Все публикацииПолитика

Бег вверх по эскалатору, движущемуся вниз

Некоторые тенденции, наблюдающиеся в среде оппозиции, заставляют сомневаться в ее победе на парламентских выборах–2012. Не только в части мажоритарных округов, но и в части списков. И что самое главное — в вопросах доверия людей и социального капитала, перспектив вообще как политических игроков.

Начнем с того, что оппозиция, вообще-то в нынешних условиях должна на два шага опережать власть, если она хочет победить на выборах. Мы не говорим о том, что она должна быть богаче провластных сил, иметь больший партийный аппарат, собирать больше «массовки» и т.д. — это тупиковый путь. Экстенсивно развиваться для оппозиции или «третьих сил» в этих условиях смерти подобно.

Экстенсивное развитие
Экстенсивное развитие

Игра оппозиции «от обороны» в данных условиях напоминает то погоню за поездом, то убегание от поезда по прямой — и то, и другое обычно не заканчивается хорошо. Заметим, что практически всегда власть опережает оппозицию на шаг вперед, даже будучи довольно нерасторопной и опрометчивой. Даже такую власть, явно не блистающую интеллектом и постоянно создающую поводы для насмешек и возмущения, оппозиция почему–то не может переиграть. Она только играет с ней в «догонялки». И почему–то удивляется, что ее «разводят, как котят».

Например, в случае с принятием «языкового» закон (который давно анонсировался «регионалами» и о котором было известно, что он принимается не с целью защиты языков национальных меньшинств и даже не ради реальной поддержки русского языка и культуры, а только с целью избавиться от необходимости владеть украинским для местных властей в определенных регионах и нагнетания истерии на языковой почве) оппозиция (в первую очередь — ОО) не смогла переломить ход событий в свою пользу, хотя возможности были.

Вместо того, чтобы предложить: а) более корректный перевод Европейской Хартии региональных языков и языков меньшинств, который бы исключал манипуляции и сказать, что Колесниченко и Кивалов вводят в заблуждение всех своим законом; б) хорошую промо– кампанию в поддержку современной украинской культуры, искусства и т.д., показав, что украинский язык — это красиво, модно и современно, оппозиция сначала подключилась к акции протеста под Украинским домом уже пост–фактум, потом точно так же в большинстве своем отмежевалась от акции, сказав, что, дескать, спикер Литвин пообещал не подписывать проголосованный законопроект и уходит в отставку, а значит, участие политиков в акции больше не потребуется. Мало того, в тот же день были проголосованы целый ряд законопроектов, признанные экспертами и прессой явно коррупционными — о новом порядке госзакупок у одного участника, позволяющем вообще засекречивать данные о закупках, о новых займах средств у Китая «под сельскохозяйственные нужды», о выделении из бюджета (при его возрастающем дефиците) дополнительных средств на содержание Генеральной прокуратуры, а также на сравнительно бесполезное оборудование вебкамерами избирательных участков, но оппозиция не сказала ни слова по поводу этих инициатив, хотя для Украины они в какой–то степени представляют даже большую опасность, чем «языковый» закон. И упорно продолжала цепляться за «языковый» митинг, сама, в основном, в нем, что характерно, уже не участвуя.

Во-первых, потому что популярность оппозиции сегодня зиждится не на авторитете и популярности Тимошенко и предложениях самих оппозиционных сил, а на отвращении, испытываемом избирателем к Партии регионов и ее сателлитам. В этом смысле избранный в качестве главного лозунга и присутствующий практически на всех билбордах «Мы их остановим!» является совершенно точной констатацией избирательских настроений. — Виталий Портников

То есть власть продолжает определять рамки дискуссии в Украине, несмотря на свою ограниченность и ретроградность. Над ней смеются, поступками ее представителей возмущаются, и все же инициатива в целом исходит именно от нее. У власти есть постоянное преимущество, хоть и кажущееся таким незаметным вначале. Кто играл в пошаговые стратегии вроде Panzer General , тот понимает, что такое «инициатива» и что такое «право первого хода». Если первый ход за противником и у него больше отрядов с высоким показателем инициативы при примерно равном соотношении сил или даже при не слишком большом перевесе в вашу пользу, то на этом ходу ваши потери могут стать критическими для успешного завершения сценария. Примерно так и происходит в украинской политике — власть медленно, неравномерно, наступая то и дело на грабли, но все же идет в атаку, ну а оппозиция даже с таким неповоротливым и недальновидным противником продолжает сидеть в обороне, отдавая ему право первого хода. Повестку дня оппозиция как бы вообще не формирует — она только отвечает на повестку дня, сформированную властью… Пребывает в одном и том же дискурсе с властью, реагируя на ее сигналы таким образом, как это выгодно Виктору Януковичу и его окружению. Тогда как нужно не просто противопоставлять себя, скажем, Партии регионов, а говорить о тех проблемах, о которых ее спикеры молчат. Выходить постепенно из дискурса, формируемого властью, пользуясь отсутствием у нее стратегического мышления в целом..

