторонники Евромайдана. Понятно: судьба протеста зависит от исхода Вильнюса.

То, что никакого подписания Ассоциации в литовской столице не состоится, ясно совершенно. Однако игра Украина-ЕС была шахматной партией, а не боем в наперстки, чтобы закончиться столь бесславно.

По сведениям источников LB.ua в Брюсселе, в Вильнюсе Виктору Януковичу предложат вариант выхода из ситуации, позволяющий всем сторонам сохранить лицо и не ставить в диалоге точку. Предварительные переговоры с его администрацией на эту тему уже были проведены в Киеве представителями дипкорпуса. Довольно активное участие в этих переговорах принимал секретарь СНБО Андрей Клюев. Результат диалога положительный.

Кодовое название сего варианта «Декларация о намерениях». Преамбула: Украина подтверждает свои европейские устремления, но просто временно откладывает их ввиду экономических проблем. В свою очередь, ЕС также подтверждает желание принять Украину в свою большую политическую семью, для чего уже к весне (пока речь идет о начале марта) приготовит для официального Киева пакет предложений, которые помогут улучшить экономическую ситуацию. Что-то вроде пресловутого «компенсационного пакета». Прежде всего - опции для получения кредитов и программы долгосрочного инвестирования в страну.

То есть, Украина продолжает выполнять требования Европы, Европа помогает ей материально (не напрямую, конечно, очень элегантно, но сути-то это не меняет). Так они и живут.

Президент Украины Виктор Янукович и Еврокомиссар по вопросам расширения и европейской политики соседства Штефан Фюле
Фото: tsn.ua
Президент Украины Виктор Янукович и Еврокомиссар по вопросам расширения и европейской политики соседства Штефан Фюле

Данный сценарий позволит ЕС формализовать формулу «оставляем двери открытыми». Более того – выгородить всех тех многочисленных еврочиновников, дипломатов, занимавшихся решением «украинского вопроса» все это время. Нельзя будет сказать, что усилия Пэта Кокса, Александра Квасьневского, Штефана Фюле, многих других пропали даром.

Но больше всего бонусов, конечно, получит Виктор Янукович. По сути, это – выполнение его пожелания, озвученного накануне господину Фюле – о «европаузе» на год. Вы же понимаете: если только в марте начать обсуждать «компенсационный пакет», то даже больше чем на год. В начале 2015-го Украину ожидают президентские выборы, и очевидно, что Виктор Янукович не преминет разыграть «европейскую карту» в выгодном для себя ключе. Как именно – он решит, пожалуй, по ходу пьесы. Очевидно и то, что накануне кампании Евросоюз и сам не станет торпедировать события. Тем более, осенью будущего года «боевой пост» еврокомиссара оставит Штефан Фюле, украинские дела перейдут в ведение другого человека.

При этом руки Януковича развязаны – он может продолжать переговоры с Москвой. При необходимости – шантажируя тем, что дверь в Европу для Украины не закрыта.

Да, кстати, и вопрос Тимошенко как бы сам собой исчез из повестки дня, вы заметили?

А как выгодно такой вильнюсский трофей можно будет распиарить в интервью центральным телеканалам.

Словом, сплошные плюсы и никаких минусов.

Фото: Макс Левин

Подхватит ли "пасс" Виктор Янукович? Ответ появится уже поздним вечером четверга. В течение дня у него запланированы: разговор с Ангелой Меркель (пока не подтвержден), встреча с Ван Ромпеем, далее – участие в ланче министров иностранных дел стран ЕС. Собственно, там все и решится.

Вместе с тем, для более точного прогноза не хватает информации по двум позициям:

А) ведутся ли – все это время – какие-либо переговоры в Москве? Если да, то кого с кем, о чем конкретно и каков их исход. Ведь вы же знаете: если нам о переговорах не сообщают, это еще не значит, что они не ведутся;

Б) соответствует ли действительности информация о наличии «двух условий Ахметова», о чем ранее уже говорили эксперты (помощь ЕС в выделении нам стабилизационного кредита МВФ в 10 млрд евро – без повышения тарифов на газ для населения и исключение из соглашения о ЗСТ пунктов, ограничивающих доступ продукции металлургических предприятий на еврорынок). Условий, добившись от ЕС выполнения которых, подписывать можно хоть договор об оптовой продаже душ всех членов фракции ПР.

К сожалению, выяснить этот вопрос у г-на Ахметова напрямую возможным не представляется – на телефонные звонки и смс он не отвечает уже несколько дней подряд. И это, в общем, объяснимо.

Так или иначе, согласно сведениям тех же брюссельских источников, по результатам Саммита готовится оглашение еще и Резолюции. В Резолюции нам с вами особо интересны два пункта.

Первый. Призыв всем странам Восточного партнерства активнее проводить всесторонние реформы, сохраняя курс на евроинтеграцию.

Второй. Тактичная просьба РФ странам Восточного партнерства в этом не мешать.

Вот и все. Обтекаемо и аморфно. Очень в духе европейской бюрократии.

Оппозиция, которой в Вильнюсе также предстоит ряд встреч, запишет и резолюцию, и «декларацию намерений» на свой счет. И, вернувшись в Киев, призовет Майдан расходиться. Минимум – до весны. А там, как Бог даст… Ну, вы понимаете. Ведь что оппозиции делать с таким Майданом? И как признаться себе в том, что Майдан оказался сильнее?

Казалось бы: все довольны. И европейцы, и Янукович, и даже оппозиция. Остается, однако, главный вопрос. Украинский народ. Не будет ли – если называть вещи своими именами – такой исход саммита форменным кидком украинцев европейской бюрократией? Не обязана ли она сейчас проявлять куда большую твердость? Примут ли украинцы это лицемерное «соглашение сторон»? Уйдут ли с Майдана? А если нет, что тогда?

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua