Все публикацииПолитика

Украина – Иран. Дружба на грани войны

На днях Украина снова привлекла к себе внимание всего мира. На этот раз, скандал связан с отчетом МАГАТЭ. Во-первых, констатировало агентство, Иран продолжил работы по созданию ядерного оружия. И, во-вторых, в этом проекте на определенном этапе принимал участие физик-ядерщик с украинской фамилией Даниленко.

Украина – Иран. Дружба на грани войны
Фото: stuff.co.nz

Сенсационная «не новость»

В 25-ти страничном отчете, который, не сегодня-завтра, будет рассматривать совет управляющих МАГАТЭ (IAEA, International Atomic Energy Agency), по сути, нет ничего нового.

Да, Иран присоединился к Договору о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) и в 1974 г. подписал Соглашение о гарантиях ядерной безопасности. Да, в настоящее время эта страна эксплуатирует реактор ВВЭР-1000 в Бушере мощностью 1000 МВт. Да, работают исследовательский реактор на тяжелой воде мощностью 40МВт и завод по обогащению урана.

И нет никакой новости в том утверждении, что этот научно-производственный комплекс при определенных условиях может вырабатывать оружейный уран, пригодный для создания ядерной бомбы.

Известно также, что Иран неоднократно нарушал свои обязательства по ДНЯО и Дополнительному соглашению к нему.

Например, в 2002 г. космическая разведка обнаружила ядерные объекты в городах Натанэ и Арак – ранее Иран ничего не сообщил МАГАТЭ об их строительстве. А в 2003 г. международная инспекция нашла в пробах почвы и воды, взятых в районе Натанэ, уран со степенью обогащения от 38 до 70%. И т.п.

Фото: obama.net

Иранские власти большинство обвинений в свой адрес сначала не признавали, но, в конце концов, принесли в августе 2005 г. официальные извинения: мы ввели МАГАТЭ в заблуждение, «действовали тайно и не сообщали всех деталей». Но не потому, что пытались создать ядерное оружие, а только ради «стремления избежать незаконного ограничения своих прав в сфере ядерных исследований».

А еще год спустя, в 2006 г., Иран также официально объявил о «начале частичной эксплуатации инфраструктуры полного цикла создания ядерного топлива».

Так в чем сенсация?

В том, что МАГАТЭ впервые заявило о «военной составляющей» иранской ядерной программы последних лет не в сослагательном наклонении, а в утвердительной форме! Иными словами последний доклад агентства свидетельствует: «покаянное письмо», датированное 2005 г., мягко говоря, было неправдивым, а раскаяние – неискренним!

Поэтому сегодня почти весь мир, т.е. 170 стран-участников ДНЯО, стоит перед трудным выбором. Что делать, продолжать вести с Ираном переговоры или немедленно применять жесткие санкции? Считать несвоевременное предоставление информации о ядерных исследованиях и отказ в допуске экспертов на отдельные объекты мелкими инцидентами или свидетельством целенаправленной политики Исламской Республики Иран?

Забеспокоились даже в Москве. По недавнему образному выражению президента России Дмитрия Медведева, Иран пожелал «вступить в ядерный клуб с черного хода». И теперь надо решать, что делать, пускать или запереть дверь покрепче?

Почему «посторонним вход запрещен!»

Сегодня только четыре крупных государства не присоединились к ДНЯО - Израиль, Индия, Пакистан и КНДР. И всем известно, что все они обладают тем или иным количеством боеголовок и средств их доставки.

Фото: tsn.ua

Это, конечно, скорее плохо, чем хорошо. Но появление этих «неформальных членов» ядерного клуба имеет в каждом случае свое, логически понятное объяснение. Израиль создавал бомбу в надежде выжить в перманентном противостоянии с арабскими государствами Ближнего Востока. КНДР также имела опыт не менее кровопролитной региональной войны с участием СССР и США. Об Индии и Пакистане и говорить нечего! История военных конфликтов этих стран вполне способна послужить основой для нового эпоса по примеру «Махабхараты»…

Иран – другое дело. За исключением восьмилетней войны с Ираком в 80-х годах прошлого века, других битв страна в своей новейшей истории не числит. И врагов у государства, обладающего второй по величине (после Турции – авт.) экономикой исламского мира, просто нет.

Тогда зачем Тегерану ядерная бомба?

Логически непротиворечивого ответа вы не найдете. Да и сам вопрос поставлен неверно. Надо спрашивать не «зачем» нужна бомба, а «почему» она нужна!

Вот ответ Президента Исламской Республики Иран, Махмуда Ахмадинежада: «По прошествии почти ста лет доминирования капиталистическая система и существующий мировой порядок доказали свою неспособность должным образом разрешить проблемы общества и, тем самым, подошли к своему концу. Организация Объединенных наций недееспособна потому, что несправедливо устроена. Мир нуждается в управлении такими добродетельными людьми, как божественные Пророки…». Это цитата из выступления г-на Ахмадинежада на 65-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН 23 сентября 2010 года. «Божественным Пророком» здесь именуется 12-й по счету и последний Имам – Махди. Который однажды в пятницу принесет исламскому миру «благодать и изобилие, которых не было никогда»; «возьмет с тиранов справедливую расплату» и т.п. А завершится пришествие исламского Мессии, по словам Имама Бакира (мир ему!), следующим образом: «Я предвижу, что люди с Востока поднимутся, чтобы потребовать истину. Но их требования будут безответными… Увидев, что дело обстоит так, они восстанут с оружием в руках, и только тогда их голос будет услышан, но этого будет недостаточно, и такой исход не удовлетворит их. Они продолжат противостояние, в результате которого власть перейдет в их руки, и бразды правления будут переданы Махди. Погибшие в этом противостоянии будут считаться мучениками».