Вспоминается фраза украинского художника Сергея Пояркова, сказанная им в эфире «Большой политики» — комментируя рейтинги политических сил, он обратился к оппозиционерам: «Ребята, как это? Как вы можете быть хуже этой власти?»

Даже если смотреть на то, как пытается действовать оппозиция в русле этой же повестки дня, то всплывает непродуманность некоторых действий, склонность «рубить с плеча» (Арсений Яценюк пообещал ликвидировать Конституционный суд вместо полной ротации всех судей КСУ и полноценной судебной реформы — вспоминаем, к чему привела ликвидация ГАИ как управления в МВД. И кто будет тогда проверять украинское законодательство на совместимость с конституцией и «духом закона»? Сами законодатели? Или специальная палата Верховного суда, которая неизвестно как будет формироваться?).

Если говорить о другом обещании со стороны оппозиции — импичменте, то возникает целый ряд проблем:

А) где взять 300 голосов?

Если б представители оппозиции хоть правильно дали месседж избирателям — «мы должны быть, как «300 спартанцев», чтоб остановить Януковича — проголосуйте так, чтоб нас было 300»? Мало того, для получения 300 голосов оппозиции нужно было бы заранее поделить электоральные поля и округа так, чтобы «Удар» как можно меньше конкурировал с ОО «Батькивщина» в ее традиционных регионах и шел дальше на Восток и Юг, отвоевав совместными усилиями хотя бы Харьков, Днепропетровск и Одессу. .

Б) процедуры как таковой нет и власть может заблокировать подготовку на любом этапе. Нет закона о специальных следственных комиссиях (а если и примут , хотя б ы в качестве части закона об импичменте, то необходимо сохранить 300 голосов любой ценой), нужно будет уволить действующего генерального прокурора , провести ротацию членов конституционного суда — хотя б ы со стороны ВР и Съезда судей (и то с последним могут быть проблемы из–за того, что Высший совет юстиции, который имеет очень большое влияние на судей, сейчас полностью подконтролен президенту) ;

В) есть предположение, что нестойких будет много — показательным моментом будет голосование за кандидатуру нового спикера. Если выиграет ставленник сегодняшней власти, выводы можно сделать заранее.

Так что для реализации лозунга об импичменте оппозиционным силам нужно будет не только взять планку в 300 голосов (и удержать ее), но и заранее подготовить целый ряд законопроектов, притом нужно быть готовыми к тому, чтоб постоянно преодолевать вето и т.д., быть под постоянным прессингом власти и т.д. А готовы ли ОО и УДАР к этому?

Блок щитом
Блок щитом

Или обещание «Свободы» провести люстрацию. Почему–то никто не объяснил им, что люстрация по критериям «бывших коммунистов» или «агентуры КГБ» не поможет. Просто потому, что уже выросло новое поколение коррупционеров, которые не были ни в КПСС, ни в комсомоле и не служили в КГБ ни штатно, ни внештатно. И это молодое поколение — гораздо изобретательнее и циничнее «комсомольцев» и, к тому же, способно мимикрировать под любую власть (ярчайший пример — бывший БЮТовец Антон Яценко). Так что люстрация по методике «Свободы» уже окажется неэффективной.

Закономерный вопрос — а хотят ли они вообще победить на этих выборах (в понимании автора этих строк победа — это не просто прохождение в парламент, а формирование парламентского большинства)? «Дзенский» девиз известной группы российских художников «Митьки никого не хотят победить и поэтому они всесильны» здесь не сработает, бездействие наказуемо — «не забиваешь ты, забивают тебе». Простое противопоставление себя власти «Голосуйте за нас, потому что мы — не они» уже не пройдет.

Поневоле начинаешь задумываться о том, что между властью и официальной оппозицией существуют договоренности о том, что в обмен на беспрепятственное прохождение первых лиц в списке в парламент власть так же беспрепятственнно получает не только простое,но и конституционное большинство. То есть 150 или в лучшем случае 180–200 мест мы вам, так и быть уже, дадим выиграть, а на остальное не претендуйте. По крайней мере, в политтехнологических кругах такой расклад довольно активно обсуждался и этому есть кое–какие подтверждения. Это:

1) вышеуказанная пассивность оппозиции в целом в начале и даже в середине кампании, отсутствие реально мощных и новых ходов и тезисов, зачастую «несерьезное» отношение к кампании, отсутствие работы против «технических» проектов власти ;

2) характеристики их списков как партий, так и кандидатов в округах , где можно обнаружить массу как потенциальных «тушек», так и и прямых ставленников провластных олигархов, тогда как многие «идеологи» не попали в проходную часть списка и не были утверждены как кандидаты от оппозиционных сил по округам; также между различными оппозиционными кандидатами до сих пор существует конкуренция, которая только на руку ПР и опекаемым ей «независимым» кандидатам.

3) снижение бюджетов кампаний и распределение заказов на их разработку и организацию между «своими» технологами, зачастую передача этих задач непосредственно партийному аппарату и «особо приближенным» агентствам, никогда ранее не занимавшимся избирательными кампаниями, в результате чего уже на стартовом этапе видна масса просчетов.

