Все публикацииПолитика

Новый УПК и старое правосудие. Сказка и быль

Сам по себе вопрос об особенностях нынешнего применения права звучит как то двусмысленно. Мне отношения гражданина и суда напоминают брак. Брак, который не по любви и не по расчету. Скорее - женитьба по принуждению. Хочешь не хочешь, а придёшь. Этот именно брак, - что-то очень порченное. Есть те, кто получает удовольствие и те кто, угодливо улыбаясь, держит трепыхающуюся жертву. Жертва – все мы!

Игорь ФоминИгорь Фомин, Адвокат, защитник Юрия Луценко

Фомин общается с подзащитным в перерыве одного из судебных процессов
Фото: Макс Левин
Фомин общается с подзащитным в перерыве одного из судебных процессов

Новый УПК. Коктейль из переписанных за границей норм, желаний прокуратуры и фальшивых деклараций. Это не закон, это заклинание, которым пытались заворожить Запад. Ссылаются на плохой закон те, кто добровольно не соблюдал и не думает соблюдать любые законы, старые и новые.

Применением УПК в уголовных делах все мы занялись сразу после его вступления в силу. Не потому что хотели, а потому что иначе не могли. С самого начала стало ясно глубокое и всестороннее непонимание группы авторов документа самих основ уголовного судопроизводства. Что теперь делать с их детищем не понимают ни прокуроры, ни адвокаты, ни судьи. Тут имею ввиду тех, кто хочет и умеет читать закон.

Вступление в силу нового УПК повлекло настоящую катастрофу в работе правоохранительных органов. Это связано прежде всего с тем, что личный состав (следователи, прокуроры) не готовы его применять - не хватает четкого понимания норм, которые прописаны в новом УПК часто очень неудачно. Не хватает четких разъяснений и инструкций, как действовать в каждом отдельном случае.— Юрист, экс-представитель Юлии Тимошенко в ЕСПЧ Валентина Теличенко

Генеральная прокуратура в этой связи вообще не напрягается. Так, в свойственном нынешней поре стиле Генеральный прокурор утверждает положение, которым - как детской резинкой – вообще стирает часть УПК. Ему хочется вернуть простые и понятные времена - мгновенного отказа от возбуждения уголовных дел. Заявителей много, они кружатся вокруг, как назойливые мухи, все чего-то хотят. Не хватит на них ни времени, ни бумаги. И, вот, как храбрый портняжка из сказки для малышей, одним ударом прокурор отсеивает 90% потерпевших. Досудебное расследование, в большинстве случаев, аннулировано.

Как же будет работать новый УПК для тех, кто «остался» - получил право на рассмотрения своего дела в суде; как будут конкурировать стороны в процессе? Как защитить права не только обвиняемого, но и потерпевшего? Тестом и ответом на эти вопросы лично для меня стало дело Юрия Луценко. Очень неспокойная и творческая личность, Юрий Витальевич за два с половиной года из обвиняемого превратился в обвинителя. Его дело стало тем скальпелем, который вскрыл для всего народа Украины злокачественную опухоль нашей судебной системы. На это давно зревшее печальное зрелище теперь обратили внимание все демократии мира - Европа, США. После вскрытия, извините, удушливый запах и гной пересек даже океан.

Фомин вел дело Луценко в Европейском суде
Фото: www.nso.org.ua
Фомин вел дело Луценко в Европейском суде

Широко разрекламированное «лекарство» для правосудия в виде нового УПК. Профессиональные круги это понимают. Но, важно донести - на простом и ясном примере – остальным. Люди, вам замыливают глаза, на самом деле: "Король гол!".

Начали с простого. Есть факт - задержание и арест. Есть решение Европейского Суда. Если читать закон (а не смотреть на наши печальные реалии), это - бесспорное доказательство для суда и прокурора. Иерархия законов ставит международное соглашение, в данном случае - Европейскую Конвенцию о правах человека, выше Конституции Украины.

Заявление, вместе с копией решения суда отправили в Генеральную прокуратуру. Пятьсот дней Луценко держали в тюрьме просто так. Европейский Суд сказал: здесь царило не право, а произвол. Давайте господа прокуроры искать, кто же занимался этим произволом. Работа не сложная, все участники проекта оставили автографы на своих бумажках. Общайтесь с ними, работайте.

