Все публикацииПолитика

ТВ: Можно ли судить политиков?

В пятницу, 9 сентября новый сезон в эфире открыло ток-шоу на Первом национальном "Шустер Live".

ТВ: Можно ли судить политиков?

Под новый сезон в студии изменили дизайн: теперь гости сидят не напротив друг друга, а рядом, на двух диванах, почти что в круге. Ведущий пояснил концепцию - программа не стремится накалять противостояние, а стремится к диалогу.

Действительно, как оказалось в дальнейшем, спорить участникам было сложнее. Александру Турчинову, например, было не удобно спорить с Ириной Акимовой, перекрикивая через Давида Жванию, сидя на одном диване.

Эксперты, которые ранее сидели за гостями во втором ряду кресел, теперь сидели вместе со зрителями.

Еще одним нововведением было то, что состав участников не менялся на протяжении программы. Впрочем, она длилась 2,5 часа.

Гостями первого эфира обновленной программы стали первый замглавы АП Ирина Акимова, нардеп Давид Жвания ("исключенный из фракции НУ-НС", - сказал Шустер. "Еще нет", - поправил Жвания), вице-премьер Сергей Тигипко, депутат от ПР Владимир Олийнык, а также Александр Турчинов, Вячеслав Кириленко и Олег Тягнибок, которых представили как членов Комитета сопротивления диктатуры.

В самом начале ведущий напомнил ключевые события последнего времени: арест Тимошенко, напряженые отношения с Россией, обвинения в установлении диктатуры, а также то, что за пару часов до эфира президент подписал пенсионную реформу.

Первой к микрофону вышла Ирина Акимова, которой ведущий передал слова своих знакомых бизнесменов, которые хотят продать бизнес и уехать подальше от чиновничьего беспредела.

"Я тоже с предпринимателями разговариваю", - моментально нашлась Ирина Акимова. Выступать ей было не сложно, так как утром она уже общалась с журналистами на тему реформирования административных услуг государства.

В разговор вклинился Вадим Карасев, политолог и замглавы "Единого Центра", который как и "Сильная Украина", вероятно, вольется в ПР. Он употребил термин "десоветизация", за который сначала зацепился ведущий, потом подхватила Ирина Акимова и другие участники программы. Потом снова возвращались к вопросу - есть ли в Украине диктатура. В результате о проблемах предпринимателей стали говорить меньше.

"Они заговаривают проблемы", - бросил реплику Александр Турчинов, сидя с Жванией и Акимовой на одном диване.

Периодически включался в разговор Тигипко, но о подписанной реформе он не вспоминал. Больше говорил о реформах вообще.

"Я не согласен с тем, чтобы ничего не делать", - сказал он, бросив оппонентам обвинение в том, что "оранжевая" власть брала 35-40% откатов за возвращение НДС.

Вице-премьер также рассказал, что вместе с участниками "реформаторского клуба" они предложили "гуманизировать" наказание за экономические преступления, заменив уголовное преследование штрафами, и президент поддержал эту инициативу.

Александр Ефремов, глава фракции ПР в парламенте, у микрофона вспомнил о процессе над экс-президентом Франции Шираком. Мол, его судят за довольно скромные нарушения 20-летней давности. А потому непонятны претензии к властям в связи с процессом над Юлией Тимошенко.

"Сегодня поставлена задача, чтобы к декабрьскому саммиту Украина-ЕС мы должны подписать два документа. Первый документ, который ослаблял бы визовые пояса. Второй вопрос - мы должны подписать соглашение о Зоне о свободной торговле с ЕС. Сегодня только в парламенте за короткий день мы приняли два закона, способствующие продвижению в этом направлении. Если мы в ближайшее время выполним тот план, который согласован с ЕС, то значит у другой стороны не будет аргументов сказать, что Украина не готова. Кроме политического аргумента", - добавил он.

Бороться с таким аргументом в понедельник в Страсбурге будет лично Ефремов, который собирается ехать туда и выступать перед евродепутатами.