Фото: focus.ua

Таким образом, Имам Махди, согласно вероучению мусульман-шиитов, составляющих около 90% населения Ирана, подготовит мир к Последнему Суду и к последующему Воскрешению.

Это и есть ответ на вопрос «почему». Ядерная бомба для Ирана есть оружие против «тиранов» Запада и средство для перераспределения «изобилия и благодати» в пользу «угнетенных» Востока!

Будущий идеальный мир будет, видимо, устроен по образу и подобию Исламской Республики: политический строй - теократия, высший религиозный деятель одновременно является главой государства и контролирует все: законодательную, исполнительную и судебную власти; армию, полицию и военную разведку; высших госчиновников и членов «Совета стражей Конституции».

А под «благодатью», наверное, следует понимать жесткую цензуру печатных, электронных и интернет-СМИ и применение смертной казни не только за убийство или торговлю наркотиками, но также за прелюбодеяние и вероотступничество.

И, что интересно, приговор за отказ от исповедания ислама может быть вынесен любому мусульманину, где бы он не проживал, хоть в США, хоть в Украине, хоть в пресловутом Гондурасе…

И эти люди претендуют на обладание ядерным оружием?

Ядерные технологии для Последнего Суда

Естественно, что Совет Безопасности ООН в декабре 2006 г. единогласно проголосовал за введение против Тегерана санкций, предусматривающих замораживание счетов фирм, организаций и лиц, участвовавших в иранской ядерной программе и в разработке баллистических ракет. В марте 2007 г. ООН ввело эмбарго на поставки в Иран оружия и технологий…

Но эти меры почти никак не отразились на продолжении работ. К августу 2008г. на иранских заводах по обогащению урана действовали уже более 6 000 центрифуг, а в 2009 г. Президент Ахмадинежад вновь заявил о планах продолжать ядерную программу.

В августе 2010 г. был произведен физический пуск реактора ВВЭР-1000 в Бушере, а 12 сентября 2011 г. случилось событие, обусловившее появление последнего доклада МАГАТЭ – АЭС в Бушере была официально введена в эксплуатацию.

Таким образом, на пути Ирана к достижению заветной цели - к торжеству Имама Махди и господству ислама во всем мире - осталось только одно, впрочем, как показал опыт Израиля, Пакистана, Индии и КНДР, вполне преодолимое препятствие. Это технологии создания собственно атомного боеприпаса.

Отсюда и повышенное внимание государств-участников ДНЯО, ООН и всего мирового сообщества к упомянутому МАГАТЭ некоему «физику, сыгравшему ключевую роль в прорыве на пути к созданию бомбы». По данным агентства, он работал в иранском Центре ядерной физики и там читал лекции по компьютерному моделированию ядерных боеголовок. Имя и конкретная фамилия в докладе не называются, но газета The Washington Post «раскрыла» секретного специалиста – это Вячеслав Даниленко, «доктор технических наук с украинской фамилией».

Фото: aljazeera.net

Действительно, Вячеслав Васильевич Даниленко когда-то работал в Снежинске Челябинской области, который по соображениям секретности ранее назывался «Касли-2», потом - «Челябинск-50» или «Челябинск-70». Здесь расположен «Российский федеральный ядерный центр – ВНИИ технической физики им. академика Забабахина», именовавшийся ранее то «КБ-11», то «НИИ-1011».

Занималось это учреждение «разработкой авиационных атомных и водородных бомб различных конструкций». Здесь был, в частности, создан самый маленький ядерный заряд для артиллерийского орудия калибра 152 мм и пр. самые-самые боеприпасы для крылатых ракет военно-морского, сухопутного и авиационного базирования.

Там же, в Снежинске трудился Константин Крупников. Он знаменит тем, что принимал непосредственное участие в разработке первой советской атомной бомбы и, в частности, исследовал динамическую сжимаемость, состояние конструкционных материалов и веществ, а также параметры сходящейся сферической детонационной ударной волны.

В переводе на нормальный язык это значит, примерно, следующее. Взрывчатка обычного типа размещается вокруг делящегося материала, а взрывная волна при подрыве направляется исключительно внутрь бомбы. Выделяющаяся энергия используется для сжатия атомного заряда и мгновенного многократного увеличения его плотности. А степень и скорость сжатия определяют конечную мощность атомного взрыва.

Вот над этими проблемами вместе с Крупниковым работал и Вячеслав Даниленко, начиная с 50-х годов прошлого века и вплоть до пенсии! А к Украине г-н Даниленко имеет отношение лишь постольку, поскольку с 1992 г. по 1996 г. работал в Житомире, где и нашли его «вербовщики» из Ирана.

Собственно, сам ученый и не отрицает, что с 1996 г. по 2002 г. читал лекции иранским специалистам, но вот его заявления о полной непричастности к ядерной тематике выглядят, как минимум, неискренними.

Впрочем, и вся история украинско-иранских двусторонних отношений похожа более на авантюрный роман.

Окончание следует