Повторюсь, что если ПР может себе позволить быть настолько безалаберной в политтехнологиях и надеяться наверстать падение рейтинга, «проколы» в политрекламе и т.д. за счет админресурса, раздач надбавок к пенсиям, лояльных «независимых» мажоритарщиков и т.п., то оппозиция — нет. Просто не имеет морального права отдавать противнику инициативу и относиться к нему несерьезно.

Если так и дальше пойдет, Партия регионов получит победу без особого напряжения, а разнообразная оппозиция, сделав несколько громких заявлений и проведя «для картинки» два три митинга, получит свою квоту в парламенте (и не факт, что сохранит ее в целости на протяжении всей каденции) . А дальше — российский путь развития, где оппозиция, даже состоящая из «бывших» и поэтому предсказуемая, вообще в парламент не попадает (кроме «декоративной» КПРФ). Так что, гарантируя себе единоразовое и беспроблемное попадание в Верховную Раду, руководство оппозиции тем самым лишает себя перспектив попасть в него следующий раз. Ставка на «куда они денутся — проголосуют за нас, потому что ПР уже «достала» всех, кого можно», на этот раз может и не сработать. Хотя это все скорее, конспирология, и нам бы очень не хотелось, чтоб именно этот вариант воплотился бы в жизнь, но… Как говорится, чем черт не шутит…

Либо наши оппозиционеры уже сейчас рассчитывают на то, что будущий парламент будет распущен и поэтому особо напрягаться смысла нет. Но, с другой стороны, зачем Виктору Федоровичу распускать парламент с уже готовым и лояльным большинством, особенно перед президентскими выборами 2015 года (если не будет никакого форс–мажора), а тем более — после них? А если оппозиция вздумает заблокировать парламент на месяц, чтоб сессионные заседания не начинались — будьте уверенны, ПР знает, как можно разблокировывать парламент, когда очень нужно... Ставка на «бунт олигархов» против Семьи и фактический распад фракции ПР Вероятность такого развития событий есть, но роспуском парламента это вряд ли кончится.

Или надеются на непризнание результатов выборов международными организациями и получение чиновниками и политиками, вплоть до первых лиц государства, статуса «невъездных» на территорию США и ЕС (и вот уже есть первая «ласточка»)? Но такой вариант скорее на руку власти — она воспримет это с облегчением, что наконец-то от нее отстали с надоевшими уже вопросами о честных выборах, демократии и правах человека. Да и вообще, «нас и здесь неплохо кормят». Другое дело, если будут финансовые санкции вроде блокирования счетов — но и на этот случай у нашей правящей элиты тоже есть варианты типа перевода средств в, скажем, китайские банки. Так что непризнание результатов выборов мало повлияет на позиции властей, особенно Семьи, чей бизнес построен на распределении средств из госбюджета, а не на экспорте металлопроката или химических удобрений. По крайней мере, в краткосрочной перспективе — год-два страна еще может их «прокормить». Но что будет дальше?

Однако вернемся к первоначальной теме нашей статьи. Спрашивается —и за этих политиков, считающих себя оппозицией, но не имеющих достаточно оппозиционных качеств и скатывающихся к коллаборационизму, мы должны голосовать? Пока что стоит, несмотря на все недостатки оппозиционных сил. Ведь, во – первых, пункт «против всех» в бюллетене отменили, тем самым лишив избирателя возможности выразить свое недовольство. Не пойти совсем на выборы — означает автоматически отдать св ой голос в распоряжение фальсификаторов . Во–вторых, в рядах оппозиции или в непровластных самовыдвиженцах идет немало людей, которые в будущем парламенте смогут принести реальную пользу Украине. В–третьих, даже есл и наши опасения по поводу договоренностей между властью и руководством оппозиции подтвердятся, «дополнительные» голоса могут стать поводом для оппозиции не соблюдать эти договоренности . Хотя пока что поведение оппозиционных сил напоминает именно тот процесс, который послужил названием для этой статьи. Бег вверх по спускающемуся эскалатору.

P. S. Было бы все иначе, если б Юлия Тимошенко и Юрий Луценко не оказались за решеткой, а окружение Виктора Януковича не начало бы по отношению к лидерам оппозиции войну на уничтожение? Скорее всего, эти процессы проходили бы медленнее, но остановить их полностью не удалось бы. Да и не факт, что та же Юлия Тимошенко не пошла бы на кулуарные договоренности с Виктором Януковичем о предоставлении ее политической силе статуса «оппозиции Его Величества». Все–таки от борьбы за власть можно устать — просто захочется комфорта и покоя. Да и окружение бы стало активно предлагать Юлии Владимировне пойти на заключение мира с Виктором Федоровичем в обмен на комфортные условия для околоБЮТовского бизнеса. По крайней мере, одну попытку создания широкой коалиции ПРиБЮТ мы уже видели. Могло ли так получиться в дальнейшем? Возможно.