После чего Виталий Портников напомнил депутату, что белорусские парламентарии тоже много говорили и делали, но в Европе с ними никто не хотел общаться, и украинских нардепов может ждать то же самое. Журналист также напомнил, как Леонид Кравчук говорил, что хочет работать так, чтобы потом ходить по городу без охраны.

"А президент, сотрудники Администрации - готовы потом пройтись без охраны?", - спросил Портников.

"Не знаю, что вы делали летом, а я в летний период большую часть своего отпуска посвятил того, что работал в своих округах. И это подтвердят мои избиратели. Я смело хожу по своей территории, где я живу, родился и работаю. Я так же без проблем хожу и по Киеву. Когда я выхожу в Киеве на улицу, ко мне подходят люди с разными вопросами - приятными и неприятными. И прятаться от людей я не буду. Я могу вас заверить, что таких у нас в Партии регионов 95%", - ответил Ефремов.

"Я не сомневался, что вы первым пригласите выступить по делу Тимошенко - именно заказчика дела", - съязвил Турчинов, сменяя Ефремова у микрофона.

"Это закон жанра... Когда первым дают слово тому, кого обвиняют. Речь же шла об обвинениях в диктатуре", - пояснил Шустер, давая понять таким образом, что в роли обвиняемых выступают "регионалы".

"Не сомневался, что жанр", - сказал Турчинов.

Ему также пришлось отмахиваться от мухи, которая перед этим досаждала Кириленко. Тот даже посоветовал провести дезинфекцию помещения.

В половине двенадцатого у микрофона был Тигипко, который по-прежнему не спешил напоминать о подписанной в пятницу пенсионной реформе. Но ему не удалось отвертеться от вопросов по поводу объединения с ПР.

"А вы сами попробуйте объединиться!", - набросился Тигипко на Кириленко, когда оппозиция стала обвинять ПР в зачистке конкурентов и вменять Тигипко в вину предательство интересов избирателей и однопартийцев.

"А мы уже объединились в комитете, если вы не заметили", - напомнил депутат.

"Я начинаю эту дискуссию, и те люди, которые захотят проводить реформы, которые будут их придерживаться, придут в Партию регионов", - Тигипко попытался доказать, что никого он не предавал, и наборот - "сильноукраинцы" в ПР могут даже реализовать свои амбиции. - "Если я буду конкурентоспособным, я приживусь в этой партии. Возможно, буду ее лидером, в составе группы лидеров. Но это уже другой вопрос".

В самом конце программы в студии появился внук Исаака Бабеля, который в четверг гостил на телеканале ТВi, а теперь в эфире Первого национального выступил с инициативой создания Фонда Бабеля для поиска конфискованных когда-то рукописей и издания неизвестных его произведений.

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ У КИСЕЛЕВА...

"Большая политика" вышла еще позже, чем в прошлую пятницу - из-за фестиваля Crimea Music Fest, который транслировал телеканал "Интер". Вероятно, в продолжение музыкальной темы программа началась с сюжета о политике в музыке.

Потом в эфир пошли сюжеты, предваряющие первую тему обсуждения - уголовные дела против политиков. Ключевые посылы - Тимошенко посадят, Луценко могут выпустить "для баланса", а еще могут посадить спикера Владимира Литвина. На связь из Венеции вышел собкорр НТВ Вадим Глускер, с которым поговорили о все том же процессе над Шираком. Когда же дошло до гостей в студии, то к трибунам вызвали Владимира Олийныка, который только что был у Шустера, а также Николай Катеринчук, представляющий "Европейскую партию", которая решила объединятся с "Гражданской платформой" Анатолия Гриценко.

То есть, БЮТ не представлял никто, а Владимира Олийныка Катеринчук охарактеризовал как человека, не имеющего отношения к политическим преследованиям, и Олийнык не стал опровергать эти слова.

Следующей темой стала "газовая война" с Россией. Сначала Киселев с помощью инфографики объяснял зрителям, что такое кубометр газа и как выглядит 120 млн долларов.

Говорить о газе за трибуны пригласили политологов Владимира Корнилова и Костя Бондаренко.

На них и закончили. Анонсированного эксклюзивного интервью с Аллой Пугачевой не показали.