Все публикацииПолитика

ТВ: Все за Европу

В канун визита президента Украины в Польшу, где Виктор Янукович, как ожидается, будет говорить о европейской перспективе страны, темой "Свободы слова" стали внешнеполитические перспективы Украины.

ТВ: Все за Европу

И хотя в программе обсуждали, что лучше - Европейский Союз или Евразийский, первый вопрос экспертам в студии звучал как - "есть ли в условиях кризиса угроза территориальной целостности Украины?"

Первым к микрофону вышел министр иностранных дел Константин Грищенко. Он озвучил основной тезис власти: страна движется в направлении Европы, соглашение об ассоциации будет подписано, а интеграция с Россией не противоречит всему сказанному ранее.

"Курс на евроинтеграцию - четко определен и зафиксирован в законе. Также четко определена конечная цель", - начал министр.

Грищенко также вспомнил об оппозиции, которую власти не раз подозревали в попытках сорвать подписание соглашения

"Любой, кто выступает против этого публично, либо посылая своих эмиссаров, чтобы подорвать позиции, работает против интересов украинского государства", - сказал он. 

Тем более, что интеграция Украины во все зоны позволит смягчить последствия финансового кризиса.

"Зоны свободной торговли, основанные на принципах Всемирной торговой организации, они отнюдь не являются противоречащими друг другу. Это то, что дополняет и расширяет пространство устойчивого развития, и то, что создает предпосылки для преодоления финансового кризиса, который сегодня пытаются преодолеть, как европейские государства, так и все те, кто, как и Украина, зависит от экспорта, в значительной мере, своей экономики", - сказал министр. Выступление Грищенко завершилось обменом колкостями с экс-министром обороны Анатолием Гриценко. 

Последний рассказал, с каким трудом он пробирался на эфир - пришлось пройти несколько кордонов охраны. 

"Я спрашиваю - в чем дело? Отвечают - охраняемая особа приедет. Я говорю, какая? Министр!" - Гриценко сообщил, что всего насчитал 10 человек и спросил, что за паранойя.

Грищенко сделал небольшую паузу.

"Министр иностранных дел не определяет того, кто его охраняет. Это определяет закон. Законы принимали депутаты. Были ли вы тогда депутатом, когда это принимали – не помню. Охранников не может быть десять, потому что их на порядок меньше. И третье – вы знаете, мне охрана не нужна. Мне нечего здесь, внутри страны, бояться", - сказал он. 

Правда, тут же вспомнил о трагической судьбе своей шведской коллеги Анны Линд, которую в 2003 году смертельно ранил в супермаркете противник вхождения Швеции в еврозону. 

"И в самой демократичной стране Европы министрам определили охрану. Это вопрос, который не является предметом популизма", - резюмировал он.

Сменивший его Гриценко стал популярно объяснять, чем Европейский Союз отличается от Евразийского и почему мы к первому на подсознательном уровне тянемся. 

"Мы знаем Печерский суд в Украине, Басманный суд в Москве. Но в ЕС мы не знаем таких судов - там просто есть суд. И наши олигархи судиться ездят в Лондон", - толковал он.

Ведущий поинтересовался, есть ли гарантия, что Украина не превратится в буферное государство между двумя ЕС. 

"Мы сами гарантия!" - ответил Гриценко.

Депутат от ПР Леонид Кожара больше оправдывал агрессивные выпады российской стороны в сторону Украины, а также защищал честь парламентского корпуса. Отвечая на вопрос эксперта Института Горшенина Владимира Заставы, Кожара подчеркнул, что парламент к переговорам не имеет отношения. Мол, это все - МИД, Минэкономики и Минюст. Хотя признал, что депутаты могут создавать необходимый "фон" в результате общения со своими иностранными коллегами.

Соболев первым делом раскритиковал всех: досталось и Ющенко, и Януковичу. А в итоге почти подтвердил слова Грищенко. Он напомнил, как Тимошенко, не смотря на все, попросила Европарламент не блокировать подписание соглашения об ассоциации с Украиной. 

"Потому что это - шанс преодолеть этот кризис. Поэтому соглашение будет парафировано", - сказал он.

По ходу передачи это слово звучало часто, и ведущий попросил одного из экспертов пояснить его значение. Оказалось, что парафировать - означает всего лишь одобрить документ, что может делать далеко не самый высокопоставленный клерк ведомства.