В прессе тут же пошли сигналы органа, который осуществляет контроль, уж извините - в кавычках, за соблюдением законов Украины. Читаешь и возникает чувство, что у нас мечтают возродить эпоху коммунистического промывания мозгов, затем гипноза и массового зомбирования. Правда, пока больше похоже на самовнушение.

В процессе подготовки и принятия этого УПК мы получили кодекс, который сегодня экспертами Совета Европы оценивается как один из лучших— Президент Виктор Янукович

Генеральный прокурор публично заявил, что все в арестах было законно, а решение Европейского Суда «мы изучим». Его первый заместитель тоже уверен: при аресте украинские законы прокурорами и судьями не нарушались. Уж эта Донецкая юридическая школа!

Следствие, простите опять в кавычках, было проведено мгновенно - два дня! Это вопрос, которым Европейский Суд занимался два года! Следователь твердо знал: наши прокурорские бумажки лучше любых иностранных решений. У них своя иерархия, у него - своя. У них царит закон, у него - начальство! Письмо о регистрации заявления о преступлении и постановление о закрытии дела потерпевший Луценко получил одновременно. Все было законно!

Это - ответ на вопрос о реализации права на защиту. Равное, но так и не состоявшееся участие сторон в криминальном процессе. Идите и не мешайте.

Европейский суд по правам человека признал дело Луценко - политическим
Фото: Макс Левин
Европейский суд по правам человека признал дело Луценко - политическим

Продолжаем тестирование. Заявление в суд. Новелла - следственный судья. Вооруженный новым УПК, он - "защитник и хранитель закона". Опять, простите, кавычки. Вот он, долгожданный судебный контроль на досудебном следствии. Фамилия его Кицюк. Он только переехал в Киев и стал судьей всемирно известного Печерского районного суда. Молод, силен, амбициозен. В зал не входит, влетает. Слова сыплются с умопомрачительной скорострельностью. Луценко не везут - что ему тут делать, пусть смотрит и участвует по телевизору. Отказ в жалобе светиться на уверенном лице так ярко, что хочется зажмуриться. Хватаемся за судейскую мантию и упираемся ногами в паркетный пол. Стоп! Ух ты господи, еле - еле успели затормозить. Вам извините юноша, отвод! Не верим мы, что вы, попивая чаек и глядя в карие глаза своей соседки, будете привлекать ее и других коллег к ответственности за вынесение заведомо неправосудных решений. Да и закон вроде не разрешает рассматривать дела по судьям своего суда. Хотя закон?! ... Не вопрос, в творческом запале сообщает нам «судья»,(простите опять кавычки), ждите, другой «судья» (простить кавычки) рассмотрит через 5 минут и продолжим.

Новый судья появился не в тот же день, но дело рассмотрел так эффектно, что я и глазом повести не успел. Выключила видимость Луценко, звук - Фомину и раздраженно удалилась совещаться сама с собой. Чувствуя себя пророком «решение»(опять кавычки), я ждать не стал. Думаю, надо ехать в Менскую колонию, советоваться с оппозицией.

С Луценко решили. Пробуем поменять Печерский и апелляционный суд Киева вообще.

Новелла. Пишем заявление в Высший специализированный. Уважаемая коллегия судей, нельзя слушать дело в Печерском суде против печерских же судей. Ненормально это и не по закону. И вот, заседание назначают просто мгновенно. В пятницу пожаловались, в понедельник - слушаем. От такой скорости, после восьми месяцев ожидания кассации по основному делу Луценко, перехватывает дыхание.

Надежд немного. Прокурор грозно обвиняет потерпевшего Луценко и его защитника в злоупотреблении правом, злоупотреблении служебным положением. В голове мелькает предательская мысль: "посадят". И вдруг суд соглашается с нашими доводами. Прокурор изумлен, мы - еще больше. Впервые за три года не знаю, как прокомментировать журналистам. Решение законное! Не в Европейском суде! Здесь! Будем надеяться!

Продолжение следует.

Игорь ФоминИгорь Фомин, Адвокат, защитник Юрия Луценко